- Разное

Арктические страны: Арктические государства | Арктический совет

Содержание

Арктическому совету исполнилось 25 лет — Российская газета

Двадцать пять лет назад восемь государств, часть территории которых находится за Полярным кругом, создали новую международную организацию. Она получила название Арктический совет (АС). Тогда абсолютное большинство экспертов-международников не смогли оценить исторического значения произошедшего: высокие широты не воспринимались как важнейший геостратегический регион, скорее как окраина. Четверть века спустя глобальный и региональный контексты резко изменились, и эксперты заговорили об Арктике чуть ли не как о главной арене будущего международного взаимодействия. Но и противостояния тоже, включая военное.

В мае этого года в Рейкьявике министр иностранных дел Исландии Г.Т. Тордарсон передал С.В. Лаврову церемониальный молоток, что символизировало начало двухлетнего председательства нашей страны в Арктическом совете. Россия оказалась у руля этой организации как нельзя кстати.

Арктический совет — закрытый клуб, так как появление новых арктических государств не предвидится. Из этой «восьмерки» лишь пять государств — Россия, США, Канада, Дания и Норвегия — имеют выход к побережью Северного ледовитого океана и у них сложился свой формат прибрежного диалога и сотрудничества, с чем приходится мириться Исландии, Финляндии и Швеции.

Совет создавался на основе идеи о том, что приарктические страны несут особую ответственность за эту уникальную часть Земного шара. Отсюда главное направление сотрудничества — вопросы устойчивого развития и защиты арктической окружающей среды. При этом первоочередная ответственность естественным образом соотносится с набором особых прав арктической «восьмерки». Не в силу какой-то избранности, либо попыток возвести в Арктике искусственную стену против «гостей». Но в силу фактов, обусловленных географией. Когда какие-то внерегиональные державы пытаются доказать, что их интересы в Арктике столь же естественны, как, допустим, у России или Норвегии, это выглядит по меньшей мере странно. Арктика — это не свободная территория для колонизации.

Не проходит и тезис, как-то озвученный бывшим госсекретарем США М. Олбрайт, об Арктике как «общем достоянии человечества». Таковым является Антарктика в соответствии с действующим международным договором. Здесь же люди жили веками и тысячелетиями. Арктические территории активно развивались, особенно в Советском Союзе и затем в России. Для нас Арктика была и остается важнейшим ресурсом национального развития.

Только приарктические государства имеют многовековой опыт освоения северных земель и хозяйствования в этих суровейших условиях. Они в первую очередь заинтересованы в том, чтобы Арктика не стала «дойной коровой» в плане освоения ее природных ресурсов всеми желающими. Логика европейского колониализма «забирай и увози» тут не подходит и не проходит.

Практическая работа Арктического совета строится вокруг шести основных тем

Внерегиональные игроки могли бы попользоваться и уехать. Но мы здесь останемся. Мы будем дышать этим воздухом, пить эту воду и пытаться гармонично сосуществовать с биосистемами Арктики. Население, прежде всего коренное, приарктических территорий и государства, обеспечивающие реализацию их прав, как никто заинтересованы в том, чтобы конъюнктурные политические и финансово-экономические интересы не затмевали главного — сохранения и приумножения многопланового потенциала Арктики. Именно поэтому, кстати, Арктический совет стал уникальной международной организацией. Специальным статусом его постоянных участников обладают шесть организаций коренных народов Арктики. Это дает им право участвовать в принятии решений наряду с правительствами. Механизм, не имеющий аналогов на других международных площадках. В одной из деклараций совета особо отмечено, что «уникальная роль, которую в нем играют коренные народы Арктики», придает форуму «фундаментальную силу».

Действительно, как сейчас принято говорить, такая «инклюзивность» обеспечивает принятым решениям трудно оспоримый авторитет и упреждает любые попытки критиковать их за «предвзятость» или «кулуарность».

Практическая работа Арктического совета строится вокруг шести основных тем. Это устранение загрязнения в Арктике, мониторинг состояния арктической окружающей среды, сохранение арктической флоры и фауны, предупреждение и ликвидация чрезвычайных ситуаций, защита арктической морской среды и устойчивое развитие. По каждому из этих направлений создана и успешно действует рабочая группа.

Официально заявлено, что в рамках своего председательства Россия намерена уделять главное внимание работе по повышению благосостояния, здоровья и качества жизни жителей Арктики, включая коренные народы, обеспечению поступательного социального роста, основой для которого является, прежде всего, устойчивое экономическое развитие региона. Понятно, что обозначенные приоритеты определены самой жизнью. На территорию нашей страны приходится почти треть Арктики. При этом население этих обширных пространств не превышает двух с половиной миллионов человек.

Поэтому крупные инфраструктурные проекты, включая Севморпуть, здесь не самоцель, а инструмент развития. Повышение качества человеческого капитала — вот истинный залог крепких позиций нашей страны в Арктическом регионе, наш козырь в ситуации любой потенциальной конкуренции.

А конкуренции не избежать. Сегодня сложно оценить ее контуры и характер. Но интерес к высоким широтам со стороны самых разных международных игроков невозможно не заметить. Он касается как удивительных природных богатств Приполярья, так и военно-политического контроля над различными районами Арктики.

Вот уже более десяти лет по инициативе Польши проходят так называемые «Встречи Варшавского формата». На них неарктические страны, а также Евросоюз, который никак не может «застолбить» себе постоянное место на встречах Арктического совета, обсуждают вопросы своей деятельности в высоких широтах. Традиционно на Варшавские встречи приглашают страну-председателя Арктического совета. Интересно, как это будет обставлено в период российского председательства.

Свою деятельность в Арктике пытаются координировать на высоком уровне КНР, Южная Корея и Япония. Можно сказать, что ведущие экономики мира выстроились на низком старте, ожидая начала «гонки» за влияние в Арктическом регионе.

Однако представление о таком соревновании ложно. Ни одна их неарктических держав не сможет реализовать свои амбиции в высоких широтах вне консенсуса и содействия со стороны стран региона. И в этом отношении роль Арктического совета невозможно переоценить. Он останется главной площадкой для обсуждения вопросов сотрудничества и согласования позиций полярной «восьмерки». С этим придется считаться всем.

Что до попыток его милитаризации, то укрепление и модернизация традиционного военного присутствия России на своих арктических территориях содействует поддержанию статус-кво в этом отношении, отваживая от любых искушений поставить его под вопрос. Более того, те же США, дающие свою интерпретацию статусу как Севморпути, так и Северо-Западного прохода в Канадском Арктическом архипелаге, могут, наконец, захотеть присоединиться к Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, к положениям которой они постоянно пытаются апеллировать.

Алла Манилова предложила создать Ассоциацию арктических музеев страны

 

17 мая в Российском этнографическом музее эксперты обсудили проект по изучению, сохранению и популяризации исторического и культурного наследия Арктики, который стартовал при финансовой поддержке генерального партнёра АНО «Центр «Арктические инициативы». Статс-секретарь – заместитель министра культуры Российской Федерации Алла Манилова выступила с предложением о создании Ассоциации арктических музеев страны под эгидой Союза музеев России.

Ассоциация займётся вопросами сохранения и популяризации культурного наследия арктических регионов.

По словам статс-секретаря – заместителя министра культуры Российской Федерации, организацию возглавят 2 сопредседателя. Первый из них уже известен. Им станет директор Российского этнографического музея Юлия Купина. Второго сопредседателя рассмотрит Минкультуры в ответ на предложения от региональных музеев.

Рабочее совещание по проекту «Изучение, сохранение, популяризация исторического и культурного наследия Арктики» началось с обсуждения доклада члена общественной палаты, председателя Комиссии по межнациональным и межконфессиональным отношениям, вице-губернатора Санкт-Петербурга Михаила Кучерявого «Арктика: настоящее и будущее с уважением к прошлому».

Следующим выступил директор Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого Андрей Головнёв. Он рассказал слушателям о культурном наследии Арктики.

Тему образования в регионе затронул в своей речи декан факультета географии Государственного педагогического университета имени А.И. Герцена Дмитрий Субетто.

Алла Манилова отметила междисциплинарный характер программы: «Участие в работе проекта не только музеев, но и университетов, поставленные задачи по информационному сопровождению и популяризация Арктики через культурное наследие качественно отличают проект».

Директор Российского этнографического музея Юлия Купина обратила внимание на роль музеев в гуманитарном развитии Арктики. После чего директор Филиала Музея Мирового океана в Санкт-Петербурге – «Ледокол «Красин» Ольга Подшувейт рассказала об этапах реализации и структуре проекта. Спикеры обсудили план действий по внедрению программы.

В ходе встречи экспертам показали видеопрезентацию «Арктика – территория счастья». Обсуждение завершила пресс-конференция.

Программа «Изучение, сохранение, популяризация исторического и культурного наследия Арктики» направлена на то, чтобы показать богатое наследие региона, а также предложить туристам, местным жителям и специалистам новые сценарии посещения и освоения арктических зон.

Проект создаётся при поддержке федеральных ведомств и органов исполнительной власти, в числе которых Министерства культуры Российской Федерации, Министерства науки и высшего образования, Федеральное агентство по туризму.

Партнёрами программы стали Филиал Музея Мирового океана в Санкт-Петербурге ¾ Ледокол «Красин», Российский этнографический музей, Российский государственный музей Арктики и Антарктики, Северный морской музей, Мурманский краеведческий музей, Российский государственный педагогический университет имени А.И. Герцена, Санкт-Петербургский государственный институт культуры, Московский государственный университет, Российский государственный гуманитарный университет, Ассоциация коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока.

Программой предусмотрено создание реестра инициатив музеев арктической тематики, комплекса экспозиционных и просветительских проектов с использованием музейных собраний, а также развитие межрегионального и международного сотрудничества.

Битва за Арктику еще не началась, но уже закончилась

Присутствие людей на Севере, их хозяйственная деятельность – фактор неизбежный.

В декабре 2013 года Российский совет по международным делам провел международную конференцию «Арктика: регион развития и сотрудничества». На конференции обсуждался широкий круг вопросов сотрудничества в регионе. Были подведены итоги двухлетней деятельности РСМД на арктическом направлении. Это и летняя школа в Архангельске на базе Северного (Арктического) федерального университета, и уникальная хрестоматия «Арктический регион: проблемы международного сотрудничества». И инвентаризация основных вопросов сотрудничества в Арктике, интерес к которым из года в год растет по мере нарастания темпов освоения региона.

Процесс рассмотрения

26 ноября 2013 года Дания, а 6 декабря Канада направили в Комиссию по границам континентального шельфа представления (у нас их чаще называют заявками) с обоснованием границ своего шельфа. Широкий резонанс вызвало заявление премьер-министра Канады Стивена Харпера, поручившего включить в «заявку» Северный полюс. В ноябре Пентагон обнародовал свою арктическую стратегию. На этом фоне мировые СМИ расценили декабрьское заявление Владимира Путина о необходимости завершить развертывание военной инфраструктуры в Арктике как новый виток в соперничестве в регионе.

Вопрос о том, кто утвердит свои суверенные права на Северном полюсе, порождает немало эмоций. Прежде всего в Канаде и России, где Северный полюс считают «своим». Однако желающим узнать ответ на этот вопрос придется запастись терпением.

Обращение в Комиссию по границам континентального шельфа – обычная процедура, позволяющая государствам реализовать свое право расширить границы шельфа за пределами 200-мильных исключительных экономических зон. Но пока свои претензии на морское дно в районе Северного полюса оформила только Россия.

В ноябрьской «заявке» Дании речь идет о границах шельфа Гренландии к северо-востоку от острова. Тогда же Копенгаген подтвердил намерение представить обоснование границ шельфа к северу от Гренландии – в направлении полюса. Аналогичным образом поступила Канада. В ее документе речь идет о шельфе в Атлантике. Решение вопроса о Северном Ледовитом океане отложено на более поздний срок.

И Канада, и Дания тем самым соблюли необходимые формальности, выигрывая время для обоснования будущих претензий.

Норвегия и США на Северный полюс не претендуют. Их шельф от него отделяют глубоководные районы Северного Ледовитого океана, которые при всем желании нельзя подвести под определение континентального шельфа, данное Международным судом в 1969 году и конкретизированное в Конвенции ООН по морскому праву (1982).

Так что к началу 2014 года в вопросе об арктическом шельфе ничто не изменилось. Дания и Канада продолжают изучать его. Российские ученые завершили обработку данных, собранных в последние годы. Скорее всего они будут представлены в комиссию в 2014 году. Но спешки здесь нет. В решении вопроса о границах континентального шельфа не важно, кто подал «заявку» первым, а кто – последним. Пока все представления не будут рассмотрены, окончательная ясность в решение этого вопроса внесена не будет.

Когда Дания и Канада положат свои карты на стол, их претензии, вероятнее всего, пересекутся с российскими. Но пройдет немало времени, прежде чем комиссия рассмотрит представленные данные и сформулирует рекомендации, на основе которых государства смогут установить окончательные границы своего континентального шельфа.

Ноябрьская «заявка» Дании – 68-я по счету в портфеле комиссии. Канадская – 70-я. За двенадцать лет с момента поступления первой, российской, «заявки» комиссия рассмотрела и вынесла рекомендации по семнадцати. По восьми созданы подкомиссии, изучающие представленные данные. Еще 45 «заявок» дожидаются своей очереди. Так что пройдут годы, прежде чем будут изучены еще не представленные документы Дании и Канады.

Окончательно картина прояснится только после оценки комиссией всех представленных данных. В 2003 году по итогам рассмотрения российской «заявки» она согласилась, что хребет Ломоносова, соединяющий российский, канадский и гренландский берега, имеет континентальное происхождение. Это гарантирует трем странам расширение границ континентального шельфа до 350 морских миль вместо сегодняшних двухсот. Но в этом случае их шельф будут отделять 500 с лишним морских миль.

Если же будет доказано, что хребет Ломоносова – не отдельно стоящий подводный хребет, а естественное продолжение континентальной окраины России, Канады и (или) Гренландии, то их претензии пересекутся в районе Северного полюса. Тогда возникнет необходимость договариваться о разграничении шельфа. И только после достижения договоренности государства смогут установить его окончательные границы, обязательные для всех других государств.

Кто претендует?

В 2008 году американская геологическая служба обнародовала данные, согласно которым в Арктике сосредоточено до четверти мировых неразведанных запасов нефти и газа. Считается, что более 80% этих запасов скрыто на арктическом шельфе. В общественном сознании эти цифры быстро превратились в четверть всех мировых запасов нефти и газа, все более доступных в условиях летнего сокращения площади арктического льда.

Отсюда рукой подать до расхожего представления о том, что теперь-то уж все государства – и арктические, и неарктические – ринутся делить богатства арктического шельфа. Кто-то называет 12 стран, претендующих на них, кто-то – 20, кто-то – еще больше. В этих списках неизменно фигурируют Китай, Япония, Южная Корея, страны Европейского союза и др. Вот только до сих пор непонятно, кто конкретно и на что конкретно претендует в Арктике.

Сторонников теории соперничества за обладание арктическими ресурсами ждет разочарование. Эти ресурсы намного скромнее представлений о них. Их добыча затруднительна и затратна, и в ближайшее время они вряд ли будут востребованы мировым рынком. Наконец, международное право не оставляет места для споров о правах на ресурсы арктического шельфа.

В оценках углеводородных месторождений Арктики речь идет о неразведанных, то есть предполагаемых запасах. Даже если принять эти оценки за чистую монету, то с учетом уже разведанных мировых запасов потенциал Арктики окажется намного более скромным: примерно 6,5% по нефти и около 24% – по газу (без учета сланцевых источников).

Стоимость добычи в арктических условиях, высокие риски (климатические, погодные, экологические и др.), удаленность и неразвитость береговой инфраструктуры, дефицит трудовых ресурсов – все эти обстоятельства снижают инвестиционную привлекательность шельфовых арктических месторождений. Так что интерес к ресурсам морской Арктики, мягко говоря, сильно преувеличен.

Наконец, практически все предполагаемые углеводородные месторождения в морской Арктике сосредоточены в исключительных экономических зонах. После же завершения процесса установления внешних границ континентального шельфа все месторождения в Арктике окажутся на шельфе прибрежных стран. Им и принадлежат права на их разведку и разработку.

Ни одно государство не оспаривает права арктических прибрежных стран в их исключительных экономических зонах. Никем не ставится под сомнение их право расширить границы континентального шельфа за пределы этих зон, если при этом будут соблюдены процедуры, предусмотренные Конвенцией ООН по морскому праву (обращение в комиссию).

Бурим, добываем… Лишь бы не было беды.
Фотографии предоставлены администрацией
 национального парка «Русская Арктика»

Это обстоятельство не мешает компаниям третьих стран принимать участие в различных видах экономической деятельности в Арктике, включая разведку и разработку углеводородных ресурсов – с согласия и с соблюдением законов прибрежных государств. Поэтому торг чаще всего идет о нахождении взаимоприемлемого баланса между условиями работы на шельфе, которые формулируют прибрежные страны, и условиями, приемлемыми для энергетических компаний, независимо от места их прописки.

Все сказанное в полной мере относится к Китаю, который проявляет осторожный интерес к Арктике, неизменно подчеркивая приверженность нормам международного морского права, в том числе определяющим границы суверенных прав и юрисдикции прибрежных арктических государств.

Россия по праву гордится обладанием большей частью ресурсов региона. В зоне ее юрисдикции в Арктике находится, по оценкам, более половины предполагаемых запасов нефти и почти все (95%) запасы газа. Вторым крупным обладателем арктических ресурсов являются США, на которые приходится около 40% предполагаемых запасов нефти. Так что вопрос о разработке ресурсов арктического шельфа – это почти исключительно вопрос о том, как Россия и США распорядятся здесь своими суверенными правами.

Северный морской путь: интернационализация?

Правовые режимы морских пространств в Арктике, права и обязанности прибрежных и третьих стран ясно определены нормами международного права. Здесь практически не осталось нерешенных вопросов разграничения морских пространств. Открытым остается только вопрос о морской границе Канады и США. Россия в этом смысле находится в комфортном положении: у нее нет споров с соседними государствами – Норвегией и США.

В соответствии с нормами международного морского права и арктические, и неарктические страны имеют право на свободу судоходства в открытом море и полетов в воздушном пространстве, в том числе в переделах исключительных экономических зон, на «мирный проход» через территориальное море прибрежных стран и «транзитный проход» через проливы, используемые для международного судоходства. Если бы не арктические льды, суда под любым флагом беспрепятственно плавали бы на большей части акватории российского Северного морского пути и канадского Северо-Западного прохода.

Спорным в отношениях Канады и России с другими морскими державами является лишь вопрос о правомерности отнесения ими тех или иных акваторий, включая ряд проливов, к внутренним водам. Этот вопрос мог бы стать камнем преткновения, если бы не арктические льды.

В силу климатических особенностей в Арктике есть специфика применения общих норм международного морского права. Согласно ст. 234 Конвенции 1982 года, в акваториях, большую часть года покрытых льдом, прибрежные государства в интересах предотвращения загрязнения морской среды могут вводить в пределах своих исключительных экономических зон недискриминационные меры регулирования судоходства. То есть конвенция ставит природоохранную юрисдикцию прибрежных государств в покрытых льдами районах Северного Ледовитого океана выше принципа свободы судоходства.

Канада установила особые правила судоходства в своих арктических водах в пределах 100-мильной зоны в 1970 году. Сейчас эти правила действуют в пределах всей 200-мильной зоны страны. Примеру Канады последовал Советский Союз. Правом устанавливать особые правила судоходства в арктических водах пользуется и Россия. Именно на ст. 234 Конвенции по морскому праву опираются соответствующее российское законодательство, обновленное в 2012 году, и принятые в 2013 году Правила плавания в акватории Северного морского пути.

Хотя ряд государств (США, Норвегия, Европейский союз, страны, проявляющие интерес к арктическому морскому транзиту) последовательно отстаивают принцип свободы судоходства, они не оспаривают право России и Канады применять положения ст. 234 в арктических водах. Ситуация может измениться, если когда-нибудь Северный морской путь и Северо-Западный проход будут свободны ото льда на протяжении если не всего года, то по крайней мере его большей части.

Милитаризация Арктики

Ожидание предстоящей «битвы» за ресурсы Арктики породило ажиотаж вокруг опасности милитаризации региона. В последнее время он несколько спал, но сама тема не ушла в прошлое, несмотря на отсутствие причин для драматизации обстановки в регионе.

Здесь нет поводов для межгосударственных конфликтов –  неразрешимых споров о разграничении морских пространств или о правах на месторождения. Если не считать российского Северного флота, у арктических стран здесь нет ни развернутых военно-морских соединений, ни планов по их развертыванию. В то же время возрастает актуальность новых проблем в области безопасности.

По мере расширения экономической деятельности возрастает вероятность техногенных катастроф, разливов нефти, возникновения чрезвычайных ситуаций, загрязнения морской среды. Поэтому все большее внимание в Арктике уделяется вопросам безопасности судоходства, поиска и спасания, предупреждения и ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций. Прогнозируется нарастание рисков, связанных с незаконной миграцией, организованной преступной деятельностью, террористическими актами.

Неудивительно, что программы военного строительства и развития гражданских служб арктических стран нацелены на формирование потенциала для решения новых для региона проблем, в том числе на основе сотрудничества. Речь идет о наращивании сил и средств для отслеживания оперативной обстановки в арктических акваториях, патрулирования сухопутной территории и прилегающих акваторий в Арктике, оперативного реагирования на чрезвычайные ситуации.

Страны Арктического совета делают первые шаги по налаживанию сотрудничества на этих направлениях. В 2011 году подписано соглашение о сотрудничестве в области поиска и спасания с воздуха и на море, проводятся совместные учения. В 2013 году подписано соглашение о сотрудничестве в сфере готовности и реагирования на загрязнение моря нефтью в Арктике. Обсуждаются вопросы сотрудничества в сфере предотвращения нефтеразливов. С 2012 года проводятся ежегодные встречи начальников генеральных штабов стран Арктического совета. Россия, Норвегия и США проводят в Арктике совместные учения по реагированию на чрезвычайные ситуации.

Примером политики, нацеленной на сотрудничество, а не на конфронтацию в Арктике, стала обнародованная в 2013 году арктическая стратегия Пентагона. Она опирается на вывод о том, что военные угрозы в Арктике находятся на «относительно низком уровне». Основные проблемы здесь связаны с необходимостью обеспечения безопасности человека и окружающей среды, реагирования на чрезвычайные ситуации.

Пентагон исходит из отсутствия необходимости в развертывании дополнительных сил в Арктике. В последние два года США перестали проводить военные учения на Аляске. Пентагон исходит из того, что оптимальный способ решения проблем безопасности в Арктике – укрепление сотрудничества с партнерами, включая Россию.

Россия и США: конкуренты или партнеры?

Если отложить в сторону вопросы военно-стратегической деятельности в Арктике – они регулируются договоренностями России и США о поддержании стратегической стабильности, – у двух стран много поводов для сотрудничества в регионе и практически нет серьезных противоречий.

Между Россией и США исключены споры о разграничении морских пространств, включая шельф. Линия разграничения в Северном Ледовитом океане проведена ими в соглашении 1990 года. Правда, 24 года оно применяется на временной основе. В интересах юридического закрепления согласованной линии России давно пора поставить точку в этой истории и ратифицировать соглашение 1990 года. Тем более что это является одним из условий продолжения рассмотрения российской «заявки» на арктический шельф.

Россия и США заинтересованы в регулировании судоходства в Беринговом проливе, который постепенно превращается в узкое «бутылочное горлышко» трансарктических морских коммуникаций. Наши страны объединяет заинтересованность в сохранении и рациональном использовании рыбных запасов Берингова, а в перспективе и Чукотского морей. В интересах России и США исключить появление в центральной части Северного Ледовитого океана района нерегулируемого рыбного промысла, непосредственно примыкающего к границам их исключительных экономических зон.

Сохранение арктических экосистем, совместные научные исследования, взаимодействие сил береговой охраны, отработка совместных действий по спасанию на море и реагированию на чрезвычайные ситуации – на этих и других направлениях потенциал для сотрудничества наших стран намного больше существующих сегодня заделов. Арктический регион преобразился за последние двадцать с лишним лет. Из арены противостояния времен холодной войны он превратился в регион растущего сотрудничества. Все арктические страны существенно сократили развернутые в регионе военные силы. Созданные в 1990-е годы региональные организации – Арктический совет, Совет Баренцева/Евроарктического региона – вносят существенный вклад в развитие двустороннего и многостороннего сотрудничества, реализацию совместных проектов устойчивого развития, в том числе в российской арктической зоне.

Тенденция к сотрудничеству арктических и неарктических государств преобладает и сегодня, когда они ищут общие ответы на новые вызовы, перед которыми их ставит теплеющая, но не менее суровая Арктика.

Комментарии для элемента не найдены.

Теория и Арктика международных отношений – Газета Коммерсантъ № 217 (6938) от 26.11.2020

Российские официальные лица в среду обрисовали, какими будут приоритеты предстоящего председательства РФ в Арктическом совете — международной организации, которую называют «правительством Арктики». Москва, настаивающая на том, что Заполярье не должно быть зоной геополитических конфликтов, сконцентрирует усилия на экологических, социальных и экономических проблемах региона. Между тем основные противоречия вокруг Арктики связаны именно с ее растущей милитаризацией.

Председательство в Арктическом совете перейдет к России в мае 2021 года. Главной в этой межправительственной организации, в которую также входят Дания, Исландия, Канада, Норвегия, США, Финляндия и Швеция, Россия станет на два года. В среду на международном форуме «Дни Арктики и Антарктики в Москве» представители ответственных министерств рассказали, какими будут приоритеты российского председательства. У Москвы весьма амбициозные планы: заняться экологическими, социальными и экономическими проблемами Заполярья.

Посол по особым поручениям МИД РФ, старшее должностное лицо Арктического совета от России Николай Корчунов уточнил, что программа председательства еще не готова, но о некоторых планах сообщил подробнее.

В рамках природоохранной повестки Россия предложит проекты по ликвидации последствий экологических происшествий, сокращению вредных для атмосферы выбросов, облегчению адаптации и повышению осведомленности об изменении климата.

Ранее Николай Корчунов говорил, что Россия обеспокоена повышением температур в Арктике, вызванным глобальным потеплением. Он напомнил, что летом температура в Якутии доходила до 37–38 градусов, что ненормально для этого региона. В Гренландии же таяние ледника за последние десять лет ускорилось, по его словам, более чем в четыре раза. «Это беспокоящие тенденции»,— признал дипломат. Изучением изменения климата займется первая Международная научная станция в Арктике, которую Россия планирует совместно с другими приарктическими странами построить в ближайшие два-три года.

В рамках социальной повестки Россия планирует уделять внимание качеству жизни малых народов Севера. Речь идет об обмене опытом в сфере увеличения доступности здравоохранения (в том числе посредством телемедицины), совместных проектах в области образования, усилиях по сохранению культурного наследия. Об этом на форуме рассказал первый заместитель главы Минвостокразвития РФ Александр Крутиков.

Что касается экономики, то, по словам Николая Корчунова, Россия хочет, чтобы Арктика превратилась в «действительно привлекательный для инвесторов регион». Способствовать этому должен и Международный фонд развития Арктики, о планах создания которого рассказал Александр Крутиков. Новая структура могла бы поддерживать совместные проекты стран региона, например в области инфраструктуры. О том, кем и в каком объеме должен финансироваться этот фонд, российские чиновники пока не рассказали.

В ходе своего председательства в Арктическом совете Россия намерена уделять внимание развитию межрегионального приграничного сотрудничества.

По словам Александра Крутикова, оно призвано стимулировать взаимную торговлю как товарами, так и услугами. «Мы над соответствующей программой уже работаем, к маю, к моменту перехода к нам председательства, она будет готова»,— пообещал он. Еще один приоритет России в сфере экономики — развитие Северного морского пути, у которого, по словам Александра Крутикова, «большие перспективы стать экологически безопасным коридором».

Между тем эффективность Арктического совета во всех этих сферах оставляет желать лучшего. Приарктические страны, как правило, сами пытаются решить возникающие на их территориях проблемы, редко вовлекая партнеров по совету. При этом за 25 лет существования организации удалось принять три юридически обязывающих панарктических документа — о сотрудничестве в авиационном и морском поиске и спасании, о сотрудничестве в сфере готовности и реагирования на загрязнение нефтью моря и об укреплении международного научного сотрудничества в Арктике. Таких документов могло быть больше, однако страны региона далеко не во всем мыслят одинаково. Так, в прошлом году на встрече в Финляндии министры иностранных дел стран—членов Арктического совета впервые не смогли согласовать общую декларацию, поскольку США были не готовы брать на себя какие-либо обязательства в сфере борьбы с изменением климата.

Кроме того, на работе совета сказываются разногласия в других сферах, прежде всего геополитике. Так, из-за конфликта вокруг Украины Канада в ходе своего председательства в организации в 2015 году отказалась подписывать с Россией какие- либо юридически обязывающие соглашения. В итоге обсуждавшийся тогда «Рамочный план сотрудничества в сфере предупреждения загрязнения морских районов Арктики нефтью в результате нефтегазовой деятельности судоходства» получил лишь статус политического документа.

Но, пожалуй, наиболее негативное влияние на международное сотрудничество в Арктике оказывает активизация приполярными странами военного строительства в регионе. Как Россия, так и западные страны—члены Арктического совета, прежде всего США, Канада и Норвегия, укрепляют военную инфраструктуру в Заполярье, перебрасывают туда дополнительные контингенты, проводят крупные учения. При этом каждая из сторон заверяет, что ее действия носят сугубо оборонительный и вынужденный характер. Россия обвиняет в «милитаризации Арктики» западные страны, а те оправдывают свои шаги «растущей российской угрозой».

До сих пор члены Арктического совета не решались привносить в его повестку проблемы военной безопасности. Публично они настаивали на том, что Арктика должна оставаться регионом сотрудничества, а не силового противостояния, хотя на самом деле во многом просто опасались, что расширение тематики совета парализует его работу. В итоге складывается странная картина: приарктические страны продолжают говорить, что «Арктика — это территория мирного сотрудничества», и в то же время готовятся сделать ее театром военных действий. Поднимет ли Россия эту проблему в ходе своего председательства в Арктическом совете, пока неясно.

Елена Черненко

«МЯГКИЕ МЕХАНИЗМЫ» РЕАЛИЗАЦИИ АРКТИЧЕСКОЙ СТРАТЕГИИ КИТАЯ | Гутенев

1. Арктический регион: Проблемы международного сотрудничества: Хрестоматия в 3 томах / Рос. совет по межд. делам (под общ. ред. И. С. Иванова). – М.: Аспект Пресс, 2013. – Т.1. – 360 с.

2. Ван Цзюньтао. Формы участия Китая в международной деятельности в Арктике: дис. … кандидата политических наук: 23.00.04 / Ван Цзюньтао; Санкт-Петербургский государственный университет, 2016. – 153 с.

3. Николаев Н.Н. Сотрудничество Китая и Исландии в Арктике // Арктика XXI век. Гуманитарные науки. – 2016. – № 2(8). – С. 57-66.

4. Норвегия и Китай восстановили дипломатические отношения // Лента.ру. Режим доступа: https://lenta.ru/news/2016/12/19/reveal_ties/

5. Поставки газа по «Силе Сибири» начнут в 2020 -2021 г. / Вести.Экономика. Режим доступа: http://www.vestifi nance.ru/articles/70092

6. Премьеры Китая и Канады обсудили экономическое сотрудничество двух стран / REGNUM. Режим до- ступа: https://regnum.ru/news/economy/2264959.html

7. Barannikova, A.O. Dou Bo. The Development of Chinese-Russian Relations and Strengthening China’s Position in the Arctic // Asia-Pacific Journal of Marine Science & Education // 2015, Vol. 5 Issue 2, pp. 10-20.

8. Bennet, Mia. How China Sees the Arctic: Reading Between Extraregional and Intraregional Narratives // Geopolitics. Jul-Sep. 2015, Vol. 20, Iss. 3, pp. 645-668.

9. China-Nordic Arctic Research Center. Mode of access: http://www.cnarc.info/organization

10. Leah Beveridge, Melanie Fournier, Frederic Lasserre, Linyan Huang, Pierre Louis Tetu. Interest of Asian Shipping Companies in Navigating the Arctic // Polar Science, 2016, No. 10, pp. 404-414.

11. Rasmus Gjeddso Bertelsen, Vincent Galucci. The Return of China, Post-Cold War Russia, and the Arctic: Changes on land and at sea // Marine Policy, 2016, No. 72, pp. 240-245.

Брифинг по арктическому региону – Окружающая среда Европы – состояние и перспективы 2015 г. – Европейское агентство по окружающей среде

Ссылки и сноски

[1] Европейская Арктика определяется от Гренландии на западе до Уральских гор в России на востоке. В этой части Арктики саамы живут в Северной Норвегии, Швеции, Финляндии и России; инуиты живут в Гренландии, Канаде и США/Аляске; а ненецкие народы живут в Ненецком автономном округе и Ямало-Ненецком автономном округе на северо-западе России.Небольшой процент народов коми также можно найти в этом регионе.

[2] 7-я Программа действий ЕС по охране окружающей среды до 2020 г., Жить хорошо в пределах нашей планеты, Параграф 98.

[3] У ЕЭЗ также есть соглашения о сотрудничестве с правительством Гренландии (первое подписано 25 ноября 2010 г.).

[4] Экономика Севера (ЭКОНОР) в глобальной перспективе оценивалась дважды. Третье исследование завершается под эгидой рабочей группы Арктического совета по устойчивому развитию.

[5] Некоторые экономические события могут мешать традиционному образу жизни, ухудшать условия жизни на местах и ​​негативно влиять на местный рынок труда.

[6] Работа над пониманием устойчивости Арктики началась под эгидой Арктического совета посредством подготовки Доклада об устойчивости Арктики, который должен быть завершен в 2015 г. Программа председательства США в Арктическом совете в 2015–2017 гг. определила устойчивость Арктики. как тему для дальнейшего развития.

[7] Рованиеми, 1991 г., Стратегия охраны окружающей среды Арктики.

[8] Франция, Германия, Италия, Нидерланды, Польша, Испания и Великобритания являются наблюдателями в Арктическом совете. В 2015 году также Греция, Швейцария и Турция подали заявки на получение статуса наблюдателей в Арктическом совете.

[9] На министерской встрече Арктического совета в Кируне 15 мая 2013 г. было принято решение утвердить заявку ЕС на статус наблюдателя, но отложить принятие окончательного решения до тех пор, пока не будет достигнут консенсус.В сентябре 2014 года Канада сняла свои возражения против заявки ЕС на получение статуса аккредитованного наблюдателя в Арктическом совете. На момент подготовки настоящего доклада Совет еще не опубликовал официальное объявление о роли наблюдателя от ЕС, однако ожидается, что решение будет принято на следующей министерской встрече в апреле 2015 года. 

[10] 2014 г., Стратегическая оценка развития Арктики, оценка, проведенная для Европейского Союза (включая Сборник европейских арктических инициатив).

[11] АМАП, 2007, Нефть и газ Арктики.

[12] Статистическое управление Норвегии, 2011 г.

[13] Евростат, 2014.

[14] Информационная служба Северного морского пути, 2013 г.

[15] Цифры по Северо-восточному проходу охватывают только грузовые перевозчики. См. Таблицу 4.1. в Стратегической оценке развития Арктики.

[16] Черный углерод в основном образуется в результате сжигания ископаемого топлива и лесных пожаров за пределами Арктики, но также в меньшей степени в результате судоходства в Арктике, особенно от судов, использующих мазут (топливо, уже запрещенное в Антарктике).

[17] AMAP, 2011 г., Снег, вода, лед и вечная мерзлота в Арктике (SWIPA): изменение климата и криосфера.

[18] По оценкам, с 1980-х годов было потеряно до 75% объема льда. Рекордно низкая протяженность морского льда наблюдалась в 2012 г. с тех пор, как в 1979 г. начались спутниковые наблюдения. Все 10 самых низких показателей протяженности арктического морского льда за все спутниковые данные произошли за последние десять лет. 2014 год был 6-м самым низким в спутниковой записи. См. индикатор ЕАОС: лед в Арктике и Балтийском море.

[19] Виды, зависящие от льда, включают белых медведей, тюленей и моржей. На продукцию и видовой состав планктона и ледяных водорослей также влияет увеличение освещенности. См.: CAFF, 2013 г., Оценка биоразнообразия Арктики.

[20] Закисление океана в Арктике широко распространено и быстро меняется, что влияет на способность морских организмов создавать раковины из карбоната кальция. AMAP, 2013 г., Закисление Северного Ледовитого океана.

[21]  AMAP, 2011 г., Проблемы арктического климата, 2011 г.: Изменения арктического снега, воды, льда и вечной мерзлоты.

[22] Летом снежный покров в Арктике сокращается на 53 %, причем большая часть сокращения приходится на период с 1980 года. См. также индикатор ЕАОС по снежному покрову.

[23] Средняя потеря льда увеличилась с 34 миллиардов тонн в год (Гт/год) за период 1992–2001 гг. до 215 Гт/год за период 2002–2011 гг.; и до 375 Гт/год за период 2011–2013 гг.

[24] Ice2sea, проект, финансируемый ЕС FP7, изучает повышение уровня моря в полярных регионах и горах.

[25] Экономические активы Европы оцениваются в 500–1 000 миллиардов евро и около 47 500 км 2 участков с высокой экологической ценностью в пределах 500 метров от береговой линии.

[26] РКИК ООН, КС-16, Канкун, 2010 г.

[27] CAFF, 2013 г., Оценка биоразнообразия Арктики.

[28] Кроме того, ожидается, что арктические растения потеряют до 43 % своего нынешнего распределения в соответствии со сценариями умеренного изменения климата (IPCC, 2000, сценарии выбросов A2 и B2), что происходит в дополнение к чрезмерному вылову и разрушению мест обитания.

[29] Оценка биоразнообразия Арктики, Состояние и тенденции биоразнообразия Арктики: Синтез, 2013.

[30] AMAP, 2010, Стойкие органические загрязнители (СОЗ) в Арктике.

[31] АМАП, 2011, Меркурий в Арктике.

[32] Хотя Арктика обычно считается нетронутой окружающей средой, уровень содержания ртути в настоящее время находится на уровне, при котором кормящим матерям в общинах, питающихся преимущественно местными морскими продуктами, даются советы и предупреждения по питанию.

[33] Циркумполярная программа мониторинга биоразнообразия.

[34] Программа AMAP по мониторингу тенденций и последствий (ATEMP) представляет собой гармонизированную программу мониторинга тенденций и воздействия загрязняющих веществ и изменения климата в циркумполярном арктическом регионе.

[35] Международный полярный год длился с марта 2007 г. по март 2009 г.

[36] Арктический совет, 2011 г., Соглашение о сотрудничестве в области авиационного и морского поиска и спасания в Арктике.

[37] Арктический совет, 2013 г., Соглашение о сотрудничестве в области обеспечения готовности и реагирования на загрязнение моря нефтью в Арктике.

[38] Примеры: Стокгольмская конвенция, Конвенция о трансграничном загрязнении воздуха на большие расстояния (КТЗВБР), Минаматская конвенция по ртути, РКИК ООН и Киотский протокол об изменении климата.

[39] Например, обязательный «Полярный кодекс» для судов, плавающих в покрытых льдом водах, который, как ожидается, вступит в силу с 1 января 2017 года после принятия в ноябре 2014 года Международной морской организацией в части безопасности (предотвращение загрязнения ожидается, что часть будет принята в апреле 2015 года). Другим примером является соглашение Арктического совета по Арктике «Ликвидация разливов нефти».

[40] Арктический совет, 2014 г., Руководство по добыче нефти и газа на шельфе Арктики: управление системной безопасностью и культура безопасности.

[41] Заключения Совета по разработке политики Европейского Союза в отношении Арктического региона, 2014 г.

[42] Через такие программы, как Copernicus, Galileo, CryoSat и проект MyOcean. См.: Рабочий документ Объединенного штаба по космосу и Арктике, 2012 г.

.

[43] К Рамочной программе ЕС по исследованиям и инновациям Horizon 2020 также присоединились Норвегия и Исландия.

[44]  Инициатива SAON, официально принятая в 2011 году, возглавляется Арктическим советом и Международным арктическим научным комитетом (IASC).

[45] Политика ЕС в отношении Арктики впервые была предложена в 2008 г., а недавнее совместное сообщение Комиссии и Европейской службы внешних связей от 2012 г. было положительно встречено как Европейским парламентом, так и Советом в 2014 г. Коммюнике Комиссии по ЕС и Арктический регион, 2008 г. Совместное сообщение Комиссии и ЕСВД о разработке политики ЕС в отношении Арктического региона: прогресс с 2008 г. и следующие шаги, 2012 г. Резолюция Европейского парламента о стратегии ЕС для Арктики, 2014 г.Заключения Совета по разработке политики Европейского Союза в отношении Арктического региона, 2014 г.

[46] МГЭИК, 2014 г., 5 th Assessment Report, Обобщающий отчет.

[47] В 1997 г. ЕАОС в сотрудничестве с Норвежским полярным институтом опубликовало отчет о состоянии окружающей среды европейской Арктики. В 2004 г. ЕАОС в сотрудничестве с ЮНЕП и Арктическим советом подготовило доклад об Арктике, в котором поднимается вопрос: почему это должно волновать Европу?

[48] Оценка влияния и политики ЕС в Арктике, 2010 г.

[49] Стратегическая оценка развития Арктики, оценка, проведенная для Европейского Союза, включая Компендиум европейских арктических инициатив, сентябрь 2014 г.

[50] МГЭИК, 2014 г., 5-й оценочный отчет, глава 28 Полярные регионы.

[51] ЕАОС определило ряд арктических индикаторов для отслеживания изменений в регионе, в том числе; i) снежный покров, ii) ледяной щит Гренландии, iii) лед Арктики и Балтийского моря, iv) вечная мерзлота, v) повышение уровня моря и vi) ледяной покров озер и рек.Для получения дополнительной информации см. тематические оценки: воздействие, уязвимость и адаптация.

[52] Геологическая служба США, 2008 г. Цифры основаны на статистических вероятностях, а не на доказанных физических ресурсах, а оценки не связаны с экономической целесообразностью добычи оцениваемых ресурсов.

[53]  Международное энергетическое агентство (МЭА), World Energy Outlook 2012.

[54] Коалиция по климату и чистому воздуху за сокращение короткоживущих загрязнителей климата (CCAC).

[55] Конвенция ИМО об управлении балластными водами.

[56] Действия по адаптации к меняющейся Арктике (AACA). Ожидается, что проект будет завершен в 2017 году.

[57] Европейская комиссия приняла в 2013 году стратегию ЕС по адаптации к изменению климата. Стратегия призывает государства-члены ЕС принять национальные стратегии адаптации; он способствует дальнейшим исследованиям и лучшему обмену знаниями, а также включает в себя актуализацию и финансирование действий в ключевых уязвимых секторах.Европейская платформа по адаптации к изменению климата делится информацией об адаптации в странах-членах ЕАОС.

Кому принадлежит Северный Ледовитый океан?

Морское право: В этом видео дается хорошее базовое описание того, как Морское право будет использоваться для разделения Северного Ледовитого океана между несколькими конкурирующими странами. Видео на YouTube с канала Al Jazeera.

Сокровище энергетических и минеральных ресурсов

Кому принадлежит Северный Ледовитый океан и любые ресурсы, которые могут быть найдены под этими водами? Этот вопрос имеет огромное экономическое значение.По оценкам Геологической службы США, до 25% оставшихся мировых запасов нефти и природного газа могут находиться на морском дне Арктического региона. Также могут присутствовать значительные количества других полезных ископаемых. Контроль над арктическими ресурсами — чрезвычайно ценный приз. Эти ресурсы становятся более доступными, поскольку глобальное потепление растапливает морской лед и открывает регион для коммерческого судоходства.

Сейсмические данные морского дна в Арктике

Сбор сейсмических данных морского дна в Арктике.Правообладатель иллюстрации iStockphoto / westphalia.

Свобода морей

Начиная с семнадцатого века доктрина «свободы морей» была принята большинством народов. Эта доктрина ограничивала права и юрисдикцию нации узким участком моря вдоль береговой линии страны. Остальная часть океана считалась общей собственностью, которой мог пользоваться каждый. Это было до того, как кто-либо получил возможность разрабатывать оффшорные ресурсы.

Затем, в середине 1900-х годов, опасения по поводу того, что флотилии, занимающиеся дальним рыболовством, истощают запасы прибрежной рыбы, вызвали у некоторых стран желание иметь больший контроль над своими прибрежными водами.Затем нефтяные компании научились бурить на больших глубинах, и идеи добычи марганцевых конкреций, алмазов и оловосодержащих песков на морском дне стали казаться возможными. Любая нация, претендовавшая на большее расстояние от берега, также претендовала на ценные ресурсы морского дна.

Односторонние претензии

В 1945 году Соединенные Штаты объявили, что они взяли на себя юрисдикцию над всеми природными ресурсами за пределами своего континентального шельфа. Это была первая нация, которая отошла от доктрины свободы мореплавания, и другие нации быстро последовали за ней.Нации начали предъявлять односторонние претензии на ресурсы морского дна, рыбные угодья и исключительные судоходные зоны.

Новый «Морской закон»

Организация Объединенных Наций стремилась навести порядок и справедливость в отношении разнообразных требований, предъявляемых странами по всему миру. В 1982 году был представлен договор Организации Объединенных Наций, известный как «Морское право». В нем рассматриваются права судоходства, границы территориальных вод, исключительные экономические зоны, рыболовство, загрязнение, бурение, добыча полезных ископаемых, сохранение и многие другие аспекты морской деятельности.В нем приняли участие более 150 стран, и это была первая попытка международного сообщества заключить официальное соглашение о том, как можно использовать моря. Он также предлагает логическое распределение ресурсов океана.

Карта арктических нефтегазовых провинций

Карта арктических нефтегазовых провинций: Более 87% ресурсов нефти и природного газа Арктики (около 360 миллиардов баррелей нефтяного эквивалента) расположены в семи провинциях Арктического бассейна: Амеразийский бассейн, Арктический бассейн Аляски, Восточно-Баренцевский бассейн, Восточно-Гренландский рифтовый бассейн, Западно-Гренландско-Восточно-Канадский бассейн, Западно-Сибирский бассейн и Енисей-Хатангский бассейн.Карта сайта Geology.com и MapResources.

Исключительные экономические зоны

В соответствии с морским правом каждая страна получает исключительные экономические права на любой природный ресурс, который присутствует на морском дне или под ним на расстоянии до 200 морских миль (230 миль / 371 км) за пределами их естественной береговой линии. В Арктике это дает Канаде, США, России, Норвегии и Дании право претендовать на обширные участки морского дна, которые могут содержать ценные ресурсы.(По состоянию на апрель 2012 года Соединенные Штаты еще не ратифицировали договор по морскому праву. Те, кто выступает против ратификации, говорят, что это ограничит суверенитет Соединенных Штатов).

Группа исследования международных границ Даремского университета подготовила карту, показывающую потенциальную морскую юрисдикцию и границы арктического региона, если договор по морскому праву будет полностью введен в действие.

Снимок арктического морского льда со спутника Landsat. Большая часть Арктики покрыта льдом, но глобальное потепление уменьшает его толщину и площадь.Изображение предоставлено НАСА.

Районы континентального шельфа

В дополнение к 200-мильной экономической зоне каждая страна может расширить свои права до 350 морских миль от своей береговой линии на те районы, которые, как доказано, являются продолжением континентального шельфа этой страны. Чтобы сделать это заявление, страна должна получить геологические данные, подтверждающие географическую протяженность ее континентального шельфа, и представить их на рассмотрение в комитет Организации Объединенных Наций.Большинство стран с потенциальными претензиями на Арктику в настоящее время составляют карту морского дна, чтобы задокументировать свои претензии.

Кому принадлежит хребет Ломоносова?

Особо следует отметить особенность Северного Ледовитого океана — хребет Ломоносова, подводный хребет, пересекающий Северный Ледовитый океан между Новосибирскими островами и островом Элсмир. Россия пытается задокументировать, что хребет Ломоносова является продолжением азиатского континентального шельфа, а Канада и Дания (в отношении Гренландии) пытаются задокументировать, что он является продолжением североамериканского континентального шельфа.Любая страна, которая сможет успешно заявить о себе, получит контроль над огромным количеством ресурсов морского дна в центральной части Северного Ледовитого океана.

Ссылки на Северный Ледовитый океан
[1] Нефтяные и газовые ресурсы Арктики : Geology.com, статья на веб-сайте, 2011 г.

[2] Минимум морского льда Северного Ледовитого океана : Земная обсерватория НАСА, статья и изображения на веб-сайте, сентябрь 2012 г.

[3] Северный Ледовитый океан : The World Factbook, Центральное разведывательное управление, статья на веб-сайте и карта.Последний доступ в январе 2017 года.

[4] Международная батиметрическая карта Северного Ледовитого океана : Подготовлена ​​исследователями, представляющими Межправительственную океанографическую комиссию (МОК), Международный арктический научный комитет (МАНК), Международную гидрографическую организацию (МГО), Управление военно-морских исследований США. (ONR) и Национальный центр геофизических данных США (NGDC). Карта по состоянию на апрель 2012 г.

[5] Конвенция Организации Объединенных Наций по морскому праву : Отдел Организации Объединенных Наций по вопросам океана и морскому праву.Декабрь 1982 года.

[6] Морская юрисдикция и границы в Арктическом регионе : Группа исследования международных границ, карта и примечания, опубликованные Даремским университетом, декабрь 2011 г.


В ожидании

В будущем, по мере повышения уровня моря, нынешние береговые линии будут мигрировать вглубь суши, а вместе с ними и 200-мильная экономическая зона. В районах с пологим побережьем это продвижение моря в сторону суши может быть на значительное расстояние.Возможно, этим странам следует в первую очередь эксплуатировать свои самые морские ресурсы?

Таким образом, Договор по морскому праву предоставляет значительные подводные участки Арктики Канаде, США, России, Норвегии и Дании. Эти страны получают права на природные ресурсы на дне океана, над и под ним на расстоянии до 200 миль от их береговой линии. Они также могут расширить свои права до 350 миль от берега на любой район, который, как доказано, является частью их континентального шельфа.Все эти страны получили значительные ресурсы нефти и природного газа в результате этого договора.


Найдите другие темы на Geology.com:


Горные породы: Галереи фотографий магматических, осадочных и метаморфических пород с описаниями.
Минералы: Информация о рудных, самоцветных и породообразующих минералах.
Вулканы: Статьи о вулканах, вулканических опасностях и извержениях в прошлом и настоящем.
Драгоценные камни: Красочные изображения и статьи о бриллиантах и ​​цветных камнях.
Общая геология: Статьи о гейзерах, маарах, дельтах, разломах, соляных куполах, воде и многом другом!
Геология Магазин: Молотки, полевые сумки, ручные линзы, карты, книги, кирки, лотки для золота.
Алмазы: Узнайте о свойствах алмаза, его многочисленных применениях и открытиях алмазов.

Деятельность и амбиции Китая в Арктике

В этом отчете исследуется внутренний дискурс Китая по Арктике, а также его деятельность и амбиции в регионе. Выясняется, что Китай иногда говорит об Арктике двумя голосами: внешним, нацеленным на иностранную аудиторию, и более циничным внутренним, подчеркивающим конкуренцию и арктические амбиции Пекина.Анализируя политическую, военную, научную и экономическую деятельность Китая, а также его принуждение к арктическим государствам, отчет
также демонстрирует серьезность стремления Китая стать «полярной великой державой». 1 За последние два десятилетия Китай 33 раза отправлял высокопоставленных лиц в регион, привлекал или присоединялся к большинству крупных арктических институтов, искал полдюжины научных объектов в арктических государствах, реализовывал ряд экономических проектов двойного назначения,
расширил свой ледокольный флот и даже направил в регион свои военные корабли.Восемь арктических суверенных государств — Канада, Дания, Финляндия, Исландия, Норвегия, Россия, Швеция и США — оказывают большое влияние на Арктику и ее стратегически ценную географию. Китай стремится быть в их числе.

В отчете делается несколько основных выводов:

1

Китай стремится стать «великой полярной державой», но публично преуменьшает эту цель. Речи президента Си Цзиньпина и высокопоставленных китайских чиновников, отвечающих за арктическую политику, ясно показывают, что превращение Китая в «полярную великую державу» к 2030 году является главной полярной целью Китая.Несмотря на важность этой цели в этих текстах, в документах Китая, обращенных к внешнему миру, в том числе в его официальных документах, она редко упоминается, если вообще упоминается, что свидетельствует о желании откалибровать внешнее восприятие его арктических амбиций, особенно в связи с тем, что его деятельность в Арктике становится центром повышенного внимания международного сообщества. .

2

Китай описывает Арктику как одну из «новых стратегических границ» мира, созревшую для соперничества и добычи. 2 Китай рассматривает Арктику — наряду с Антарктикой, морским дном и космосом — как неуправляемые или недостаточно управляемые пространства.В то время как некоторые из его внешних дискурсов подчеркивают необходимость ограничения конкуренции в этих областях, некоторые другие придерживаются более циничной точки зрения, подчеркивая необходимость подготовки к конкуренции внутри них и за их ресурсы. Глава Полярного научно-исследовательского института Китая, например, назвал такие общественные места «наиболее конкурентоспособными сокровищами ресурсов», Закон о национальной безопасности Китая создает юридические возможности для защиты прав Китая в них, а высшая коммунистическая партия Китая (КПК) официальные лица предположили, что доля Китая в этих ресурсах должна быть равна его доле в мировом населении. 3

3

В китайских военных текстах Арктика рассматривается как зона будущего военного соперничества. Хотя некоторые китайские тексты, ориентированные на внешний мир, преуменьшают риск военного соперничества в Арктике, которое, вероятно, может нанести ущерб целям Китая, военные тексты придерживаются противоположной точки зрения. Они отмечают, что «игра великих держав» будет «все больше фокусироваться на борьбе и контроле над глобальными публичными пространствами», такими как Арктика и Антарктика, и утверждают, что Китай «не может исключить возможность применения силы» в этой грядущей «схватке». для новых стратегических пространств. 4 Китайские дипломаты также описывают этот регион как «новую командную высоту» для глобального военного соперничества, в то время как ученые предполагают, что контроль над ним позволяет получить «географическое преимущество трех континентов и двух океанов» над Северным полушарием. 5

4

Китайские тексты ясно дают понять, что его инвестиции в арктическую науку предназначены для укрепления его арктического влияния и стратегического положения. Хотя внешнее сообщение указывает на желание Китая проводить научные исследования для собственной выгоды и для всеобщего благосостояния, ведущие научные деятели Китая и высокопоставленные члены КПК ясно понимают, что наука также мотивирована стремлением к «праву на слово», для культивирование «идентичности» Китая как арктического государства, а также обеспечение ресурсов и стратегического доступа. 6 Китайские полярные экспедиции и различные исследовательские станции помогают Пекину в добыче ресурсов, доступе в Арктику и приобретении опыта работы в арктическом климате.

5

Китай публично поддерживает существующие механизмы управления Арктикой, но жалуется на них в частном порядке. Несколько китайских текстов указывают на недовольство арктическими механизмами и обеспокоенность тем, что страна будет исключена из ресурсов региона. Официальные тексты мягко предполагают, что значение региона теперь выходит за рамки «его первоначальных межарктических государств», в то время как ученые когда-то опасались, что арктические государства создадут заведомо маловероятный «альянс восьми полярных регионов» или институционализируют Арктический совет таким образом, чтобы «усилить свое доминирующее положение». положение» за счет Китая. 7 Эти тексты подчеркивают стремление Китая к «дипломатии идентичности», а именно к названию Китая «приарктическим государством», потому что на него влияет изменение климата. 8 Они также указывают на заинтересованность в продвижении альтернативных китайских концепций управления — в некоторых случаях дополняющих, а в других — выходящих за рамки Арктического совета, включая «Полярный шелковый путь» и китайское «сообщество с общим будущим для человечества», хотя конкретики часто не хватает. 9

6

Удовлетворение арктических амбиций Китая редко вызывает прочную добрую волю. Норвегия стала первой страной, позволившей Китаю построить арктическую научную станцию, а Швеция первой в мире разрешила Китаю построить собственную спутниковую станцию, полностью принадлежащую Китаю. Оба эти усилия, которые в то время были высоко оценены Китаем, не защитили ни одну из стран от последующего экономического принуждения и жесткого осуждения со стороны Китая. В обоих случаях Китай наказал эти страны не только за действия их правительств, но и за независимые действия их гражданского общества, которые должны были присудить китайскому диссиденту Лю Сяобо Нобелевскую премию мира и расследовать похищение Китаем гражданина Швеции Гуй Минхая.Усилия Норвегии и Швеции повернуть вспять этот спад — Швеция хранила относительное молчание о выдаче своего гражданина, а Норвегия решительно поддерживала стремление Китая получить статус наблюдателя в Арктическом совете — были встречены только ограничениями на норвежский экспорт рыбы и красочными угрозами принуждения Швеции. .

7

Зависимость Арктики от торговли с Китаем часто преувеличивают, а торговые потоки меньше, чем с другими державами. Некоторые в Арктике и во всем мире боятся китайского экономического государственного управления, но зависимость региона от Китая на удивление мала.На пять самых маленьких арктических экономик — Швецию, Норвегию, Данию, Финляндию и Исландию — на долю Китая приходится в среднем лишь 4,0% их экспорта, что на 90 393 меньше, чем на 90 394, чем на США (6,2%), и на 90 393 – намного меньше, чем на 90 394, чем на НАТО. и экономики ЕС, за исключением США (70,3%). 10

8

Китай вложил значительные средства в арктическую дипломатию, чтобы усилить свое влияние в регионе. За последние 20 лет Китай 33 раза отправлял высокопоставленных лиц — на уровне президента, премьера, вице-президента, министра иностранных дел и министра обороны — посетить арктические страны, помимо США и России.Пекин активно лоббировал возможность стать наблюдателем в Арктическом совете, стал активно присутствовать на многих других региональных форумах второго уровня и начал свои собственные дипломатические и региональные усилия, включая Китайско-российский арктический форум и Китайско-скандинавский арктический исследовательский центр, чтобы углубить отношения с правительствами и субнациональными субъектами.

9

Военный профиль Китая в Арктике усилился, и его научные усилия также обеспечивают стратегические преимущества. Китай дважды отправлял военные корабли в Арктику, в том числе на Аляску, а затем в Данию, Швецию и Финляндию с визитами доброй воли. Он построил свой первый ледокол отечественного производства, планирует построить более традиционные тяжелые ледоколы, а также рассматривает возможность инвестиций в атомные ледоколы.

10

Научная деятельность Китая в Арктике дает ему больший опыт работы и доступ. Китай направил в регион 10 научных экспедиций на своем ледоколе Xuelong , как правило, с более чем 100 членами экипажа, что, по признанию официальных лиц, дает ему полезный эксплуатационный и навигационный опыт.Китай также создал научные и спутниковые объекты в Норвегии, Исландии и Швеции, одновременно занимаясь поиском дополнительных объектов в Канаде и Гренландии, причем его объект в Норвегии может принять более двух десятков человек и обеспечить пополнение запасов. Наконец, Китай использовал Арктику в качестве испытательного полигона для новых возможностей, связанных со спутниками, самолетами с неподвижным крылом, автономными подводными планерами, буями и даже «беспилотной ледовой станцией», предназначенной для исследований.

11

Инвестиции Китая в инфраструктуру в Арктике иногда кажутся двойными. Несколько китайских инфраструктурных проектов, приносящих небольшую экономическую выгоду, вызвали обеспокоенность по поводу стратегических мотивов и возможностей двойного назначения. К ним относятся попытки бывшего сотрудника китайской пропаганды купить 250 квадратных километров Исландии для строительства поля для гольфа и аэродрома в районе, где нельзя играть в гольф, а затем купить 200 квадратных километров норвежского архипелага Шпицберген. Китайские компании также стремились приобрести старую военно-морскую базу в Гренландии; построить три аэропорта в Гренландии; построить крупнейший порт Скандинавии в Швеции; приобрести (успешно) шведскую базу подводных лодок; связать Финляндию и более широкую Арктику с Китаем через железную дорогу; и сделать то же самое с крупным портом и железной дорогой в Архангельске в России.

12

Инвестиции Китая в сырьевые товары в Арктике неоднозначны. Несмотря на некоторые важные успехи, большое количество китайских инвестиций потерпели неудачу. Например, крупная китайская фирма закрыла канадский цинковый рудник, отказалась платить кредиторам и предоставила местным органам власти платить за ликвидацию последствий экологической катастрофы. Другая фирма, разочаровавшаяся в своих инвестициях, позже подала в суд, заявив, что переплатила. В Гренландии китайский конгломерат отказался от своего железного рудника после того, как столкнулся с юридическими проблемами в Китае.В Исландии китайская компания вышла из партнерства по исследованию Арктики из-за плохой первоначальной оценки ресурсов.

De otte uafhængige arktiske stater har stor indflydelse på Arktis og områdets strategisk værdifulde beliggenhed. Kina stræber efter и være blandt dem. Denne rapport udforsker Kinas interne diskurs om Arktis samt deres aktiviteter og Ambienter i hele regionen.

Скачать отчет (pdf) »

Скачать раздаточный материал (pdf) »

Les huit États souverains de l’Arctique, оказывающие большое влияние на арктику и занимающую географическую стратегию.La Chine стремится à une place parmi eux. Чтобы изучить внутренние дискуссии китайских авторитетов в Арктике, необходимо изучить деятельность и амбиции Китая во всем этом регионе.

Télécharger le rapport complet (PDF) »

Телезарядка документа (PDF) »

Issittumi nunat namminersortut arfineq-pingasuusut Issittumut nunataanilu Pilersaarusiornermut naleqartumut annertuumik sunniuteqarluarput. Кина тааккунуннга иланнгуккусуппок. Nalunaarummi matumani Kinap Issittumi suliniutitut angorusutatullu siunniussai mississuataarneqarput.

Nalunaarusiaq tamakkerlugu qarasaasiamut toqqoruk (PDF) »

Tunniussuunneqartussaq qarasaasiamut toqqoruk (PDF) »

Этот отчет был подготовлен до поступления на государственную службу Раша Доши и Алексис Дейл-Хуанг, включает только открытые источники и не обязательно отражает официальную политику или позицию какого-либо агентства правительства США.

Азиатские страны и будущее Арктики

За последние несколько лет правительства стран Азии заняли более решительную позицию в отношении Арктики, кульминацией чего стал статус постоянных наблюдателей в Арктическом совете для Китая, Индии, Японии, Сингапура и Южной Кореи в мае 2013 г. .Эта новаторская книга объединяет последние исследования новых интересов Азии в Арктическом регионе и их последствия для будущего.

Эта книга посвящена судоходству в Арктике, рыболовству и добыче полезных ископаемых. В нем анализируются политика, позиции и деятельность ключевых азиатских стран. В книге также показано, что есть общие аспекты, которые привлекают азиатские страны в Арктику, такие как беспокойство по поводу изменения климата, но есть и важные национальные различия.От Арктического совета до ЮНКЛОС тщательно представлены и проанализированы механизмы управления Арктикой.

Эта книга, подготовленная учеными из Азии — Китая, Индии, Японии, Сингапура и Южной Кореи, а также из арктических стран — Норвегии и США, является важным справочным источником как для ученых, так и для государственных служащих, а также для читатели заинтересованы в понимании динамических изменений в арктическом регионе.

Образец главы


Глава 1: Введение (71 КБ)




Содержание:
    • Управление и сотрудничество:
        • Адаптивное управление для изменяющейся Арктики (Oran RUB)
        • Управление в Арктике и взаимодействие между арктическими и неарктическими странами (ЯН Цзянь)
        • Может ли участие Азии усилить управление в Арктике? (Олав Шрам Стокке)
        • Крайний Север: высокая политика или низкая напряженность? Сотрудничество и конфликты в Арктике (Джо Инге Беккеволд)
        • Анализ механизмов международного арктического сотрудничества между странами Северной Европы (CHENG Baozhi)
      • Экономическое развитие: международное использование Северного моря
          32 Маршрут — тенденции и перспективы (Арильд Моэ)
        • Сравнительный анализ управления Северо-Западным проходом Канады и Северным морским путем России (ЦЗОУ Лейлей и ХУАН Шуолинь)
        • Управление и владение Северным Ледовитым океаном: жизнь Ресурсы и континентальный шельф (NJORD WEGGE) (NJORD WEGGE)
        • Арктическая добыча: азиатские интересы и возможности (iselin stensdal)
    • ASIA в Арктике:
      • Развитие в Арктике Японии: от участия в Японии Strategy (Fujio Ohnishi)
      • Арктика Индии Внимание (Уттам Синха)
      • Экономические интересы Азии в Арктике — взгляд Сингапура (CHEN Gang)
      • Изменения в Арктике и участие Китая в управлении Арктикой (ZHANG Pei и YANG Jian) ​​
      • 1 90 Конкуренция между Китаем, Японией и Южной Кореей в Арктике (GONG Keyu)
      • Выводы и вызовы Северо-Тихоокеанской арктической конференции (Jong-Deog Kim)
      • Будущее Арктики и стран Азии: Заключение Примечания (Изелин Стенсдал)

    Читательская аудитория: Ученые, студенты и аспиранты, специалисты и политики, заинтересованные в интересах основных азиатских стран в Арктике, управлении Арктикой, экономическом развитии в арктических регионах, Северном морском пути и Северо-Западный проход.

    «Этот том является выдающимся вкладом в область управления Арктикой и ярким примером международного научного сотрудничества в межрегиональном контексте».

    Международные отношения


    Лейв Лунде с 2012 года является директором Института Фритьофа Нансена (FNI) и возглавляет проект AsiaArctic (www.asiarctic.no). Его карьера охватывает исследования, анализ политики и консультирование, а также политику и формирование политики в Министерстве иностранных дел Норвегии.Лунде занимается проектами, посвященными политике Китая в области энергетики и изменения климата, а также роли Китая в мире с середины 1990-х годов. Геополитика энергетики, управление энергетикой, а также управление устойчивым развитием являются ключевыми областями исследовательского интереса для Лунде, темами, которые занимают центральное место в проекте AsiaArctic.


    Цзянь Ян 1962 года рождения, вице-президент SIIS. Он получил докторскую степень по экономике в Шанхайской академии социальных наук (SASS). Его ключевые области специализации включают: международную политическую экономию (IPE), региональную стратегию Китая в Азии, киберуправление и дела Арктики.До прихода в SIIS Цзянь Ян был заместителем директора Департамента IPE в Институте мировой экономики Шанхайской академии социальных наук (SASS) и занимал должность заместителя генерального секретаря Центра тайваньских исследований в SASS. С 2006 по 2008 год он работал членом редколлегии Review of Policy Research , журнала политической секции Американской ассоциации политических наук. Его опубликованные в последние годы журнальные статьи: Исследование киберграницы: как сформировался киберимпериализм США. International Review , No.2, 2012. Арктические морские пути: политическая ориентация ЕС и дипломатическая практика. Pacific Journal , № 4, 2013 г. Программное обеспечение с открытым исходным кодом: анализ киберсообщества как производителя. World Economy Study , No.1, 2012. Структура системы двойного стратегического партнерства США и ее корректировки. Xiandai Guoji Guanxi ( Современные международные отношения ), № 10, 2011 г. Властные отношения и распределение ресурсов в киберпространстве. Исследования международных отношений , № 1, 2008 г. Цзянь Ян также был автором книги «Власть и богатство в киберпространстве » (2012 г.).


    Иселин Стенсдал — научный сотрудник Института Фритьофа Нансена. Она получила образование в Университете Осло, Норвегия, и Университете Фудань, Шанхай, Китай. В своих исследованиях она освещала добывающую промышленность в Арктике и арктические исследования азиатских стран. Другие области знаний включают климатическую и энергетическую политику Китая.

    Оценка сотрудничества между арктическими и неарктическими странами


    Оценка сотрудничества между арктическими странами

    Соединенные Штаты, по словам Бейкера, в настоящее время участвуют в международном сотрудничестве в ряде областей, включая судоходство, реагирование на чрезвычайные ситуации и спасение, науку, картирование морского дна и совместные военные учения. Большинство арктических инициатив США осуществляются через Арктический совет, институт, укрепление которого выступает за укрепление госсекретаря Хиллари Клинтон.Бейкер утверждал, что наиболее эффективной формой управления Арктикой будет подход «снизу вверх». Ближайшие к конечным потребителям управляющие структуры, пояснила она, являются наиболее эффективным средством обеспечения экономического развития и экологической безопасности.

    Бейкер отметил, что отсутствие инфраструктуры и поисково-спасательных возможностей представляет собой наиболее насущную проблему безопасности в Арктике. Пока этого не произойдет, международное сообщество не сможет адекватно отреагировать на возможный разлив нефти или посадку судна на мель в регионе.В то время как некоторые аналитики выражали обеспокоенность по поводу милитаризации Арктики, Бейкер и другие участники дискуссии преуменьшали вероятность военного конфликта на Крайнем Севере как серьезную проблему. Она предположила, что научная дипломатия будет лучшим средством мирного разрешения споров в регионе.

    Данила Бочкарев из Института Восток-Запад в Брюсселе сказал, что развитие морских путей (особенно Северного морского пути), охрана границ и развитие инфраструктуры являются одними из главных арктических приоритетов России.Бочкарев отметил, что экономическое значение арктического региона для России возросло, и в настоящее время на его долю приходится 11 процентов ее ВВП и 80 процентов разведанных промышленных запасов газа страны. Помимо экономических возможностей, таяние арктических льдов также расширило доступ к территории России, что также рассматривается российскими официальными лицами как угроза безопасности. Среди других надвигающихся опасений России, отметил Бочкарев, — растущая интернационализация управления Арктикой, конкурирующие претензии на арктический континентальный шельф и вызовы притязаниям России на суверенитет над Северным морским путем.Он утверждал, что Россия обязалась следовать принципам Конвенции ООН по морскому праву для мирного разрешения любых территориальных споров.

    Жоэль Плуфф из Университета Квебека в Монреале отметил, что недавно опубликованное Канадой «Заявление о внешней политике Канады в Арктике» подчеркивает стремление правительства Харпера поддержать экономическое развитие, защитить окружающую среду, укрепить свои притязания на суверенитет и улучшить управление на Крайнем Севере. . Плауфф сказал, что документ о политике в отношении Арктики также свидетельствует о стремлении Канады развивать двусторонние отношения между арктическими странами, особенно с Соединенными Штатами.Он отметил, что Канада всегда выступала за международное сотрудничество в Арктике и была одним из членов-основателей Арктического совета. Политика Канады в Арктике, по словам Плуффа, также служит для заполнения пробелов в безопасности на Крайнем Севере, области, вызывающей особую обеспокоенность Соединенных Штатов.

    В то время как Канада продемонстрировала готовность привлекать прибрежные арктические государства к решению ключевых вопросов окружающей среды, безопасности и экономики на Крайнем Севере, готовность канадского правительства работать с неарктическими государствами менее очевидна, сказал Плуфф.Он отметил, что Канаде еще предстоит решить, хочет ли она создать исключительное соседство арктических государств для решения вопросов управления или же она готова привлекать неарктические страны к международным встречам и арктическим форумам.

    Перспектива неарктических наций

    «Нас не может не волновать регион, таяние ледяного покрова, объемы воды и температуры которого оказывают прямое влияние на Германию и Европу», — сказал Франц Тённес, SPD. Депутат немецкого Бундестага.Он пояснил, что интерес Германии и Европейского Союза к Арктике отчасти проистекает из того значения, которое ЕС придает принципам стабильности и устойчивости. Интересы ЕС в Арктике также распространяются на экономическую сферу. Особый интерес, по словам Тоннеса, представляют неиспользованные запасы нефти и газа в Арктике и потенциальные новые судоходные маршруты. Он отметил, что судоходный маршрут из Гамбурга в Шанхай сократится с 25 200 км до 17 000 км, если Северо-Западный проход станет доступным. Учитывая, что Германия управляет крупнейшим в мире контейнерным флотом, доступ к таким маршрутам будет иметь большое значение для Германии и других европейских морских стран.

    Тед Макдорман из Университета Виктории заявил, что с точки зрения международного права Северный Ледовитый океан юридически ничем не отличается от любого другого океана. Как и в случае с другими океанами, отметил Макдорман, в управлении существуют значительные пробелы, для устранения которых потребуется международное сотрудничество. К ним относятся установление стандартов для морских судов, проходящих через арктические воды и водные пути, сотрудничество в области морской науки и способы устойчивого управления арктической морской экосистемой. По словам Макдормана, хотя некоторые аспекты разработки арктических месторождений нефти и газа, такие как бурение, будут подпадать под внутреннюю юрисдикцию, по-прежнему необходимо согласовать международные стандарты для устранения потенциальных разливов нефти или других экологических последствий, которые могут затронуть другие страны.Макдорман задался вопросом, будет ли иметь смысл международный договор, созданный по образцу договора об Антарктике, для арктического региона, и повторил комментарии других, что эта идея не поддерживается ключевыми арктическими игроками и вряд ли будет продвигаться вперед.

    Скандинавские страны различаются по уровню участия в Арктике, говорит Тимо Койвурова из Лапландского университета Финляндии. Финляндия в настоящее время разрабатывает новую арктическую стратегию, а Исландия по-прежнему категорически против исключительной структуры управления «арктической пятерки», поддерживая при этом активное участие ЕС в арктических делах.С другой стороны, Швеция остается относительно неактивной на фронте арктической политики. Койвурова отметила, что растет число неарктических стран, включая Китай, Южную Корею и Японию, которые стремятся стать частью Арктического совета.

    В завершение Койвурова спросила, можно ли реформировать Арктический совет таким образом, чтобы позволить арктическим странам сохранить свой статус, но обеспечить большее представительство для неарктических стран. Такая реформа, по словам Койвурова, может оказаться необходимой, учитывая растущее желание и число стран, соперничающих за право голоса в управлении Арктикой.

    Кен Крист является сотрудником программы Канадского института при Центре Вудро Вильсона.

    Фото: «Arctic Sunrise», предоставлено пользователем flickr drurydrama (Лен Радин).

    Почему замораживание Арктического совета — плохая новость для глобальной безопасности

    На протяжении последних четверти века Арктика является уникальной зоной сотрудничества восьми стран Крайнего Севера: Канады, Дании, Финляндии, Исландии, Норвегии, Швеции, России и США.Даже когда отношения между Москвой и Западом испортились, работа Арктического совета была напоминанием о том, что многостороннее партнерство может процветать, несмотря на глобальные разногласия.

    Целью Арктического совета является содействие сотрудничеству в таких областях, как научные исследования, поисково-спасательные операции и решение проблем, связанных с изменением климата. Под его эгидой как друзья, так и противники, а также негосударственные субъекты, такие как группы коренных народов, могут сесть, поговорить и найти точки соприкосновения.В начале 2022 года законодатели из Норвегии выдвинули Совет на Нобелевскую премию мира за дух сотрудничества.

    Это сотрудничество прекратилось вскоре после вторжения России в Украину 24 февраля 2022 года. Через неделю после начала войны семь из восьми членов Арктического совета объявили, что они «приостанавливают» свою работу с организацией. Россия, председательствующая в совете до 2023 года, осталась в стороне.

    На карте Арктики показаны морские пути и восемь арктических стран.Гренландия и Фарерские острова входят в состав Королевства Дания. НОАА

    Замораживание Арктического совета — это потеря на многих фронтах. Как исследователь арктической безопасности, я считаю сотрудничество в регионе необходимым для глобальной безопасности, и я считаю, что необходим расширенный набор институтов, чтобы отражать новые глобальные реалии по мере потепления в Арктике.

    Безопасность и сотрудничество в Арктике

    Восемь арктических стран сформировали Арктический совет в 1996 году.Хотя совет явно избегает военных вопросов, его члены являются хранителями арктического региона. Неудивительно, что с глобальным потеплением значение организации возросло.

    Повышение температуры и сокращение площади морского льда открывают новые судоходные пути и, вероятно, расширяют возможности добычи нефти, газа и других важных полезных ископаемых — изменения, которые могут спровоцировать конфликт, если к ним не подходить осторожно.

    Через совет арктические государства заключили соглашения, касающиеся поисково-спасательных операций, загрязнения нефтью и научного сотрудничества.Совет отслеживает экологические изменения в регионе в своих ежегодных отчетах об оценке воздействия на климат Арктики. Даже когда отношения между Востоком и Западом были наихудшими, в том числе в 2014 году, когда Россия вторглась и аннексировала Крымский полуостров у Украины, совместные усилия в Арктике оставались сильными.

    Госсекретарь США Энтони Блинкен (слева) беседовал с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым (справа) в кулуарах заседания Арктического совета в 2021 году в Исландии.Сол Леб/Бассейн Фото через AP

    Приостановка работы Арктического совета была понятной реакцией на вторжение России в Украину. Однако при этом другие арктические страны потеряли ценную линию связи с Москвой. Со временем будет важно возобновить работу совета или создать на его месте новое учреждение.

    Действительно, работа с Россией в Арктике сейчас даже важнее, чем до вторжения. С точки зрения глобальной безопасности крайне важно не допустить, чтобы горячая война в Европе распространилась на Арктику и одну из последних пустынь мира.

    Дело о привлечении России

    Учтите, например, что в то время как напряженность в Украине находится на рекордно высоком уровне, можно легко спутать стаю гусей или метеоритный дождь с военным нападением. Возможность быстрого исправления таких ошибок будет иметь важное значение в эту новую эру геополитической конкуренции.

    Сохранение и укрепление сотрудничества в Арктике потребует смелого руководства. Некоторые критики утверждают, что институционализация военного диалога с Россией в Арктике является ненадлежащим ответом на бессмысленную агрессию в Восточной Европе и может рассматриваться как узаконивание действий России.Это обоснованные опасения.

    Однако отказываться от сотрудничества было бы ошибкой. Весь мир выиграет, если Крайний Север сможет избежать участи милитаризации, дорогостоящей гонки вооружений и ужасного призрака войны.

    Североатлантический флот России имеет базу в Североморске, недалеко от границ России с Норвегией и Финляндией. Максим Попов/AFP через Getty Images

    В идеале вовлечение России в расширенный набор региональных институтов — конечно же, в усиленный Арктический совет, а также в новый военный форум — ускорило бы спираль сотрудничества, укрепляя сотрудничество, которое могло бы помочь снизить напряженность в других местах.Даже если бы сотрудничество ограничивалось Арктикой, это повысило бы глобальную безопасность.

    Новая Арктика?

    В прошлом арктические государства стремились поддерживать мир и стабильность в своем регионе, отделяя спорные военные вопросы от областей, где было легче найти точки соприкосновения. Таков был modus vivendi Арктического совета с момента его основания.

    В дальнейшем было бы лучше признать, что активное и постоянное сотрудничество необходимо и по вопросам безопасности.Доверие между Россией и Западом может никогда не вернуться, но нельзя допустить, чтобы сотрудничество в Арктике исчезло вместе с ним.

    [ Редакторы The Conversation’s Politics + Society выбирают истории, которые необходимо знать. Подпишитесь на Еженедельник Политики.]

    АРКТИС | Арктическая нефть и газ

    (Арнфинн Йоргенсен-Даль)

    Запасы нефти и газа в Арктике

    Какая часть мировых запасов нефти и газа находится в Арктике? И сколько еще предстоит найти? Ответ зависит от того, как определяется Арктика.Ни одно из государств, которые до сих пор именовались арктическими государствами, не является полностью «арктическим». За исключением России, которая имеет большую часть своей морской территории в Арктике, самые большие части национальной территории четырех стран, на которых мы сосредоточились до сих пор, расположены в климатически умеренной зоне мира.

    Проблема в том, что самый тщательный поиск общепринятого определения того, что представляет собой Арктика, не увенчается успехом. В одной стране может существовать несколько определений, и это положение дел не становится более ясным, когда термин «Арктика» используется взаимозаменяемо с другими терминами, такими как Северный , Крайний Север , Крайний Север , Северный Район. , и тому подобное.«Разграничение Арктики… варьируется в зависимости от точки зрения, с которой к ней подходят» 1  . Мы, однако, постараемся как можно точнее следовать определению Арктики, принятому во введении к данному исследованию.

    Нефть и газ добываются в четырех государствах, владеющих сухопутными или морскими территориями, определяемыми как части Арктики. Это Россия, Аляска, Северо-Западные территории Канады и Норвегия. Крупные открытия нефти и газа в Арктике начались с Тазовского месторождения в России в 1962 году и месторождения Прадхо-Бей на Аляске в 1967 году.На территориях за Полярным кругом этих четырех стран открыто около 61 крупного месторождения нефти и газа. Из них пятнадцать месторождений еще не введены в эксплуатацию; 11 — на Северо-Западных территориях Канады, 2 — в России и 2 — на Аляске. Из 61 крупного месторождения 42 расположены в России. Тридцать пять из этих крупных российских месторождений (33 природного газа и 2 нефтяных) расположены в Западно-Сибирском бассейне. Из оставшихся восьми крупных российских месторождений пять находятся в Тимано-Печорском бассейне, два в Южно-Баренцевом бассейне и одно в Лудловской седловине.Из 18 крупных месторождений за пределами России 6 находятся на Аляске, 11 — в Северо-Западных территориях Канады и 1 — в Норвегии 2  .

    В Таблице 3.13 и Таблице 3.14 показано, как росли запасы нефти и газа арктических государств за последние двадцать лет. Что касается арктических государств, то отсутствие данных за 1987 г. советских времен (и российских данных за 1997 г.) и добавление нефтеносных песков к канадским запасам в более поздние годы затрудняют выявление тенденции доказанных запасов.Там

    Это снижение норвежских резервов с пикового 1997 года и существенное снижение запасов США на 17% за последние двадцать лет или около того. Как показывают обе таблицы, любое истощение общих запасов нефти и природного газа арктических государств в результате добычи и потребления замещается новыми доказанными запасами. Таблица 3.14 также наглядно демонстрирует подавляющее положение России в отношении запасов природного газа. В 2007 г. российские запасы составляли около 81% общих запасов арктических государств и 25% мировых общих запасов.

    Рисунок 3.6: Нефтегазовая промышленность России

    Источник: Управление энергетической информации США  

    Таблица 3.13:  Доказанные запасы нефти 1987 – 2007 гг.  

    Страна

    Конец 1987 г.

    Миллиард баррелей

    Конец 1997 г.

    Миллиард баррелей

    Конец 2006 г.

    Миллиард баррелей

    Конец 2007 г.

    Миллиард баррелей

    США

    35.4

    30,5

    29,4

    29,4

    Канада

    11,7

    10,7

    27,7

    27,7

    Россия

    н/д

    н/д

    79.3

    79,4

    Норвегия

    6,6

    12,0

    8,5

    8.2

    Всего арктических государств

    н/д

    н/д

    144.9

    144,7

    Всего в мире

    910.2

    1069,3

    1239,5

    1237,9

    Источник: Статистический обзор BP… июнь 2008 г., с. 6.

    Россия и США являются вторым и третьим по величине производителем нефти.Вместе с Канадой и Норвегией они производят около 28% всего мирового производства. Они также являются четырьмя ведущими производителями газа, на долю которых приходится не менее 49% от общего объема мировой добычи, поскольку Ближний Восток является гораздо более крупным производителем в нефтяном секторе, чем в секторе природного газа.

    Таблица 3.14:  Доказанные запасы природного газа арктических государств и мира с течением времени  

    Страна

    Конец 1987 г.

    трлн куб.

    Конец 1997 г.

    трлн куб.

    Конец 2006 г. трлн куб. м

    Конец 2007 г. трлн куб. м

    США

    5.30

    4,74

    5,98

    5,98

    Канада

    2,69

    1,81

    1,62

    1,63

    Россия

    н/д

    45.17

    44.60

    44,65

    Норвегия

    2,29

    3,65

    2,89

    2,96

    Всего арктических государств

    н/д

    55.37

    55.09

    55.22

    Всего в мире

    106,86

    146,46

    176.22

    177,36

    Источник: Статистический обзор ВР, июнь 2008 г., с.22.

    В таблице 3.15 показана доля Арктики в мировых доказанных запасах нефти и газа. В Арктике находится около 5,3% нефти и около 21,7% газа. Сегодня в Арктике добывается около 10% мировой нефти и около 25% природного газа.

    Таблица 3.15: Арктика Доля доказанных запасов нефти и газа

    Арктический регион

    На конец 2007 г. млрд баррелей нефти

    % Доля в общих запасах нефти

    На конец 2007 г.

    трлн куб. м природного газа

    % Доля в общих запасах природного газа

    США

    4.2

    20,0

    0,18

    3

    Канада

    2.0

    0,1

    0,16

    10

    Россия

    59.2

    75,0

    38.07

    99

    Норвегия

    0,2

    2.0

    0,21

    7

    Всего арктических регионов

    65.6

    5.3

    38.41

    22

    Источник: Статистический обзор ВР, июнь 2008 г. и Нефть и газ Арктики, 2007 г. , с. 32

    По сравнению с другими частями мира уровень разведки в Арктике, по общему мнению, был скромным, но более чем достаточным для обнаружения богатых месторождений различных ресурсов, включая нефть и газ.Многое было найдено и освоено, но еще больше предстоит эксплуатировать.

    Неразведанные ресурсы нефти и газа в Арктике

    Большое внимание, уделяемое арктическим ресурсам, связано с перспективами неразведанных углеводородных ресурсов. В 2000 году Геологическая служба США (USGS) оценила, что 23,9% мировых неразведанных запасов нефти и газа находились в Арктике. В мае 2008 г. Геологическая служба США завершила новую оценку ресурсов к северу от Полярного круга (циркум-арктическая оценка ресурсов, или сокращенно CARA).Были включены только те геологические районы, которые считались

    «…иметь не менее 10% вероятности наличия одного или нескольких значительных скоплений нефти и газа. Для целей исследования значительная залежь содержит извлекаемые объемы не менее 50 миллионов баррелей нефти и/или природного газа в нефтяном эквиваленте. Исследование включало только те ресурсы, которые, как считается, могут быть извлечены с использованием существующих технологий, но с важными допущениями для морских районов, что ресурсы будут извлекаемыми даже при наличии постоянного морского льда и глубины океанских вод… Так называемые нетрадиционные ресурсы… были явно исключены. из кабинета» 3  .

    Площадь за Полярным кругом составляет около 6% поверхности Земли или около 21 млн км², из которых почти 8 млн км² приходится на сушу и более 7 млн ​​км² приходится на континентальный шельф под глубиной менее 500 м воды. «Обширные арктические континентальные шельфы могут представлять собой географически крупнейший неисследованный перспективный район на нефть, оставшийся на Земле» 3  .

    Оценка показала, что в Арктике может содержаться 90 миллиардов баррелей неразведанной нефти, 1 669 триллионов кубических футов природного газа и 44 миллиарда баррелей неразведанных сжиженных природных газов.Таким образом, предполагается, что на Арктику приходится около 13% неразведанных запасов нефти, 30% неразведанных запасов природного газа и 20% неразведанных газовых сжиженных фракций в мире. Это составляет около 22% всех неразведанных технически извлекаемых запасов нефти и газа в мире и немного меньше оценки 2000 г., которая, однако, включала сухопутные территории к югу от Полярного круга. Считается, что в пересчете на нефть запасы неразведанного природного газа в Арктике в три раза превышают запасы нефти.

    Ожидается, что до 84% этих ресурсов будут находиться на шельфе и относительно близко к берегу в районах, не являющихся предметом территориальных споров, за исключением частей восточной части Баренцева моря (бассейна). По мнению Геологической службы США, большая часть неразведанных ресурсов сосредоточена между береговой линией и 500-метровой контурной линией и в пределах 200-мильной границы 4  .

    Около трети неразведанных запасов нефти находится в провинции, которую Геологическая служба США называет Арктической Аляской, на которую вместе с четырьмя другими провинциями (бассейн Амеразия, Восточно-Гренландский рифтовый бассейн, Восточно-Баренцевский бассейн и Западно-Гренландский бассейн) приходится около 70% запасов нефти. неразведанных запасов нефти.Сюда входят значительные части Чукотского моря и части моря Бофорта.

    Считается, что большая часть неразведанных запасов природного газа, около 32 %, находится в северной части Западно-Сибирского бассейна России, на который вместе с Восточно-Баренцевским бассейном и арктической Аляской приходится более 70 % неразведанных ресурсов природного газа  4  .

    Предполагается, что около 65% неразведанных запасов нефти, 26% природного газа и 37% сжиженного природного газа находятся (пока что) в Северной Америке, тогда как 34% нефти, 73% природного газа и 62% природного газа можно найти в евразийской части Арктики.Из общих ресурсов (в нефтяном эквиваленте) 63% находятся в Евразии и 36% в Северной Америке.

    Таблица 3.16: Расположение неразведанных ресурсов в Арктике

    Нефтяные провинции

    Млн бар масла

    Газовые провинции

    млрд кубических футов газа

    Арктическая Аляска

    29 960.94

    Западно-Сибирский бассейн

    651 498,56

    Амеразийский бассейн

    9 723,58

    Восточно-Баренцевский бассейн

    317 557,97

    Восточно-Гренландский рифтовый бассейн

    8902.13

    Арктическая Аляска

    221 397,60

    Восточно-Баренцевский бассейн

    7 406,49

    Западная Гренландия-Восточная Канада

    7 274,40

    Итого       (70.3%)

    63 267,54

    Итого         (71,3%)

    1 190 454,10

    Итого по Арктике (100,0%)

    89 983,21

    Всего по Арктике    (100,0%)

    1 668 657,84

    Источник: Департамент США.of Interior, Геологическая служба США, Информационный бюллетень USGS 2008-304

    Районом в Арктике, наиболее доступным и предположительно менее затратным с точки зрения разведки и добычи, может быть Баренцево море. По данным Геологической службы США, на российском и норвежском шельфе Баренцева моря может находиться около 11 миллиардов баррелей неразведанных запасов нефти, 11 триллионов кубометров неразведанного природного газа и 2 миллиарда баррелей неразведанных природных

    газовые жидкости. По оценкам, большая их часть, около 68% нефти, 85% природного газа и 65% сжиженного природного газа, находится в контролируемой Россией Восточно-Баренцевской провинции бассейнов.Ресурсы шельфа Баренцева моря считаются извлекаемыми независимо от наличия морского льда или глубины воды 5  .

    Еще одна интересная область находится на шельфе Западной Гренландии. Летом 2010 года шотландская нефтяная компания Cairn Energy начнет первое бурение на нефть в Западном бассейне Гренландии 6  . Это осадочные провинции (см. рис. 3.7), которые в три раза больше, чем бассейн Северного моря, и только шесть разведочных скважин на нефть и природный газ были пробурены в Западной Гренландии 7  .

    Рисунок 3.7:  Cairn Energy Exploration Offshore West Greenland

    Источник: http://www.cairn-energy.plc.uk

    Однако разведка нефти и газа в Арктике требует больших финансовых затрат. Статистика, основанная на опыте США, дает частичную, но показательную картину. В 1960 году средняя стоимость бурения скважин для сырой нефти и природного газа в США, включая сухие скважины, составляла 261 100 долларов США за скважину, в 1980 году — 680 400 долларов США, а в 2006 году — 1 803 000 долларов США за скважину 8 .В 2007 году стоимость только нефтяных скважин составила 4 миллиона долларов против 2,2 миллиона долларов годом ранее. Средняя стоимость одной газовой скважины в 2007 г. составила 3,9 млн долл. США по сравнению с 1,9 млн долл. США в 2006 г.

    Таблица 3.17:  Стоимость бурения скважин на суше – в среднем по США и на Аляске

    год

    В среднем по США

    За фут

    Глубина скважины США

    10 000 футов

    Аляска на

    Фут

    Аляска скважина

    Глубина 10 000 футов

    2000

    111

    $

    1 доллар.100.000

    $    283

    $    2.830.000

    2005

    294

    $

    $ 2.940.000

    $ 1.880

    $ 18.800.000

    Источник: составлено на основе данных Управления энергетической информации, Департамент США.энергии.

    Данные с Аляски дадут представление о затратах на разведку в Арктике 9  . Как видно из таблицы 3.17, в 2005 г. стоимость бурения скважины на берегу Аляски оценивалась примерно на 640 % выше, чем средняя стоимость бурения скважин в США в целом.

    Это были береговые скважины. Стоимость бурения и разведки скважин на шельфе Аляски в Чукотском море оценивается в 60 миллионов долларов. Бурение скважины на мелководье в восточной части Мексиканского залива стоит около 7 миллионов долларов, тогда как скважина на суше в США может стоить всего 82 000 долларов.Это без учета стоимости производственной инфраструктуры и многих других факторов, требующих финансовых ресурсов, особенно в том, что касается морской разведки и добычи  10  .

    На стоимость бурения влияет множество факторов, которые могут сильно различаться в разных местах. Отсутствие достаточно подробных данных делает рискованным утверждение, что случай Аляски репрезентативен для остальной части Арктики. Но условия в остальной части Арктики имеют больше общего с условиями на Аляске, чем с другими регионами.Удаленность, суровые погодные и зимние условия, экологические требования и многие другие факторы в совокупности делают затраты на поиск и разработку нефти и газа в Арктике действительно очень дорогими.

    Тем не менее, затраты следует рассматривать в связи со спросом. Если они будут найдены в значительных количествах и на них будет достаточно большой спрос, арктические нефтегазовые ресурсы будут эксплуатироваться, как это уже делается в течение длительного времени. Хотя она и упала до более «нормального» уровня, недавняя высокая цена на нефть, достигшая в 2008 году 147 долларов за баррель, не была вызвана спекулянтами.Начиная с 2004 года, основной причиной стал быстро растущий спрос со стороны таких стран, как Индия и Китай, который совпал с увеличением спроса со стороны стран ОЭСР и, в частности, США. Текущий и будущий спрос будет исходить из экономического развития и уровней экономического роста, которых раньше не было. В то время как в экономическом развитии и индустриализации Европы и Северной Америки в прошлом участвовало от 50 до 200 миллионов человек, сегодня в экономическое развитие вовлечены миллиарды людей.В течение следующего десятилетия более полумиллиарда человек достигнут уровня дохода в 5000 долларов в год, что является огромным скачком по сравнению с недавними временами. Другими словами, ничто не говорит о том, что спрос на энергию не будет продолжать неуклонно расти.

    В базовом сценарии 2008 г. Международного энергетического агентства (МЭА) прогнозируется, что на Китай и Индию «будет приходиться чуть более половины прироста мирового спроса на первичную энергию в период с 2006 по 2030 г.», а на ископаемое топливо будет приходиться 80% первичный энергетический баланс в мире к 2030 г.В совокупности на страны, не входящие в ОЭСР, будет приходиться 87% прироста мировой первичной энергии. Их доля в мировом спросе увеличится с 51% до 62%. «В 2005 году их энергопотребление превысило потребление ОЭСР» 11  .

    Прогнозы базового сценария МЭА на 2007-2030 годы также предусматривают масштабные инвестиции в энергетическую инфраструктуру в размере около 26 триллионов долларов (в долларах 2007 года), из которых почти половина приходится на нефть и газ, в основном на разведку и разработку.«Чуть более половины прогнозируемых глобальных инвестиций в энергетику в 2007–2030 годах идет просто на поддержание текущего уровня мощностей поставок: к 2030 году необходимо будет заменить большую часть нынешней мировой инфраструктуры для поставок нефти, газа, угля и электроэнергии».

    Чтобы оплатить эти инвестиции, МЭА предполагает, что стоимость сырой нефти составит в среднем 100 долларов за баррель (в реальных долларах 2007 года) в период 2008-2015 годов, после чего она превысит 120 долларов в 2030 году. В сочетании с прогнозами спроса на нефть инвестиции прогнозы МЭА указывают на устойчиво высокий уровень потребительских расходов на нефть как в странах ОЭСР, так и в странах, не входящих в ОЭСР 11  .Проще говоря, потребители, будь то индивидуальные, корпоративные или общественные, должны будут платить больше, потому что затраты для инвесторов и производителей будут выше — намного выше.

    Это всего лишь один набор факторов, которые повлияют на то, как, где и когда Арктика станет ареной гораздо более интенсивной разведки и добычи нефти и газа, чем сегодня. Технологии, изменение климата и экологические нормы также будут иметь большое значение, не говоря уже о различных политических, экономических и социальных факторах.


    •  1. Информативное обсуждение этого вопроса в норвежском контексте см. в Sawhill (2008), p. 2.
    • 2. Филип Будзик, (2009)
    • 3. CARA (2008), Оценка арктических ресурсов. Оценки неразведанных запасов нефти и газа к северу от Полярного круга, Информационный бюллетень USGA 2008-3049, июль 2008 г., Министерство внутренних дел США, Геологическая служба США.
    •  4. AAPG (2008)
    •  5. Геологическая служба США (USGS), информационный бюллетень 2009-3037, июнь 2009 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.