- Разное

Турция 2019: В Турции в 2019 году отдохнули более семи миллионов россиян

Содержание

В Турции в 2019 году отдохнули более семи миллионов россиян

https://ria.ru/20200202/1564124442.html

В Турции в 2019 году отдохнули более семи миллионов россиян

В Турции в 2019 году отдохнули более семи миллионов россиян — РИА Новости, 03.03.2020

В Турции в 2019 году отдохнули более семи миллионов россиян

Турция опубликовала официальную туристическую статистику за 2019 год, каждый шестой иностранный гость, который побывал в стране, был гражданином России,… РИА Новости, 03.03.2020

2020-02-02T17:02

2020-02-02T17:02

2020-03-03T19:25

туризм

болгария

сша

иран

япония

стамбул

турция

германия

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155023/81/1550238147_0:189:2969:1859_1920x0_80_0_0_a9dcae8fd02dcf76ab4b3db3fb75937a.jpg

МОСКВА, 2 фев — РИА Новости. Турция опубликовала официальную туристическую статистику за 2019 год, каждый шестой иностранный гость, который побывал в стране, был гражданином России, сообщает АТОР.Иностранный въездной поток составил 45 миллионов человек, что на 14,11 процента превысило показатель 2018 года.Россия остается для Турции туристическим рынком «номер один». В 2019 году в стране побывало более семи миллионов наших соотечественников (7 017 657). Это на 17,65 процентов больше, чем 2018-м.Также в пятерку стран по числу туристов в Турции вошли Германия (пять миллионов), Болгария (2,7 миллиона), Великобритания (2,56) и Иран (два миллиона). Самыми посещаемыми регионами Турции в 2019 году стали Стамбул и Анталья.По данным Статистического института страны, в 2019 году она заработал на туризме 34,5 миллиардов долларов.Средняя стоимость ночевки иностранца в объектах размещения Турции в течение 2019 года составила 73 доллара. При этом россияне оказались одними из самых экономных. В среднем каждый наш соотечественник потратил за время своего пребывания в стране 471 доллар. Скромнее россиян в Турции отдыхают только туристы из Греции: они тратят в среднем 302 доллара за поездку.Путешественники из Европы оставляют в Турции за свою поездку от 600 до 900 долларов Больше всех тратят при поездке в Турцию туристы из США и Японии: 1364 и 1221 доллар соответственно.

https://ria.ru/20191212/1562289515.html

болгария

сша

иран

япония

стамбул

турция

германия

великобритания

анталья (провинция)

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/155023/81/1550238147_120:0:2851:2048_1920x0_80_0_0_800c46b1753ffb72c7da160e919c7c02.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

болгария, сша, иран, япония, стамбул, турция, германия, великобритания, новости — туризм, анталья (провинция), туристы, туризм, россия

МОСКВА, 2 фев — РИА Новости. Турция опубликовала официальную туристическую статистику за 2019 год, каждый шестой иностранный гость, который побывал в стране, был гражданином России, сообщает АТОР.

Иностранный въездной поток составил 45 миллионов человек, что на 14,11 процента превысило показатель 2018 года.

Россия остается для Турции туристическим рынком «номер один». В 2019 году в стране побывало более семи миллионов наших соотечественников (7 017 657). Это на 17,65 процентов больше, чем 2018-м.

Также в пятерку стран по числу туристов в Турции вошли Германия (пять миллионов), Болгария (2,7 миллиона), Великобритания (2,56) и Иран (два миллиона).

Самыми посещаемыми регионами Турции в 2019 году стали Стамбул и Анталья.

По данным Статистического института страны, в 2019 году она заработал на туризме 34,5 миллиардов долларов.

Средняя стоимость ночевки иностранца в объектах размещения Турции в течение 2019 года составила 73 доллара. При этом россияне оказались одними из самых экономных. В среднем каждый наш соотечественник потратил за время своего пребывания в стране 471 доллар. Скромнее россиян в Турции отдыхают только туристы из Греции: они тратят в среднем 302 доллара за поездку.

Путешественники из Европы оставляют в Турции за свою поездку от 600 до 900 долларов Больше всех тратят при поездке в Турцию туристы из США и Японии: 1364 и 1221 доллар соответственно.

12 декабря 2019, 08:00ТуризмТурция подорожает: как сэкономить и есть ли альтернативы

Турпоток из России в Турцию за 2019 год впервые превысил 7 миллионов

31.01.2020

Турция опубликовала официальную статистику по туристическим прибытиям за 2019 год. Россия установила новый рекорд по туристическому потоку в Турцию.  Каждый шестой иностранный турист, который побывал в минувшем году в Турции, был гражданином РФ.

РОССИЯ – БЕЗОГОВОРОЧНО ПЕРВАЯ

Министерство туризма и культуры Турции опубликовало статистику по въезду за 2019 года. Суммарно за прошлый год, включая и визиты этнических турков, проживающих за рубежом, страну посетило 57,7 млн иностранных гостей (+ 12,2%).

Без учета этнических турков из-за рубежа, иностранный въездной поток составил 45 млн человек, что на 14,11% превысило показатель 2018 года.

Россия остается для Турции въездным туристическим рынком «номер один». В 2019 году в Турции побывало более 7 млн наших соотечественников (7 017 657). Это на 17,65% больше, чем было в 2018 году.

Тем не менее, динамика прироста объемов российского турпотока в Турции несколько замедлилась: напомним, прирост турпотока в 2018 году относительно 2017 г. составил 26,5%.

Тем не менее, суммарно за последние три года доля РФ во въездном трафике Турции выросла: в 2019 году она составила 15,57% (в 2017г.  – 14,55%, в 2018 г.- 15,1%).

ГЕРМАНИЯ ПРЕОДОЛЕЛА ПЛАНКУ В 5 МИЛЛИОНОВ ПРИБЫТИЙ В ТУРЦИЮ

В ТОП-5 основных въездных рынков Турции по объемам турпотока в 2019 году также вошли Германия (5 млн туристов, 11,16% от всего въезда), Болгария (2,7 млн,   6,02%), Великобритания (2,56 млн, 569%) и Иран (2 млн, 4,67%). Из европейских стран планку в миллион туристов преодолели только Нидерланды (1,1 млн человек, + 10,2%).

В Турции обращают на яркую динамику роста польского рынка, который вырос на 36%, достигнув цифры в 880 тыс.человек, и 44%-ный рост прибытий из Испании (254 тыс.человек).

Что касается рынков бывших стран СССР, то турпоток из Украины превысил 1,5 млн человек (+11,6%), из Белоруссии прибыло 258 тыс. туристов (+5,37%), Казахстана – почти 456 тыс. человек (+6,75%).

ТУРПОТОК ИЗ РОССИИ В ТУРЦИЮ В ДЕКАБРЕ ВЫРОС НА ТРЕТЬ

В декабре в Турции побывало 6,7 млн интуристов (+1% к декабрю 2019 года), в том числе, на отдыхе побывало более 130 тыс. россиян (+31,6%). Это – тоже рекорд, свидетельствующий о растущей популярности направления и зимой.

В декабре 2019 года РФ вошла в ТОП-5 въездных рынков Турции с долей 6,08% от всего входящего турпотока. Год назад этот показатель был 4,01%.

АНТАЛЬЯ ПОЧТИ ДОГНАЛА СТАМБУЛ ПО ОБЪЕМУ ТУРПОТОКА

Самыми посещаемыми туристическими направлениями Турции в 2019 году стали Стамбул (14,9 млн туристов), Анталья (14,65 млн), Эдирне (4,35 млн), Муула (3,2 млн), Артвин (2,29 млн).

ТУРИСТОВ БОЛЬШЕ, НО ТРАТЯТ ОНИ МЕНЬШЕ

По данным Статистического института Турции, в 2019 году страна заработал на туризме 34,5 млрд долларов (+17% к 2019 году).

Только в четвертом квартале доходы сектора превысили 5,8 млрд долларов (+20,6% к аналогичному периоду 2018 года).

Средняя стоимость 1 ночевки иностранца в объектах размещения Турции в течение 2019 года составила 73 доллара на человека в сутки. Суммарные расходы иностранных туристов, посетивших Турцию в прошлом году, сократились на 10,1% и составили 4,4 млрд долларов.

СКОЛЬКО ТРАТЯТ РОССИЯНЕ НА ОТДЫХ В ТУРЦИИ

По данным турецкой статистики, россияне одни из самых экономных туристов в Турции. В среднем каждый наш соотечественник потратил за время своего пребывания в Турции 471 доллар. Скромнее россиян в Турции отдыхают только туристы из Греции: они тратят в среднем 302 доллара за поездку.

Путешественники из Европы оставляют в Турции за свою поездку от 600 до 900 долларов (бельгийцы – 633 доллара, итальянцы  -889 долларов). 

Больше всех «транжирят» при поездке в Турцию туристы из Японии и США. Японцы тратят в среднем 1221 доллар, американцы – 1364 доллара.

2020 ГОД ОБЕЩАЕТ ОЧЕРЕДНОЙ РЕКОРД ПО ПРИБЫТИЯМ ИЗ РОССИИ

Как показывает анализ кампании раннего бронирования туров в Турцию у ведущих российских туроператоров, каждый пятый тур в Турцию на это лето уже продан. Игроки рынка фиксируют выраженную положительную диннамику продаж.

Подробнее о ходе раннего бронирования лета 2020 года в Турции и предпочтениях россиян можно прочитать в этом обзоре. 

Вернуться назад

Чемпионат Турции 2019-20

Фернандеш Иванилду Ризеспор — Денизлиспор 2:2
Шкртел Мартин Трабзонспор — Истанбул ББ 1:1
Албайрак Бурак Анкарагюджю — Ризеспор 2:1
Османпаша Джанер Трабзонспор — Сивасспор 2:1
Мерья Яссин Касымпаша — Галатасарай 0:3
Челустка Ондржей Галатасарай — Антальяспор 5:0
Фернандеш Жорже Истанбул ББ — Касымпаша 5:1
Кула Мерт Кайсериспор — Истанбул ББ 1:4
Мигел Лопеш Кайсериспор — Истанбул ББ 1:4
Гассама Ламин Гёзтепе — Галатасарай 2:1
Йылмаз Огуз Трабзонспор — Денизлиспор 1:2
Сары Вейсел Касымпаша — Йени Малатьяспор 2:2
Тальби Монтассар Галатасарай — Ризеспор 2:0
Ринстра Бен Йени Малатьяспор — Кайсериспор 4:0
Хафез Карим Гёзтепе — Касымпаша 1:4
Азиз Сердар Фенербахче — Коньяспор 5:1
Токёз Дорухан Трабзонспор — Бешикташ 4:1
Шенгелия Леван Коньяспор — Кайсериспор 2:1
Челикай Корджан Анкарагюджю — Генчлербирлиги 2:1
Кандеяш Даниэл Анкарагюджю — Генчлербирлиги 2:1
Озмерт Хакан Антальяспор — Денизлиспор 0:2

новые, реновированные и переименованные отели / Статьи на Profi.Travel

Раннее бронирование по Турции показывает хорошие результаты, и несмотря на определенный рост цен, это направление по-прежнему остается вне конкуренции. Так что мы собрали для вас самую актуальную информацию по новым, реновированным и переименованным отелям на этот сезон. Сохраняйте в закладки!

Если вы хотите добавить информацию о новых, переименованных или реновированных отелях, которых не оказалось в этом списке, пришлите информацию на [email protected]

 


Новые отели

Отель Paloma Finesse Side 5*  Развернуть >>
открытие в июне 2019 года 

Отель Side Royal Luxury Hotel & SPA 5*  Развернуть >>
открытие в мае 2019 года

Отель Paloma Orenda Resort 5*  Развернуть >>
открытие в июне 2019 года

Отель Lujo Bodrum 5*  Развернуть >> 
открыт в мае 2018 года

  • Расположен в 4 км от п. Гюверджинлик, в 20 км от Бодрума.
  • Номерной фонд: более 400 номеров размером от 45 м².
  • Питание: AI, luxury a`la carte.
  • Собственный песчаный пляж длиной 1 км. 3 концепции пляжей: основной пляж Joy Beach, Escape Beach (полная тишина) и пляжный клуб — Indigo Beach Club — для гостей старше 16 лет. Пирс — 1 500 кв.м. Зонтики, шезлонги, пляжные полотенца — бесплатно. Шатры на пирсе — платно.
  • Развлечения. Крытые и открытые бассейны, SPA-центр, детская анимация, аквапарки водные виды спорта, теннисные корты, дайвинг и фитнес-залы, вертолетные туры.
  • Wi-Fi — бесплатно на территории.

Aydinbey Queen’s Palace & SPA 5*  Развернуть >>
открытие в 2019 году

  • Расположен в п. Кадрие в 7 км от центра Белека, в 20 км от аэропорта Анталии.
  • Номерной фонд: номера категорий Standart Room (20 м) и Family Room (40 м).
  • Питание. Главный snack рестораны. 2 a’la carte ресторана.
  • SPA. турецкая баня, сауна, джакузи, парная комната и фитнес.

Sherwood Suites Resort Hotel 5*  Развернуть >>
открытие в 2018 году

The Residence at Tui Sensatori Barut Fethiye 5*  Развернуть >>
открытие в мае 2019 года


Реновированные отели

Название

Регион

Что изменилось

Asteria Hotel Fantasia 5*

Кемер

В 2018 году проведен косметический ремонт

Rixos Sungate 5*

Кемер

Обновлены сьют-номера: Terrace Family Suite, Terrace Suite, Family Pool House

Amara Dolce Vita Luxury 5*

Кемер

Открылся детский мега-аквапарк The Pirates of Olympus

AKKA Antedon 5*

Кемер

Открылись аквапарк и детская водная площадка
Прошло обновление комплектов постельного белья в номерах

Обновилась концепция питания UAI

 Amara Club Marin Nature 5*

Кемер

Полная техническая и внутренняя реновация номеров, территории, баров и ресторанов

Otium Hotel Life 5*

Кемер

 

Заменены все стеклопакеты и балконные двери на тепло- и звукоизоляционные
Обновлены номера Junior Suite, Superior и Junior Suite с видом на море
Новые семейные номера в главном здании
Обновление главного ресторана — новый дизайн буфета и декорации
Новый a’la carte ресторан, теперь их 3, из них два — бесплатно по одному посещению

Imperial Sunland 5*

Кемер

Полная реновация всех номеров

TUI FUN&SUN Comfort Beach Resort 5*

Кемер

Реновация всех номеров

TUI FUN&SUN Club Saphire 5

Кемер

Реновация всех номеров

Asteria Kremlin Palace 5*

Анталья

Реновация отеля продолжается до 31 марта 2019 года

Titanic Mardan Palace 5*

Анталья

Частичная реновация номеров

Nox Inn Deluxe 5*

Аланья

Реновация всех номеров

Selectum Luxury Resort Belek 5*

Белек

Открылся аквапарк Selecto

The Land of Legends Kingdom Hotel 5*

Белек

Обновление концепции питания до AI

Calista Luxury Resort 5*

Белек

Обновление номеров: внедрена технология интеллектуальных помещений — управление дверьми, контроль освещения номера и кондиционера происходит со смартфона
Появились ортопедические кровати.

Добавлена программа Calista Sports & Health Community

Voyage Belek 5*

Белек

Полная реновация всех номеров и территории

Xanadu Resort 5*

Белек

Новые кровати, стулья и напольное покрытие. В номерах главного здания — ковровое покрытие, в бунгало — паркет
Новые подушки и постельное белье

Новый декоративный текстиль во всех номерах

Новые мраморные столешницы в номерах главного здания и в бунгало

Rixos Premium Belek 5*

Белек

Появился открытый подогреваемый бассейн
Обновлен дизайн номеров: Legendary Suites Garden View и Legendary Suites Swim Up

Otium Hotel Seven Seas 5*

Сиде

Замена напольного покрытия с кафельного на ламинат
Замена матрасов и мебели
Обновление лобби, новые мебель и кресла
Полное обновление главного ресторана

Otium Eco Club 5*

Сиде

Новые диваны в номерах

Nashira Resort Hotel & Aqua-SPA 5*

Сиде

Частичная реновация номеров

Voxx Marmaris Beach Resort 5*

Мармарис

Реновация всех номеров (отель для взрослых)


Переименованные отели

Старое название

Новое название

Регион

Aurum Moon Resort 5*

The Roxy Luxury Moon 5*

Бодрум

Aurum Didyma SPA 5*

The Roxy Luxury SPA 5*

Бодрум

Aurum Exclusive 5*

The Roxy Luxury Nature 5*

Бодрум

Wow Bodrum Resort 5*

Asteria Bodrum Resort 5*

Бодрум

Ersan Resort & SPA 5*

TUI Magic Life Bodrum 5*

Бодрум

Объединение отелей Emre Hotel 4* и Emre Beach 5*

Emre Hotels & Beach 5*

Мармарис

Объединение отелей Sentido Zeynep Resort 5* и Sentido Zeynep Golf & Spa 5*

Zeynep Hotel 5*

Белек

Armas Belek 4*

Soho Beach Club 5*

Белек

Maxholiday Hotels Belek 5*

MHoliday Hotels Belek 5*

Белек

Avantgarde Hotel Comfort 5*

TUI FUN&SUN Comfort Beach Resort 5*

Кемер

La Mer Hotel 5*

Perre La Mer Resort & Spa 5*

Кемер

Fantasia Hotel De Luxe Kemer 5*

Asteria Hotel Fantasia 5*

Кемер

Remi Hotel 4*

Kleopatra Remi Hotel 4*

Аланья

Maya World Paradise Hotel 4*

Maya World Beach Hotel 5*

Аланья

Sentido Gold Island 5*

Gold Island 5*

Аланья

Nox Inn Beach Resort & Spa, Tivoli Resort & SPA 5*

Nox Inn Deluxe Hotel 5*

Аланья

Club Hotel Karaburun 5*

Meridia Beach Hotel 5*

Аланья

Mardan Palace 5*

Titanic Mardan Palace 5*

Анталья

Club Konakli Hotel 5*

Limoncello Konakli Beach 5*

Анталья

Maxholiday Hotels Stone Palace Side 5*

MHoliday Hotels Stone Palace Side 5*

Сиде

Paloma Paradise Beach 5*

Разъединение на Paloma Orenda Resort 5* и Paloma Finesse 5*

Сиде

Avalon Beach Hotel 4*

Elysium Elite Hotel & SPA 4*

Сиде

 

Редакция Profi.Travel выражает благодарность туроператорам ANEX Tour, Coral Travel и TUI за предоставленную информацию.

Турция 2019 — отзыв о Armas Gul Beach, Кемер, Турция

Предложили отель в тур агентстве,мы прочитали очень много отзывов и решили взять поездку в Armas Gul (сколько людей, столько и мнений) я и моя подруга по возвращению совершенно не разочаровались,а остались очень довольны.Если кто привык к отдыху в пятерках и очень привередливый,то естественно ВАМ не сюда.Нас абсолютно все устроило.Жили в корпусе Анекс,через дорогу от основного корпуса имеется подземный переход-это очень удобно, и я считаю,что нам очень повезло.Тихо,спокойно,у нас был 1-й этаж с видам на бассейн и горы,хороший балкон,в комнате все необходимое (как и положено в отелях :2 кровати,кресло,стол,холодильник небольшой,кондиционер,шкаф,сейф-платно 2 доллара в сутки мы не пользовались и никто ничего не трогал,деньги оставляли в номере в чемодане.Единственное,что с уборкой проблемы,но если напоминать,тогда уберут и полотенца поменяют.Питание:всегда можно выбрать,что покушать,голодными точно никто не останется,если что-то закончилось то не нужно нервничать, мы же приехали отдыхать,нужно просто подождать 5-10 минут и все будит,спешить совершенно некуда.Очень вкусное мороженое,придется постоять в очереди, но и опять же совершенно в этом нет ничего страшного.Море просто великолепное,заход в море прекрасный,лежаков всегда хватала всем.Полотенце выдают один раз в день по карточкам ,а вечером сдаем,все очень просто и доступно.В хамам ездили в городской ,покупали у тур оператора 20 дол.очень понравилось.Отель недалеко от центра 15-20 мин.прогулочным шагом,понедельник-продуктовый ранок,вторник- вещевой рынок начинает работать с утра и до вечера.Еще хочу сказать что поездка была с 8 октября по 19 октября и погода просто отличная,даже вечером гуляли в летних вещах без кофточек и курточек.И еще один совет,уважаемые господа не забудьте взять с собой хорошее настроение и все будит отлично.Недостатки есть и будут всегда и везде,даже у каждого из нас в собственном доме.Поэтому желаю всем хорошего отдыха.Я с удовольствием вернусь в Armas Gul.

Турция 2019 — отзыв о Seven Seas Hotel Life, Гёйнюк, Турция

Третий раз подряд посещаем данный отель, 2017-2018-2019 сентябрь. Данный факт говорит именно о том, что нас ВСЁ устраивает. Развёрнутые отзывы писал в предыдущие года, в этот раз опишу более кратко, дабы не повторяться. Хочу отметить, что встретили немало семейных пар, с которыми мы отдыхали в 2017 и 2018 годах.

Время отдыха: СЕНТЯБРЬ — отличная погода, тепло, но не жарко, море 30 / воздух 30 (+/- 2 градуса) — идеальное сочетание, особенно для детей. Нет острой необходимости включать кондиционер в номере, достаточно приоткрытой двери на балкон. Отсутствие насекомых. При всем при этом на пляже с 13,00 до 16,00 жарковато, песок раскаляется прилично. Обычно после обеда море начинало «волноваться», оставаясь при этом идеально чистым и тёплым. Вечером и ночью вполне комфортные 26-28.

Персонал: выше всяких похвал, впрочем как и всегда. Очень много сотрудников запомнились с прошлых посещений, от уборщиков до менеджеров. В этом сезоне немало работников из Кыргызстана, которые выполняют свои обязанности ничуть не хуже коренных жителей, владеют русским языком, молодцы одним словом. Девушки из смайли-сервиса постоянно курсируют по территории — интересуются у гостей качеством сервиса, проблемами, недостатками.

Гости: 50/50. Половина — семьи с детьми малого возраста, тинейджеров практически не было. Другая половина предпенсионный возраст либо пенсионеры. По нац.принадлежности так-же 50/50. Половина — Россия, Украина, Беларусь, Казахстан. Другая половина — Германия (большинство, в т.ч. русскоязычные), Польша, Сербия, Турция. Все мирно отдыхали. Ни одного пьяного либо с вызывающим поведением, даже бесед на повышенных тонах ни разу не слышали. Такое ощущение, что все общаются полушепотом.

Кухня: без изменений, всё свежо, качественно, разнообразно. Ежедневно: курица, рыба, говядина, индейка. Баранина не каждый день, но частенько, периодичность не замечал. Отдельный стол из нескольких блюд с пометкой — Diet. Супы-пюре ежедневно на обед и ужин, так как мы не ценители данного вида первых блюд — ели его потому что надо жидкого-горячего, но периодически подавался куриный суп с лапшой — вот это вещь, почаще-бы. Есть детское меню в отдельном помещении. Уборка со столов быстро и незаметно, свободный столик всегда можно найти. Официанты вежливо предлагают принести попить или выпить. Выселялись мы в 6,00 утра — не проблема, нам открыли главный ресторан, где потихоньку начиналось приготовление к завтраку, и в режиме шведского стола мы неплохо подкрепились. От любезно предложенных ланч-боксов отказались.

Анимация и развлечения: ежедневно стандартный набор: стрельба из лука и винтовки, дартс, боча, пляжный волейбол, предобеденная игра у бассейна. Вечером мини-диско для малышей и в 21,15 шоу-тайм, после — дискотека. На вечерних шоу были танцевальные коллективы, которым хотелось аплодировать постоянно. Выкладываются на все 100 %. Всё весело и забавно. Loko — лучший ведущий конкурсов и шоу-тайм, респект огромный ему. Если вернутся в анимацию Василий и Дэвид — будет значительно веселей.

Бары: Лоби-бар круглосуточно, бары у бассейна и на пляже с 10,00 до 24,00. Концепция UAL полностью оправдана, ни за что доплачивать не пришлось, никаких ограничений. Из импортного: виски Ballantine’s / джин Gordon’s / водка Absolut / текила Magueyes Tequila Blanco / коньяк Napoleon. Это список того, что постоянно было перед глазами. Бармены все молодцы и умницы, отдельный респект Хасану.

Номер: второй год отдыхали в одном и том же номере — 320, нас он полностью устраивает. Заменили балконную дверь, с улицы стало потише. Но с входной дверью беда, вернее дверь хорошая, а вот щель между дверью и коробкой велика, достаточно поменять уплотнительные резинки и всё, вопрос шума со двора отеля исчезнет. В мини-бар добавили 2 банки пива по 0,25, пополнение ежедневно, без вопросов. Уборка ежедневно, качественно.

Пляж: большой и широкий, крупный песок, при заходе в море галька, на глубине после 1,8 м начинаются крупные камни. Навес разделён на 3 части: семейный (читай детский), средний и 16+ (для курящих, самый маленький). Иногда на 16+ заходили родители с малыми детками, чему были недовольны некоторые отдыхающие (в основном немцы-пенсионеры), я же просто уходил курить в бар, чего и другим советую, может под детским навесом мест нет. В большинстве случаев родители быстро понимали, что «им тут не рады» и уходили.

Особое отношение: при заселении в номере нас ждал комплимент от отеля: бутылочка вина, фрукты и приветственное письмо. В День рождения супруги украсили номер и вечером принесли тортик (так ка мы не пожелали посетить ресторан аля-кард). В лоби-баре Хасан соорудил чудо-коктейль из цельной дыни. Приятно, спасибо.

Дочь (11 лет) посещала уроки большого тенниса. Не могу судить о её успехах, но ходила с удовольствием. Тренер — Татьяна (кстати из Белгорода) умница, нашла подход к «ленивцу». Отдельная ей благодарность. Так-же дочь была на нескольких уроках плавания. Тренер — Сергей, вежливый, требовательный. Быстро находит подход к детям, разговаривает с ними на русском и украинском языках (то, что я слышал). Благодарны ему, молодец.

В целом отдых прошел прогнозируемо — отлично. Огромное спасибо руководству и персоналу отеля.

Если Вы желаете тихо, спокойно и уютно отдохнуть с детьми любого возраста — Вам в Otium.

В сезоне-2019/20 Турция может стать крупнейшим покупателем российского зерна — Агроинвестор

Египет опустился в рейтинге импортеров на второе местоFlickr.com

В рейтинге крупнейших покупателей российского зерна произошли перестановки. По итогам сезона-2019/20 возглавить список может Турция. Такой прогноз «Агроинвестору» озвучил руководитель зернового направления Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Олег Суханов. В первой половине текущего сельхозгода страна закупила 5,3 млн т зерна, в то время как годом ранее за этот же период — всего 3,8 млн т. «Темпы вывоза в Турцию не просто увеличились, но и стали рекордными, — обращает внимание Суханов. — Рост объемов закупок вывел страну на первое место в топ-3 крупнейших импортеров нашего зерна». Последний раз Турция лидировала в рейтинге в сезоне 2014/15 с объемом 4,2 млн т (за полный сезон). В среднем же за последние 10 лет она покупала у нас на 2 млн т в год меньше зерна, чем Египет. По оценке эксперта, до конца сезона Турция может закупить еще 0,8-1,2 млн т в зависимости от рыночной конъюнктуры. То есть в целом по итогам сезона поставки могут быть на уровне 6,5 млн т.

При этом бывший лидер рейтинга — Египет — сократил закупки из России примерно на четверть. «Если раньше в первой половине сезона доля нашего зерна, закупленного Египтом на тендерах GASC, составляла 75-80%, то в текущем сельхозгоду с июля и по середину января на Россию приходится лишь 53%», — оценивает Суханов.

Египет снизил ввоз российской пшеницы на 28%, уточняет руководитель аналитического центра «Русагротранса» Игорь Павенский. Объемы уменьшились за счет того, что страна стала закупать больше украинского и французского зерна, поясняет он. По итогам июля-декабря в Египет было отправлено 3,8 млн т против 5,3 млн т за аналогичный период годом ранее. Что касается поставок в Турцию, то прибавка произошла не только за счет увеличения экспорта туда пшеницы — с 2,9 млн т за шесть месяцев 2018/19-го до 4,75 млн т в 2019/20-м, но и роста отгрузок кукурузы почти в 4,2 раза до 407 тыс. т, акцентирует внимание эксперт. А вот вывоз в Турцию ячменя напротив сократился — с 228 тыс. т в первой половине предыдущего сезона до 84 тыс. т в текущем.

На третье место в списке крупнейших экспортеров в этом сельхозгоду поднялся Бангладеш. Страна закупает в России пшеницу — более 1,9 млн т было ввезено туда за шесть месяцев, что в 1,7 раза больше, чем годом ранее, сообщает Павенский. Нигерия, которая опустилась с третьего на седьмое место в топе, сократила ввоз из России на 41%, но при этом увеличила импорт американской и украинской пшеницы, рассказывает он. В целом уменьшила импорт ячменя за первые шесть месяцев 2019/20-го Саудовская Аравия, снизив закупки в России на 14%, но несколько нарастив объемы из ЕС. Судан сократил ввоз российской пшеницы на 27% за счет роста поставок из Украины и других стран. По той же причине на 30% уменьшила импорт из России Кения. А поставки во Вьетнам упали почти в 1,5 раза. В то же время, несмотря на общее снижение экспорта в первой половине сезона, существенно выросли отгрузки зерна из России в Турцию (+63%), Бангладеш (в 1,7 раза), Иран (+26%), Азербайджан (более чем в два раза), ОАЭ (+19%), Танзанию (в 1,6 раза) и Ливию (+16%), перечисляет эксперт.

Причиной сокращения доли российского зерна на ключевых емких рынках стран-импортеров стала его низкая ценовая конкурентоспособность на фоне роста конкуренции со стороны ЕС и Украины, рассказывала ранее «Финмаркету» директор информационно-аналитического департамента Российского зернового союза (РЗС) Елена Тюрина. Так, по ее оценке, экспорт пшеницы в Египет сократился на 22%, в Нигерию, Йемен и Латвию — на 37%, в Индонезию — на 53%, в Мозамбик — на 33%, в Ливан — на 69%. Прекращены поставки пшеницы в 23 страны, закупавшие зерно годом ранее. Это, прежде всего, Таиланд, Эквадор, Иордания, отмечала она.

Кроме того, несмотря на высокий экспортный потенциал, вывоз ячменя в ряд стран тоже уменьшился. В частности, Саудовская Аравия сократила закупки в России на 32%, Иран — на 29%, Иордания — на 62%, Турция — на 42%, Израиль — на 54%, Ливан — на 66%. От импорта российского ячменя в первой половине сельхозгода отказались такие традиционные покупатели, как Латвия, Алжир, Кипр, Кувейт, сообщала Тюрина. «Египет и страны ЕС в этом сезоне пока не покупали российскую кукурузу, — говорила она. — В то же время ее поставки в Турцию выросли почти в четыре раза, в Китай — почти в семь раз. Значительно увеличился экспорт и в Японию».

Загрузка…

Мировой отчет

за 2019 год: Турция | Хьюман Райтс Вотч

На парламентских и президентских выборах в Турции в июне 2018 года президент Реджеп Тайип Эрдоган был переизбран президентом, а правящая Партия справедливости и развития (ПСР) сохранила контроль над парламентом через коалицию.

Избирательная кампания в июне 2018 года проходила в условиях чрезвычайного положения, введенного после попытки военного переворота в июле 2016 года, и в атмосфере цензуры СМИ и репрессий в отношении предполагаемых врагов правительства и критиков, которые сохранялись в течение всего года, с участием многих журналистов, а также парламентариев. и кандидат в президенты от прокурдской оппозиции в тюрьме.

В результате выборов вступила в силу президентская система правления, согласованная на референдуме 2017 года. В системе не хватает достаточных сдержек и противовесов против злоупотреблений исполнительной властью, значительно ограничиваются полномочия парламента и укрепляется президентский контроль над большинством назначений судей.

В январе 2018 года Турция начала военное наступление на северо-запад сирийского населенного курдами района Африн и на момент написания продолжала контролировать территорию (дополнительную информацию см. В главе о Сирии).

Чрезвычайное положение и после

Двухлетнее чрезвычайное положение официально прекратилось в июле, но было заменено новым законодательством о борьбе с терроризмом, одобренным парламентом в августе. Законодательство содержит множество мер, аналогичных чрезвычайным полномочиям властей в условиях чрезвычайного положения. Они включают расширение и без того широких полномочий назначенных губернаторов провинций по ограничению собраний и передвижения; орган исполнительной власти сроком на три года об увольнении должностных лиц, в том числе судей, в административном порядке; и усиление полномочий полиции, включая продление сроков содержания под стражей до 12 дней.

Комиссия по рассмотрению увольнения более 130 000 государственных служащих по обвинению в причастности к террористическим группировкам продолжила свою работу. Большинство из них якобы связаны с религиозным движением Фетхуллаха Гюлена, которое правительство и суды обвиняют в организации попытки государственного переворота и считают его террористической организацией (FETÖ).

На момент написания комиссия, созданная в 2017 году по рекомендации Совета Европы, вынесла решения по 36 000 дел, из которых 2300 были восстановлены на работе или были приняты аналогичные меры компенсации, и по крайней мере еще 88 660 апелляций были рассмотрены.

По-прежнему широко использовались обвинения в терроризме. По данным Министерства юстиции, по состоянию на июнь почти пятая (48 924) от общего числа заключенных (246 426) была обвинена в совершении террористических преступлений или осуждена за них. Среди привлеченных к ответственности и осужденных были журналисты, государственные служащие, учителя и политики, а также офицеры полиции и военнослужащие.

Из 48 924 человек 34 241 содержались под стражей за предполагаемые связи с гюленистами (FETÖ), 10 286 за предполагаемые связи с запрещенной Рабочей партией Курдистана (РПК) и 1270 за предполагаемые связи с экстремистской группировкой Исламского государства (ИГИЛ).

Во многих судебных процессах по терроризму в Турции отсутствуют убедительные доказательства преступной деятельности или действий, которые можно было бы с полным основанием считать терроризмом, и практика содержания лиц, обвиняемых в террористических преступлениях, в длительном предварительном заключении вызвала опасения, что ее использование стало формой суммарного наказания.

Продолжаются судебные процессы над военнослужащими и другими лицами за причастность к попытке государственного переворота в июле 2016 года, в результате которой погибли 250 человек. По данным Министерства юстиции, по состоянию на июнь 2177 обвиняемых были осуждены и 1552 оправданы в первой инстанции.На момент написания окончательных приговоров не было.

Свобода слова, ассоциации и собраний

Турция остается мировым лидером по количеству тюремных заключений журналистов. По оценкам, на момент написания статьи 175 журналистов и работников СМИ находятся в предварительном заключении или отбывают наказание за террористические преступления. Еще сотни находятся под судом, но на свободе.

Большинству средств массовой информации недостает независимости и они продвигают политическую линию правительства.

В течение года суды вынесли вердикты по нескольким крупным политически мотивированным судебным процессам над журналистами, основываясь на доказательствах, состоящих в написании и репортаже, которые не пропагандируют насилие, наряду с неподтвержденными обвинениями в связях с террористическими организациями или попыткой государственного переворота.Сейчас по большинству дел подана апелляция.

В феврале писатели и комментаторы Ахмет Алтан, Мехмет Алтан и Назлы Илиджак были приговорены к пожизненному заключению без права досрочного освобождения по сфабрикованным обвинениям в перевороте. Суд освободил Мехмета Алтана под залог в июне после постановления Конституционного суда в январе и постановления Европейского суда по правам человека в марте о его освобождении. Ахмет Алтан и Назли Илыджак по-прежнему находятся в заключении. После того, как 2 октября областной апелляционный суд оставил обвинительный приговор в силе, все обвиняемые подали апелляцию в кассационный суд.

Судебный процесс над сотрудниками газеты Cumhuriyet , включая журналистов, руководителей и редактора, завершился в апреле. Четырнадцать человек были осуждены по сфабрикованным обвинениям в терроризме и приговорены к лишению свободы на срок от двух до восьми лет, а трое были оправданы.

В отдельном деле Кассационный суд в сентябре оставил в силе приговор к лишению свободы депутата от Республиканской народной партии (НРП) Эниса Берберглу за предоставление видеозаписи, опубликованной Cumhuriyet , показывающей оружие, которое Турция якобы поставляла сирийским оппозиционным группам, но также распорядилась. его освобождение после 16 месяцев предварительного заключения.

Судебные приговоры по обвинению в терроризме 31 журналиста и работника СМИ закрытой газеты Zaman завершились в июле писателями Ахметом Тураном Алканом, Шахином Алпаем и Али Булачем, которые провели до двух лет в предварительном заключении, но находились на свободе. время написания, приговоренные к восьми годам и девяти месяцам заключения, а Мустафа Юнал и Мюмтазер Тюркёне, которые остаются в тюрьме, приговорены к тюремному заключению сроком от 10 лет до 6 месяцев.

Журналистов, работающих на курдские СМИ в Турции, по-прежнему неоднократно арестовывали и заключали в тюрьмы, что мешало критическим репортажам с юго-востока страны.

После полицейского рейда в марте прокурдской газеты Free Democracy ( Özgürlükçü Demokrasi ) ее журналисты и другие работники были задержаны, а ее типография и имущество были переданы государству. В июле газета была закрыта указом, и 21 печатник и 14 журналистов привлекаются к уголовной ответственности по отдельным судебным процессам. На момент написания статьи под стражей до суда находились в общей сложности 13 печатных работников и журналистов.

Продолжалась блокировка веб-сайтов и удаление онлайн-контента, и тысячи людей в Турции столкнулись с уголовными расследованиями и преследованием за свои публикации в социальных сетях.Википедия оставалась заблокированной в Турции.

В 2018 году увеличилось количество произвольных запретов на публичные собрания, особенно это проявилось после отмены режима чрезвычайного положения, когда губернаторы взяли на себя большие полномочия по ограничению собраний.

Полиция задержала студентов ведущих университетов за мирные протесты на территории кампуса против турецкого наступления на Африн и за то, что они держали транспаранты с критикой в ​​адрес президента. По меньшей мере 18 студентов содержались под стражей до суда за такие протесты, и многие другие были привлечены к ответственности за такие преступления, как «распространение террористической пропаганды» и «оскорбление президента».

В августе министр внутренних дел запретил продолжительное мирное еженедельное бдение в центральном районе Стамбула, организованное «Субботними матерями», родственниками жертв насильственных исчезновений, требующими привлечения к ответственности. Полиция силой разогнала и ненадолго задержала 27 организаторов. Запрет на проведение бдения в традиционном месте оставался в силе на момент написания этой статьи. Субботнее бдение матерей в Диярбакыре также было запрещено, как и все публичные собрания, организованные Диярбакырским отделением Ассоциации по правам человека с сентября.

15 сентября полиция задержала сотни строителей, протестовавших против плохих условий труда и жизни на строительной площадке третьего аэропорта Стамбула. Суды приговорили 37 человек, включая представителей профсоюзов, к предварительному заключению, а шесть позднее были освобождены. Многие другие находятся под уголовным расследованием по обвинению в таких преступлениях, как организация несанкционированной акции протеста и сопротивление разгону.

Правозащитники

После более чем 13 месяцев за решеткой в ​​августе суд Измира освободил из тюрьмы почетного председателя Amnesty International в Турции Танера Кылыча.Его по-прежнему судят по ложному обвинению в членстве в терроризме, вместе с восемью другими известными правозащитниками из Турции и двумя иностранными гражданами, работающими в области прав человека, арестованными в июле 2017 года и позже освобожденными под залог.

Осман Кавала, бизнесмен и известная фигура в гражданском обществе Турции, содержится в предварительном заключении с ноября 2017 года. На момент написания Кавале не было предъявлено обвинение в совершении какого-либо преступления, но в ноябре 2018 года прокурорское расследование расширило свою деятельность. задержание 13 человек, в том числе связанных с неправительственной организацией, которой руководит Кавала, и сосредоточение внимания на их деятельности после массовых протестов в парке Гези в Стамбуле в 2013 году.Двенадцать человек были немедленно освобождены, но на момент написания статьи правозащитник Йигит Аксакоглу находился в тюрьме до суда.

Связанная с этим клеветническая кампания в СМИ и публичные комментарии президента Турции также были нацелены на американского филантропа Джорджа Сороса. В ноябре фонд Сороса «Открытое общество» объявил о роспуске своего турецкого фонда и прекращении операций в стране.

На момент написания статьи юристы-правозащитники входили в число более чем 1500 адвокатов, находящихся в суде по обвинениям в терроризме.Их дела подчеркивают резкое ущемление прав обвиняемых и надлежащей правовой процедуры в Турции. В сентябре стамбульский суд освободил под залог 17 адвокатов, которые провели до года в предварительном заключении за членство в вооруженной группе левых, но через день отменил свое собственное решение, приказав повторно арестовать 12 из них. На момент написания их дело продолжалось.

Запрет в ноябре 2017 г. общественных мероприятий правозащитных групп лесбиянок, геев, бисексуалов и транссексуалов (ЛГБТ), введенный губернатором Анкары, действовал в течение всего 2018 г. группы.В июле губернатор Стамбула запретил ежегодный городской марш прайда на четвертый год, сославшись на соображения безопасности и общественного порядка.

Пытки и жестокое обращение в местах содержания под стражей, похищения

Продолжающиеся утверждения о пытках, жестоком обращении и жестоком, бесчеловечном или унижающем достоинство обращении в полицейских участках и тюрьмах, а также отсутствие какого-либо значимого расследования по этому поводу по-прежнему вызывают серьезную озабоченность. Эти вопросы были подняты спецдокладчиком ООН по вопросу о пытках в февральском заявлении.

Не было проведено эффективных расследований похищений в 2017 году якобы государственными служащими по крайней мере шести мужчин, которые содержались в нераскрытых местах содержания под стражей до их освобождения через несколько месяцев при обстоятельствах, которые равносильны возможному насильственному исчезновению.

Турецкие власти продолжали добиваться экстрадиции предполагаемых сторонников Гюлена, многие из которых были учителями, из разных стран мира. Без соблюдения надлежащей правовой процедуры службы безопасности в странах, включая Косово и Молдову, в течение года сотрудничали с турецкими агентами в задержании и передаче турецких граждан в Турцию, где они были задержаны и подвергнуты судебному преследованию.

Курдский конфликт и подавление оппозиции

Вооруженные столкновения между военными и вооруженной Рабочей партией Курдистана (РПК) на юго-востоке продолжались в течение 2018 года, в основном в сельских районах.Правительство продолжало репрессивные меры против избранных парламентариев, мэров и муниципалитетов от прокурдских партий, хотя Народно-демократическая партия (НДП) получила 67 мест в парламенте (11,9 процента голосов) на июньских выборах.

Депутат от ДПН Лейла Гювен и девять бывших парламентариев от ДПН оставались в длительном предварительном заключении по политически мотивированным обвинениям в терроризме, в том числе бывший сопредседатель партии и кандидат в президенты Селахаттин Демирташ.Одиннадцать депутатов были лишены своих мест в парламенте в период до июньских выборов и лишены возможности баллотироваться снова в качестве кандидатов.

На юго-востоке приостановка местной демократии продолжалась, поскольку правительство сохраняло контроль над 94 муниципалитетами, выигранными на местных выборах 2014 года сестринской партией ДПН, Партией демократических регионов (ПДР). На момент написания 50 со-мэров оставались в тюрьме по политически мотивированным обвинениям в терроризме после их отстранения от выборных должностей и назначения на их должности представителей правительства.

Беженцы и мигранты

Турция продолжала принимать у себя самое большое в мире количество беженцев — около 3,5 миллионов из Сирии. Турция также принимает просителей убежища из Афганистана, Ирака и других стран. Миграционная сделка с ЕС, предлагающая помощь в обмен на предотвращение дальнейшей миграции в ЕС, продолжалась. Граница с Сирией фактически закрыта для новых просителей убежища. Пограничники перехватывали и депортировали тысячи вновь прибывших сирийцев в течение года и иногда стреляли в тех, кто пытался пересечь границу.С ноября 2017 года в 10 провинциях приостановлена ​​регистрация сирийцев, которым удается пройти пограничников и добраться до городов Турции. Сохраняется высокий уровень детского труда и большое количество детей-беженцев и просителей убежища, не посещающих школу. В сентябре Турция взяла на себя полную ответственность за рассмотрение заявлений о предоставлении статуса беженца. Но власти не предоставляют статус беженца, и переселение в третьи страны доступно лишь небольшой части тех, кто признан беженцами.

После обширного международного освещения грубых нарушений прав человека уйгуров и других тюркских мусульман в Китае в октябре Турция приняла 11 уйгуров, бежавших от репрессий после того, как Малайзия отказалась вернуть их в Китай и освободила их из-под стражи.

Ключевые международные участники

Отношения между ЕС и Турцией оставались плохими, и переговоры о присоединении зашли в тупик. Служба внешних связей ЕС высказывалась по некоторым вопросам прав, включая задержание правозащитников, журналистов, парламентариев и ученых, но продолжение миграционного соглашения оставалось первостепенной задачей ЕС.

Правительство Соединенных Штатов в октябре добилось освобождения американского пастора Эндрю Брансона, задержанного более двух лет по обвинению в терроризме, но не высказалось решительно о более широком использовании законов о терроризме против предполагаемых врагов и критиков Анкары.Отношения также были отмечены напряженностью в связи с осуждением США турецкого банкира за нарушение санкций США, применением в период с августа по ноябрь санкций против министров внутренних дел и юстиции Турции в связи с задержанием Брансона, присутствием на территории США турецкого священнослужителя Фетхуллаха Гюлена, и поддержка США связанных с РПК курдских сил на севере Сирии.

Сентябрьский государственный визит президента Эрдогана в Германию был направлен на восстановление связей между странами после серьезной напряженности из-за произвольного задержания в 2017 году граждан Германии, в том числе журналиста Дениза Юселя, освобожденного в феврале.Канцлер и президент Германии недвусмысленно упомянули о произвольных задержаниях собственных граждан Турции, а также граждан Германии.

Во время январского визита Эрдогана в Париж президент Франции Эммануэль Макрон высказался о правах человека в Турции и заявил, что в настоящее время нет никаких перспектив присоединения Турции к ЕС.

В марте Управление Верховного комиссара ООН по правам человека опубликовало отчет о нарушениях в условиях чрезвычайного положения, в котором описывается задержание примерно 600 женщин и их младенцев или маленьких детей в связи с предполагаемой связью их мужей с террористами. организации как «тревожный образец».

В ноябре Европейский суд по правам человека постановил, что неоднократное продление Турцией предварительного заключения оппозиционного политика Селахаттина Демирташа нарушило его права и преследовало «скрытую цель — подавить плюрализм и ограничить свободу политических дебатов, что, кстати, является недопустимым». самая суть концепции демократического общества ». Суд постановил его освободить.

Турция: Свобода в мире, отчет за 2019 год

Президент избирается прямым голосованием на срок до двух пяти лет, но имеет право баллотироваться на третий срок, если парламент требует досрочных выборов во время второго срока президента.Если ни один из кандидатов не набирает абсолютного большинства голосов, проводится второй тур голосования между двумя лучшими кандидатами. Президент ПСР Эрдоган сохранил доминирующую роль в правительстве после перехода с поста премьер-министра на пост президента в 2014 году. Конституционный референдум, проведенный в 2017 году, установил новую президентскую систему правления, расширив президентские полномочия и упразднив роль премьер-министра. , вступившие в силу после досрочного президентского голосования в июне 2018 года.

Первоначально президентские выборы были запланированы на ноябрь 2019 года, но в апреле 2018 года Эрдоган призвал к досрочному голосованию, заявив, что необходимо как можно скорее перевести Турцию к новой президентской системе.Наблюдатели от Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) раскритиковали избирательный процесс за то, что он отдавал предпочтение правящей партии, хотя избиратели, как правило, могли свободно выражать свой выбор у урны для голосования. Освещение в СМИ, особенно в государственных СМИ, было смещено в сторону ПСР, а кампания проходила в условиях чрезвычайного положения, которое было впервые объявлено после попытки государственного переворота 2016 года, что ограничило деятельность кампании. Некоторые кандидаты от оппозиции подверглись нападениям во время агитационных мероприятий, особенно от ДПН.Демирташ, кандидат в президенты от ДПН, был вынужден вести кампанию из тюрьмы, где он ожидал суда по обвинению в терроризме с момента своего ареста в 2016 году. Эрдоган получил 52 процента голосов, а Мухаррем Инсе из НРП занял второе место с 30 процентами.

Многие избранные должностные лица на муниципальном уровне были заменены назначенными правительством после попытки государственного переворота 2016 года. Большинство из них были отстранены в результате чрезвычайных полномочий, которые позволили назначенным провинциальным властям взять под свой контроль города и поселки, избранные лидеры которых подозревались в поддержке терроризма — термин в широком смысле, который теперь обычно применяется к курдским политикам, часто из ДПН и ее филиалов.К октябрю 2018 года мэры 94 из 102 муниципалитетов с курдским большинством были заменены на назначенных правительством «попечителей». Однако также были отстранены некоторые мэры от других оппозиционных партий. Например, в 2017 году правительство взяло под свой контроль муниципалитет Стамбула, принадлежащий CHP, сославшись на обвинения в коррупции.

Турция: Профиль страны | Freedom House

Программы Freedom House в Турции

Турция остается одним из самых сложных мест в европейском регионе для реализации права на свободу слова и самовыражения.В 2019 году он сохранил свой статус худшего тюремщика профессиональных журналистов в мире. Многие другие, включая писателей, активистов гражданского общества, художников, политических деятелей, лидеров маргинализированных сообществ, активистов цифровых прав и обычных граждан, сталкиваются с широко распространенными преследованиями за критику правительства. Freedom House работает над укреплением уважения к свободе слова в Турции в партнерстве с местной организацией, Ассоциацией исследований СМИ и права (MLSA). Эти совместные усилия направлены на увеличение числа квалифицированных практикующих юристов, которые могут защищать фундаментальное право граждан на свободное выражение мнений, проводить исследования и анализ политики и повышать осведомленность международного сообщества о кризисе свободы слова в Турции.

Текущие программы

Продвижение основных свобод в Турции

Совместно с местными партнерами программная работа Freedom House в Турции направлена ​​на расширение возможностей гражданского общества для совместной работы по защите прав и свобод человека, закрепленных в национальных и международных обязательствах Турции.

Турция остается одним из самых сложных мест в европейском регионе для осуществления основных свобод. В этой сложной обстановке Freedom House стремится дать гражданскому обществу возможность внести свой вклад в улучшение основных свобод в Турции и отстаивать интересы национальных и международных руководителей в отношении соблюдения обязательств страны в области прав человека.Этот проект направлен на создание общей основы для различных субъектов гражданского общества для решения проблем прав человека в стране. Freedom House и его партнеры намерены реагировать на угрозы основным свободам, предоставляя поддержку в судебных процессах, исследованиях и анализах, поддержке массовых инициатив и защите интересов.

Узнайте больше, посетив нашу страницу программы для Турции.

Все, что вам нужно знать о правах человека в Турции 2020

Судебная власть игнорировала гарантии справедливого судебного разбирательства и надлежащую правовую процедуру и продолжала применять широко определенные законы о борьбе с терроризмом для наказания действий, защищаемых международным правом прав человека.Некоторые представители судебных органов и юристов подверглись санкциям за законное выполнение своих профессиональных обязанностей. Продолжалось судебное преследование таких лиц, как журналисты, политики, активисты, пользователи социальных сетей и правозащитники, за их реальное или мнимое несогласие. Четыре правозащитника, в том числе Танер Кылыч, были осуждены по безосновательному делу Бююкады. Несмотря на оправдание по делу Гези и постановление Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) о его освобождении, Осман Кавала оставался в тюрьме.Комментарии высокопоставленного государственного чиновника против ЛГБТИ были поддержаны некоторыми правительственными чиновниками, в том числе президентом Эрдоганом. Правящая партия пригрозила выйти из Стамбульской конвенции. Законодательные поправки, внесенные в связи с COVID-19, исключили из досрочного освобождения лиц, несправедливо осужденных в соответствии с законами о борьбе с терроризмом, и лиц, содержащихся в предварительном заключении. Продолжали поступать достоверные сообщения о пытках и жестоком обращении.

Фон

В феврале Турция начала военную операцию («Весенний щит») против сирийских сил после того, как в результате ударов сирийской авиации в Идлибе, Сирия, погибло 33 турецких солдата (см. Статью «Сирия»).Одновременно Турция объявила свои границы с ЕС открытыми, а также поощряла и способствовала транспортировке тысяч просителей убежища и мигрантов к сухопутным границам Греции. Греческие силы ответили резким отпором, в результате чего погибли по меньшей мере три человека. В апреле правительство использовало кризис COVID-19 для дальнейшего подавления оппозиции, запретив несколько проводимых оппозицией муниципальных кампаний пожертвований и начав расследование усилий мэров Стамбула и Анкары по сбору средств на пандемию.

В марте и снова в октябре из-за пандемии COVID-19 Министерство здравоохранения запретило медицинским работникам увольняться. Первоначально эта мера была предусмотрена на трехмесячный период, но позже была продлена до дальнейшего уведомления.

В ноябре и декабре компании социальных сетей, включая Facebook, Twitter и Instagram, были оштрафованы на 40 миллионов турецких лир (более 4 миллионов евро) каждая за то, что они не назначили законного представителя в Турции, как того требует измененный закон о социальных сетях.Компании, не соблюдающие юридические обязательства, столкнутся с дальнейшими санкциями, включая сокращение пропускной способности, что сделает их услуги недоступными в Турции. В декабре YouTube объявил об открытии юридического лица в стране.

Государственный перегруз

Судебная власть и юристы

Дисциплинарное расследование, начатое Советом судей и прокуроров в отношении трех судей, которые 18 февраля оправдали обвиняемых по делу Гези, в том числе лидера гражданского общества Османа Кавалу, по состоянию на конец года продолжалось.Расследование последовало за публичной критикой президентом оправдательного приговора.

В июле парламент принял закон об изменении структуры коллегий адвокатов. Тысячи адвокатов выразили протест, и 78 из 80 коллегий адвокатов подписали заявление против реформы. Новый закон ослабляет авторитет и независимость ассоциаций.

Продолжаются уголовные расследования в отношении адвокатов, представляющих интересы клиентов, обвиняемых в «преступлениях, связанных с терроризмом».

В сентябре полиция задержала 47 адвокатов по подозрению в «принадлежности к террористической организации» исключительно на основании их работы.По меньшей мере 15 адвокатов были помещены в следственный изолятор. Также в сентябре Кассационный суд оставил в силе приговоры к лишению свободы 14 адвокатам из Ассоциации прогрессивных юристов, которые преследовались по законам о терроризме.

Подавление инакомыслия

Уголовные расследования и преследование в соответствии с законами о борьбе с терроризмом и карательное предварительное заключение продолжали использоваться, в отсутствие доказательств уголовных правонарушений, для того, чтобы заставить замолчать инакомыслие.

Под предлогом борьбы с «фейковыми новостями», «подстрекательством» или «распространением страха и паники» власти использовали уголовное законодательство для преследования тех, кто обсуждает пандемию COVID-19 в Интернете.Подразделение по киберпреступлениям Министерства внутренних дел заявило, что 1105 пользователей социальных сетей вели «пропаганду в пользу террористической организации», в том числе «делились провокационными сообщениями о COVID-19» в период с 11 марта по 21 мая; как сообщается, 510 человек были задержаны для допроса.

В октябре президент напал на Турецкую медицинскую ассоциацию (TTB) и назвал ее новое кресло «террористом» после того, как TTB неоднократно критиковал реакцию правительства на COVID-19.

В апреле, когда COVID-19 распространился по стране, правительство внесло поправки в закон об исполнении наказаний, позволив досрочно освободить до 90 000 заключенных.Особо исключались заключенные, находящиеся под стражей до суда, и осужденные по законам о терроризме.

Продолжаются неправомерные расследования и преследования бывших парламентариев и членов оппозиционных партий. В июне Стамбульский апелляционный суд оставил в силе приговор Джанану Кафтанджиоглу, председателю оппозиционной Республиканской народной партии (НРП) в провинции Стамбул. Ее приговорили к девяти годам и восьми месяцам лишения свободы за «оскорбление президента» и «оскорбление государственного должностного лица», «разжигание вражды и ненависти» и «пропаганду террористической организации».Приговор касается твитов, которыми она поделилась семью годами ранее. На конец года дело находилось на рассмотрении в Кассационном суде.

В октябре 20 бывших и действующих членов прокурдской Народной Демократической партии (ДПН), в том числе мэр города Карс Айхан Билген, были заключены в предварительное заключение за их предполагаемую причастность к насильственным протестам в октябре 2014 года. Обвинения в значительной степени основывались на сообщениях в социальных сетях из официального твиттер-аккаунта HDP в то время. После помещения в предварительное заключение Айхана Билгена министерство внутренних дел 2 октября назначило губернатора Карса доверенным лицом муниципалитета Карса.Бывшие сопредседатели Селахаттин Демирташ и Фиген Юксекдаг оставались в предварительном заключении в рамках того же расследования с сентября 2019 года. Новое обвинительное заключение находилось на рассмотрении в суде первой инстанции в конце года, через несколько дней после того, как Большая палата ЕСПЧ потребовала немедленное освобождение Селахаттина Демирташа, обнаружив, что его права на свободу выражения мнений, свободу и безопасность, свободные выборы и не подвергаться злоупотреблению ограничениями прав были нарушены.

В декабре парламент принял новый закон якобы для предотвращения финансирования распространения оружия массового уничтожения с серьезными последствиями для организаций гражданского общества.Закон включал разрешение увольнения лиц, которым грозит судебное преследование в соответствии с законами о борьбе с терроризмом, из советов НПО с заменой назначенных правительством попечителей.

Свобода выражения мнения

Журналисты и другие работники СМИ оставались в предварительном заключении или отбывали наказание в виде лишения свободы. Некоторые лица, преследуемые в соответствии с законами о борьбе с терроризмом, были осуждены и приговорены к годам лишения свободы, а их законная деятельность была представлена ​​в качестве доказательства уголовных преступлений.

В марте полиция задержала по меньшей мере 12 журналистов за репортажи о пандемии COVID-19, в том числе журналистку и правозащитницу Нуркан Байсал, которую обвинили в «разжигании вражды и ненависти» из-за своих сообщений в социальных сетях.Шесть журналистов были заключены в тюрьму за репортажи о похоронах двух предполагаемых офицеров разведки Турецкого национального разведывательного управления (MIT), убитых в Ливии. В мае шестерым задержанным и еще одному журналисту было предъявлено обвинение в «раскрытии личностей сотрудников разведки». В сентябре пятеро из них были приговорены к тюремному заключению за «публикацию разведывательной информации».

Журналисты Алптекин Дурсуноглу и Равин Стерк Йылдыз, задержанные за публикации в социальных сетях в марте, были освобождены на первом слушании дела в марте и сентябре соответственно.Их дела продолжались в конце года.

Правозащитники

Десятки правозащитников подверглись уголовному преследованию и преследованию за свою правозащитную деятельность.

В июле судебный процесс над 11 правозащитниками Бююкада завершился тем, что суд признал Танера Кылыча виновным в «членстве в террористической организации Фетхуллаха Гюлена (FETÖ)» и приговорил его к шести годам и трем месяцам тюремного заключения; Идил Эсер, Гюнал Куршун и Озлем Далкыран были приговорены к «одному году и 13 месяцам» за «сознательную и добровольную поддержку FETÖ».Остальные семь обвиняемых были оправданы. 1 декабря областной апелляционный суд оставил без изменения обвинительные приговоры четырем защитникам, которые подали апелляцию в кассационный суд.

В феврале Осман Кавала и восемь других представителей гражданского общества были оправданы по всем обвинениям, включая «попытку свержения правительства» и якобы «руководство» протестами в парке Гези в 2013 году. Однако Осман Кавала был задержан по новым обвинениям всего через несколько часов после освобождения. В мае Большая палата ЕСПЧ подтвердила свое решение от декабря 2019 года о его немедленном освобождении, сочтя его длительное предварительное заключение незаконным и служащим «скрытой цели».В ходе рассмотрения дела в сентябре и октябре и принятия промежуточного решения в декабре Комитет министров Совета Европы призвал Турцию выполнить постановление ЕСПЧ.

В октябре суд Стамбула принял новое обвинение против Османа Кавалы и американского академика Генри Барки, обвиняя их в «попытке свержения конституционного строя» и «шпионаже», несмотря на отсутствие доказательств. В декабре Генеральная ассамблея Конституционного суда не нашла никаких нарушений в отношении его продолжающегося предварительного заключения.По состоянию на конец года Осман Кавала оставался в тюрьме.

В январе прокурор Стамбула потребовал вынесения обвинительного приговора адвокату-правозащитнику Эрену Кескину на главном судебном процессе над Озгуром Гюндемом, а также другим лицам, участвовавшим в кампании солидарности. В феврале временным постановлением ее обвиняемые Неджмие Алпай и Асли Эрдоган были оправданы. Судебное преследование Эрена Кескина и трех других подсудимых продолжалось.

В марте Рачи Биличи, бывший председатель Диярбакырского отделения НПО «Ассоциация прав человека» (IHD), был приговорен к шести годам и трем месяцам тюремного заключения за «членство в террористической организации» на основании своей правозащитной деятельности.На конец года апелляция находилась на рассмотрении.

В октябре, после отчета исследовательской группы Forensic Architecture за 2019 год, судебный процесс над тремя полицейскими и предполагаемым членом вооруженной Рабочей партии Курдистана (РПК), обвиняемых в убийстве адвоката по правам человека Тахира Эльчи, начался почти через пять лет после его смерти в Диярбакыр. Офицерам было предъявлено обвинение в «причинении смерти по виновной халатности».

Права лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров и интерсексуалов (ЛГБТИ)

В апреле высокопоставленный государственный чиновник Управления по делам религий (Diyanet) обвинил гомосексуальность и людей, состоящих в внебрачных отношениях, в распространении ВИЧ / СПИДа.Он призвал последователей бороться с этим «злом» в пятничной проповеди, посвященной пандемии COVID-19, и этот призыв поддержал президент. Коллегии адвокатов, критикующие эти заявления, были подвергнуты уголовному расследованию по статье 216/3 Уголовного кодекса, которая криминализирует «оскорбление религиозных ценностей».

Права женщин и девочек

В июле жестокое убийство 27-летнего студента Пынара Гюлтекина вызвало протесты по всей стране. В конце года продолжился судебный процесс над двумя мужчинами, обвиняемыми в ее убийстве.

В августе предложения некоторых политиков из правящей Партии справедливости и развития (AKP) выйти из Стамбульской конвенции вызвали общенациональные демонстрации. Организации по правам женщин подвергли критике невыполнение Конвенции, в том числе адекватную реакцию на рост насилия в семье во время ограничений COVID-19. Министерство внутренних дел объявило, что в 2020 году 266 женщин погибли в результате гендерного насилия, хотя цифры, предоставленные женскими организациями, были намного выше.

Свобода собраний

В марте власти второй год подряд запретили проведение шествия в Международный женский день в Стамбуле. Полиция применила слезоточивый газ и пластиковые пули для разгона мирных демонстрантов, нарушивших запрет.

Судебное преследование шести женщин, обвиняемых в «неспособности разойтись» по статье 32 Закона о митингах и демонстрациях, началось в ноябре. Обвинения связаны с их участием в мирной акции протеста в Лас-Тесис в декабре 2019 года с целью положить конец убийству женщин.

В июне административный суд Анкары постановил, что запрещение студенческого марша прайда на территории кампуса было незаконным. 10 декабря суд над 18 студентами и одним преподавателем Ближневосточного технического университета в Анкаре за участие в марше прайда в кампусе в мае 2019 года был перенесен на апрель 2021 года.

Пытки и другое жестокое обращение

В сентябре Осман Чибан и Сервет Тургут получили серьезные травмы после задержания и, как утверждается, избиения большой группой солдат в провинции Ван, согласно показаниям Османа Чибана.Сервет Тургут скончался в больнице 30 сентября. Заявления канцелярии губернатора Ван и министра внутренних дел опровергли заявления очевидцев и Османа Чибана. Уголовное расследование утверждений о пытках, начатое прокурором Вана, было закрыто. В октябре четыре журналиста, освещавшие это дело, были арестованы в Ване за то, что они были «членами террористической организации» на основании новостных агентств, на которые они работали, и за публикацию новостей о «публичных инцидентах в соответствии с РПК / KCK [Союз сообществ Курдистана ] перспектива и заказы в ущерб государству ».

В декабре заключенному предварительного заключения в тюрьме Диярбакыра Мехмету Сиддику Меше было отказано в доступе к неотложной медицинской помощи и осмотру судебно-медицинскими работниками после того, как он, как утверждается, был жестоко избит тюремными надзирателями. К концу года органы прокуратуры не начали независимое расследование заявлений.

Насильственные исчезновения

В феврале Гекхан Тюркмен, один из семи человек, обвиняемых в связях с движением Фетхуллаха Гюлена и пропавших без вести в 2019 году, рассказал в суде о пытках и других видах жестокого обращения, которым он подвергался в течение 271 дня его насильственного исчезновения.Суд потребовал возбудить уголовное дело по его жалобам.

Местонахождение Юсуфа Бильге Тунча, пропавшего в августе 2019 года, на конец года оставалось неизвестным.

Права беженцев, просителей убежища и мигрантов

Турция по-прежнему принимала самое большое количество беженцев в мире: около 4 миллионов человек, в том числе 3,6 миллиона сирийцев. Сделка 2016 года между ЕС и Турцией, которая предусматривает предоставление Европейской финансовой помощи для поддержки беженцев в Турции в обмен на ее сотрудничество в области миграционного контроля и возвращения, продолжала действовать.

После объявления об открытии границ ЕС 27 февраля Турция безрассудно поощряла и способствовала перемещению просителей убежища и мигрантов к сухопутной границе Греции, где насильственные отпоры привели к гибели и травмам (см. Раздел «Въезд в Грецию»). В конце марта турецкие власти удалили людей из приграничной зоны.

Согласно отчету НПО, опубликованному в октябре, Турция депортировала более 16 000 сирийцев в Сирию в течение года. Группа сирийцев сообщила в мае, что их насильно вернули в Сирию и заставили подписать документы о своем желании вернуться. 1

По состоянию на сентябрь, по данным ООН, Турция депортировала в Афганистан около 6000 человек, хотя ситуация в стране по-прежнему не позволяла безопасно и достойно вернуться.


  1. Турция: Прекратить незаконную депортацию людей в Сирию и обеспечить их безопасность (44/2429/2020 евро)

Население Турции (2021 г.) — Worldometer

Заметки

Счетчик Население Турции (Live) показывает постоянно обновляемая оценка текущего населения Турции, предоставляемая алгоритмом RTS Worldometer, который обрабатывает данные, полученные от Отдела народонаселения ООН.

График Население Турции (1950 — 2019 гг.) 1 июля каждого года, с 1951 по 2019 год. Это значение может отличаться от % изменения за год , показанного в исторической таблице, которая показывает эквивалентное процентное изменение за последний год, предполагая однородное изменение за предыдущий пятилетний период.

Определения

Год : по состоянию на 1 июля указанного года.

Население : Общая общая численность населения (обоих полов и всех возрастов) в стране на 1 июля года, указанная по оценке Департамента народонаселения Департамента по экономическим и социальным вопросам Организации Объединенных Наций. Перспективы народонаселения мира: редакция 2019 г. Для прогнозируемых лет используется вариант средней рождаемости ООН.

Подробнее об определениях …

Изменение в% за год : На 2019 год: процентное изменение общей численности населения за последний год (с 1 июля 2018 года по 30 июня 2019 года).Для всех остальных лет: эквивалент годового процентного изменения за последний год, предполагающий однородное изменение за предыдущий пятилетний период, рассчитанный путем обратного сложения.

Годовое изменение : На 2019 год: абсолютное изменение общей численности населения (увеличение или уменьшение количества людей) за последний год (с 1 июля 2018 года по 30 июня 2019 года). Для всех остальных лет: среднегодовое численное изменение за предыдущий пятилетний период.

Мигранты (нетто) : Среднее годовое количество иммигрантов за вычетом количества эмигрантов за предыдущий пятилетний период (с 1 июля по 30 июня начального и последнего года) или последующий пятилетний период (за 2016 год). данные).Отрицательное число означает, что эмигрантов больше, чем иммигрантов.

Средний возраст : возраст, при котором население делится на две численно равные группы: половина людей старше указанного среднего возраста, а половина моложе. Этот параметр указывает возрастное распределение.

Коэффициент фертильности : (Общий коэффициент фертильности или СКР) выражается в количестве детей на женщину. Он рассчитывается как среднее количество детей, которые в среднем будет иметь женщина в репродуктивном периоде (от 15 до 49 лет) на основе текущих показателей фертильности для каждой возрастной группы в стране и при условии, что она не подвержена смертности.

Плотность (P / км²) : (Плотность населения) Население на квадратный километр (км²).

Городское население% : Городское население как процент от общей численности населения.

Городское население : Население, проживающее в районах, классифицируемых как городские в соответствии с критериями, используемыми каждой страной.

Доля страны в мировом населении : Общая численность населения страны в процентах от общей численности населения мира на 1 июля указанного года.

Население мира : Общее население мира на 1 июля указанного года.

Глобальный рейтинг : Позиция, которую занимает Турция в списке всех стран мира, ранжированных по численности населения (от самой высокой до самой низкой) по состоянию на 1 июля указанного года.

Турция (TUR): экспорт, импорт и торговые партнеры | OEC

Обзор В июле 2021 года Турция экспортировала 15,6 млрд долларов и импортировала 19,8 млрд долларов, в результате чего отрицательное сальдо торгового баланса составило 4 доллара.26B. В период с июля 2020 года по июль 2021 года экспорт Турции увеличился на 1,43 млрд долларов США (10,1%) с 14,1 млрд долларов США до 15,6 млрд долларов США, а импорт увеличился на 2,69 млрд долларов США (15,7%) с 17,2 млрд долларов США до 19,8 млрд долларов США.

Торговля В июле 2021 года основными экспортными товарами Турции были автомобили; кроме железной дороги или трамвая … (1,66 млрд долларов), ядерных реакторов, котлов, оборудования и механических … (1,39 млрд долларов), чугуна и стали (1,38 млрд долларов), одежды и аксессуаров для одежды; трикотажные или … (919 млн. долл. США), а также электрические машины, оборудование и детали… (772 миллиона долларов). В июле 2021 года основными статьями импорта Турции были минеральное топливо, минеральные масла и продукты … (4,01 млрд долларов), чугун и сталь (2,58 млрд долларов), ядерные реакторы, котлы, оборудование и механические … (2,15 млрд долларов), электрическое оборудование. и оборудование и части … (1,37 млрд долларов), и пластмассы и изделия из них (1,23 млрд долларов).

Происхождение В июле 2021 года экспорт Турции осуществлялся в основном из Стамбула (7,84 млрд долларов), Измира (981 млн долларов), Коджаэли (918 млн долларов), Бурсы (750 млн долларов) и Газиантепа (700 млн долларов), тогда как пункты назначения импорта были в основном Стамбул (9 $.7B), Gizli Veri (2,53 млрд долларов), Коджаэли (1,2 млрд долларов), Анкара (1,16 млрд долларов) и Озмир (778 млн долларов).

Пункты назначения В июле 2021 года Турция экспортировала в основном в Германию (1,35 млрд долларов), США (977 млн ​​долларов), Соединенное Королевство (958 млн долларов), Италию (752 млн долларов) и Испанию (736 млн долларов), и импортировала в основном из Китай (2,56 млрд долларов), Россия (2,39 млрд долларов), мир (1,76 млрд долларов), Германия (1,49 млрд долларов) и США (893 млн долларов).

Рост В июле 2021 года ежегодный рост экспорта Турции объяснялся, прежде всего, увеличением экспорта в Италию (319 млн долларов США или 73.6%), США (285 млн долларов, или 41,3%) и Германии (264 млн долларов, или 24,3%), и увеличение экспорта продукции черной металлургии (672 млн долларов или 94,5%), минерального топлива, минеральных масел и продуктов … (277 млн ​​долларов или 128%) и натуральный культивированный жемчуг; драгоценные, полудрагоценные камни; … (162 млн долл. США или 32,4%). В июле 2021 года ежегодный рост импорта Турции объяснялся в первую очередь увеличением импорта из России (1,23 млрд долларов или 106%), Китая (991 млн долларов или 63,4%) и мира (566 млн долларов или 47,5%). , а также рост импорта минерального топлива, минеральных масел и нефтепродуктов… (1,67 млрд долларов или 71,4%), черной металлургии (1,23 млрд долларов или 90,9%) и фармацевтической продукции (335 млн долларов или 99,9%).

Состояние турецко-курдского конфликта

Введение и резюме

За последние пять лет произошли драматические сдвиги в политике США и Турции в отношении курдских политических и военных субъектов как в самой Турции, так и в соседних Сирии и Ираке. Эти сдвиги были вызваны сложным совпадением внутриполитических тенденций Турции и быстро меняющейся региональной картиной.В течение этого периода политика Турции колебалась от взаимодействия с курдскими игроками в поисках мирного сближения до жестких репрессий внутри страны и военной интервенции за рубежом. Между тем, Соединенные Штаты постепенно отказались от своей прежней политики невмешательства в отношении курдских негосударственных субъектов и приняли временную временную политику взаимодействия с левыми курдскими элементами в Сирии, руководствуясь в первую очередь тактическими военными требованиями лазерно-ориентированной кампании по искоренению Исламское государство (ИГ).В этом отчете прослеживаются изменения в политике, произошедшие с тех пор, как Центр американского прогресса в последний раз подробно изучил этот вопрос в июле 2014 года. 1

С 2013 по 2015 годы турецкое правительство активизировало свои усилия по разрешению затянувшегося конфликта с воинствующей Рабочей партией Курдистана (РПК). В течение этих лет Турция и РПК поддерживали режим прекращения огня, в то время как переговоры с целью обеспечить демобилизацию войск РПК и нормализацию курдской политики в Турции.Хотя турецкое государство периодически вело тайные переговоры с РПК с 2006 года, новые усилия были более публичными и согласованными, чем все, что было раньше. Усилия по обеспечению modus vivendi с курдскими субъектами были многообещающими, с потенциалом важных политических, стратегических и экономических выгод, если мог быть достигнут прочный мир. Но переговоры разворачивались параллельно с региональными потрясениями: Сирия охвачена войной, а Ирак вновь погрузился в хаос из-за подъема ИГ. На фоне этой суматохи сирийский режим ушел из трех курдских анклавов на севере Сирии, оставив эти районы курдским ополченцам, которые вскоре оказались в борьбе за выживание против восходящего ИГ.

В курдских анклавах в Сирии доминировало сирийское отделение РПК, Партия Демократического союза (ПДС), к которой Анкара относилась с недоверием. Несмотря на связи ПДС с РПК, в контексте мирных переговоров Турция несколько раз принимала лидеров ПДС в Анкаре для обсуждения приграничных вопросов и, как некоторые надеялись, для вовлечения курдских сил в общие усилия по свержению сирийского диктатора Башара. аль-Асад. Но Турция стала рассматривать PYD как угрозу, поскольку она завоевала большее влияние и, в конечном итоге, U.С. военная поддержка в борьбе с ИГ. Ополчение PYD, Народные отряды защиты (YPG), быстро станет наиболее эффективным наземным подразделением для борьбы с ИГ и центральным элементом проводимой США кампании против ИГ. Между тем, курдская политическая партия Турции, Народно-демократическая партия (ДПН), преодолела продолжающиеся политические репрессии, чтобы мобилизовать курдов и либералов на поддержку харизматичного молодого лидера Селахаттина Демирташа, чье восхождение стало угрозой политическим амбициям турецкого лидера Реджепа Тайипа Эрдогана.В конце концов, мирные переговоры между Турцией и РПК зашли в тупик перед лицом этой региональной динамики и внутриполитического давления Турции, и Анкара отказалась от своих обязательств в пользу жесткой политики противодействия курдским политическим и военным успехам как в Турции, так и в Сирии.

В июле 2015 года прекращение огня было нарушено, и конфликт РПК возобновился. Причины возобновления боевых действий подробно обсуждаются ниже, но внутриполитические императивы Эрдогана, страх турецкого государства перед сирийской курдской автономией и местная динамика на юго-востоке Турции в совокупности подорвали мирный процесс.Боевые действия с 2015 года привели к огромным потерям: по меньшей мере 4397 человек погибли, 2 сровняли с землей в значительной части курдских городов, в которых большинство населения проживает в стране, и стали перемещением около 350 000 мирных жителей. 3 Политические разветвления были столь же ужасными, что способствовало глубокой поляризации, политическим репрессиям и нарушениям прав человека. Десятки тысяч турецких граждан, многие из которых курды, были заключены в тюрьму по зачастую сомнительным обвинениям в терроризме, включая Демирташа и многих других должным образом избранных курдских политических лидеров.Драконовская реакция государства не оставила места для курдского политического самовыражения.

Учитывая насилие с июля 2015 года, может показаться странным время пересмотреть перспективы мирного процесса. Отношения с обеих сторон ожесточились, сужая пространство для компромиссов, и многие потенциальные миротворцы находятся в тюрьмах. Но поскольку цена конфликта так высока, должны быть сильные стимулы для деэскалации, а уступки, которые могут заметно улучшить атмосферу, легко определить.Несмотря на то, что урегулирование конфликта так же далеко, как и прежде, снижение напряженности и, возможно, прекращение огня вполне достижимы. Военный потенциал РПК снизился, а частота и интенсивность атак повстанцев уменьшились. Президент Эрдоган может эффективно править указом и должен найти новых сторонников, чтобы обеспечить переизбрание в 2023 году; националистический поворот, который он предпринял после июня 2015 года, в основном исчерпал себя. В условиях нынешнего экономического кризиса, проблемы сирийских беженцев и его собственной жесткой риторики, подрывающей его популярность, у президента Эрдогана есть мотив и средства для решительной попытки создать новое политическое пространство.Наконец, Турция становится все более изолированной на международном уровне, втянутой в споры с большинством своих соседей и своими традиционными партнерами по безопасности. Ослабление курдского фронта поможет ослабить давление на перегруженный военный, разведывательный и дипломатический корпус.

В этом отчете оцениваются причины провала последнего турецко-курдского режима прекращения огня, нынешний тупик и перспективы умеренности, региональные факторы, а также то, что необходимо учитывать для формирования потенциального нового мирного процесса.

Срыв мирного процесса

В июле 2015 года мирный процесс развалился. Причины возобновления боевых действий сложны и весьма спорны, но это сочетание внутриполитических императивов Эрдогана, страха турецкого государства перед растущей сирийской курдской автономией, оппортунизма или высокомерия РПК, посеянного хаосом хаоса. ИГ и местная динамика на юго-востоке Турции подорвали как переговоры, так и прекращение огня. Внутри страны на выборах в июне 2015 года ДПН получила 80 мест в парламенте, что впервые сыграло решающую роль в отказе Партии справедливости и развития (ПСР) Эрдогана в абсолютном большинстве в парламенте.Демирташ и ДПН открыто выступили против правления Эрдогана, в частности его желания перевести страну к сильной президентской системе, при которой он будет контролировать все институты исполнительной власти и иметь широкую власть над судебной системой. 4 Эрдоган увидел, что его политические амбиции находятся под угрозой, и начал ухаживать за антикурдскими националистическими правыми.

Тем временем в Сирии отряды YPG при поддержке США одержали победу над ИГ, взяв стратегический город Таль-Абьяд 15 июня 2015 года, соединив, таким образом, два из трех курдских кантонов на севере Сирии. 5 Захват Таль-Абьяда стал серьезным ударом для ИГ, но турецкие официальные лица отреагировали тревогой, опасаясь создания постоянного автономного курдского анклава на севере Сирии. Турецкие лидеры полагали, что такое развитие событий может разжечь сепаратизм в Турции и придать РПК стратегическую глубину. 6 Многие курды на юго-востоке Турции были глубоко вовлечены в судьбу сирийских курдских кантонов, политическая и эмоциональная приверженность, которая проявлялась в городских граффити, публичных протестах и ​​в десятках похорон турецких курдов, убитых в боях за защиту Сирийские курдские анклавы из ИГ. 7 Отказ Турции помочь сирийским курдам — ​​и явное сочувствие Анкары некоторым сирийским повстанцам-джихадистам, не согласным с YPG — были постоянным очагом напряженности, вызвавшим бурные протесты курдов в Турции. 8

Напряжение усилилось во время напряженной избирательной кампании в Турции весной 2015 года, которая была отмечена неоднократными нападениями на офисы партии ДПН и взрывом накануне выборов в Диярбакыре, в результате которого четыре человека погибли и более 400 получили ранения. 9 В большинстве курдских районов юго-востока Турции молодые курды, воодушевленные успехами в Сирии, разъяренные отказом Анкары помочь сирийским курдам против ИГ и, вероятно, воодушевленные РПК, воздвигли баррикады в городских центрах и вступили в столкновения с силы безопасности. 10 Генюль Тол, директор-основатель Центра турецких исследований Института Ближнего Востока, подвел итог ситуации в мае 2015 года, когда эти события набирали обороты:

[] Относительная демократизация и частичный вывод турецких сил безопасности открыли демократическое пространство для РПК на юго-востоке страны. Возникли квазигосударственные структуры с правовыми и фискальными атрибутами, такими как суды и центры сбора налогов. РПК также активизировала вербовку боевиков и расширила свой повстанческий потенциал в городах через свое Патриотическое революционное молодежное движение (YDGH). 11

Исследователи

CAP воочию убедились в отсутствии государственных сил безопасности в некоторых юго-восточных городских центрах, поскольку центральное правительство разрешало беспокойным муниципалитетам контролировать свои собственные сообщества; Эта негласная политика невмешательства может быть непримечательной во многих федеральных землях, но в турецком контексте она удивительна. В конце концов, возмущенные резким поворотом правительства после июньских выборов, курдские лидеры в этих районах объявят об автономии от турецкого государства.

Провозглашение автономии, вероятно, в сочетании с угрозой ДПН политическому господству Эрдогана положило конец политике невмешательства сил безопасности в городские районы на юго-востоке. Когда силы безопасности вернулись в города, они пришли с тяжелым вооружением. Остается много двусмысленного в отношении искры, которая разожгла войну, — убийства двух турецких полицейских в Джейланпынаре 22 июля 2015 года, на которое РПК первоначально заявила, но впоследствии отреклась. В конце концов обвиняемые в преступлении были оправданы за отсутствием улик. 12 Спекуляции о возможных заговорах, стоящих за инцидентом, несомненно, сохранятся, но реакция как турецкого государства, так и РПК показывает, что к тому моменту ключевые лица, принимающие решения, с обеих сторон утратили политическую волю для поддержания хрупкого мирного процесса. .

Последовавшая за этим городская партизанская война с поразительной жестокостью принесла в города то, что раньше было преимущественно сельским повстанческим движением. 13 Быстро стало ясно, что некоторые элементы с обеих сторон использовали мир для подготовки к войне, при этом силы безопасности продолжали строить аванпосты и дороги для улучшения своего положения, в то время как РПК хранила оружие и припасы.Согласно консервативным подсчетам Международной кризисной группы, с июля 2015 года в результате боевых действий или террористических атак погибло не менее 4397 человек, в том числе 464 мирных жителя, 1166 турецких сотрудников безопасности, 2544 боевика РПК и 223 неустановленных жертвы. 14 Большие участки курдских городов и поселков в Диярбакыре, Силопи, Джизре, Мардине, Ширнаке и Хаккари были разрушены, когда турецкие силы безопасности использовали танки, авиаудары и артиллерию для разгрома повстанцев, в результате чего было перемещено около 350 000 мирных жителей. 15 Перед лицом этого драконовского ответа Европейский Союз (ЕС) и Соединенные Штаты выступили с осуждением насилия лишь формально, не желая подвергать опасности напряженные дискуссии с правительством Турции по поводу сирийской войны и связанного с ней миграционного кризиса.

Наряду с человеческими жертвами боевых действий, политические разветвления были катастрофическими для Турции. Десятки тысяч граждан, журналистов, ученых, политических активистов и выборных должностных лиц были заключены в тюрьмы по зачастую сомнительным обвинениям в терроризме. 16 Сотни курдских новостных агентств и средств массовой информации были закрыты. По состоянию на 2019 год 10 парламентариев от ДПН, включая Селахаттина Демирташа, и 46 сопредседателей оставались в тюрьме, а также тысячи партийных активистов, в то время как турецкое правительство отстранило избранных мэров и установило назначенных правительством попечителей во всех, кроме четырех из 102 ДПН. -контролируемые муниципалитеты. 17 В совокупности реакция турецкого государства резко сократила мирные пути курдского политического выражения и в значительной степени криминализировала курдскую журналистику и инакомыслие.

Почему мирный процесс потерпел неудачу

При повторном рассмотрении разбивки этого процесса можно выделить несколько моментов. Во-первых, Эрдоган пошел дальше, чем любой предыдущий турецкий лидер в своих попытках достичь мирного разрешения курдского вопроса. Он курировал улучшение атмосферы, риторики и экономических условий на юго-востоке, в частности, помогая открыть торговлю с северным Ираком. Он позволил расширить права курдского языка и на какое-то время разрешил курдским муниципалитетам вести свои дела с минимальным вмешательством центрального правительства — хотя некоторые отметили, что это должны быть основные законные права для всех граждан Турции.Чтобы сохранить хрупкое прекращение огня, Эрдоган последовательно отклонял неоднократные просьбы турецких военных о проведении военных операций против РПК. 18 Но отсутствие доверия между сторонами означало, что самый важный шаг к миру — вывод и / или разоружение боевиков РПК — так и не был сделан. 19

Этот тупик связан со вторым ключевым моментом: секретностью и централизованным управлением мирным процессом со стороны правительства. РПК хотела получить от парламента юридические гарантии безопасности во время вывода войск, но АКП вела переговоры вне парламента и никогда не закрепляла этот процесс. 20 В рамках мирного процесса представители правительства и разведки встретятся с лидером РПК Абдуллой Оджаланом в его тюрьме, а лидеры ДПН будут выступать в качестве посредников и посредников, передавая послания военному руководству РПК в Кандиле. 21 Правительство хотело обоих сторон, стремясь ослабить напряженность и заручиться поддержкой курдов, не рискуя националистической ответной реакцией, которая подорвала предыдущие попытки мира. Процесс 2013–2015 годов включал в себя больше работы по убеждению общественности, чем предыдущая попытка с 2009 по 2011 год, но это все еще был тщательно охраняемый процесс с неопределенной правовой базой.Действительно, соперники в судебной системе Турции пытались арестовать Хакана Фидана, руководителя турецкой разведки, в 2012 году за его участие в ранее проведенных секретных переговорах с РПК. 22 Действия против Фидана, а также просочившиеся записи секретных переговоров в Осло между турецкой разведкой и РПК, как полагают, были организованы гюленистскими сотрудниками службы безопасности, выступающими против мирных переговоров с РПК, что отражает раскол в турецком государстве. и правящий консервативный политический альянс, когда дело доходит до курдского вопроса. 23

Стремление AKP поддерживать свою привлекательность как у курдов, так и у турецких националистов иллюстрирует третий момент: неспособность провести различие между терроризмом и законным курдским политическим выражением, а также связанную с этим неспособность построить жизнеспособного партнера по переговорам. Правительство хотело получить голоса курдов, но опасалось, что его сочтут мягким по отношению к РПК, поэтому оно не хотело усиливать гражданских курдских собеседников, таких как ДПН, которые могли бы апеллировать как к сторонникам РПК, так и к тем, кто критиковал насильственную тактику группы, тем самым перекачивание курдских голосов из AKP.Поэтому правительство повысило Оджалана, несмотря на то, что ДПН была единственным законным представителем курдов. Фактические военные кадры РПК, а также YDGH контролировались отдельной структурой, принимающей решения в Кандиле, которая долгое время была изолирована от Оджалана, если он почтительно относился к нему. В политическом плане AKP не хотела вести прямые переговоры с группами, которые она считала террористами в Кандиле, но она также не заботилась о создании ДПН в качестве законного партнера в глазах общественности, учитывая тот факт, что ДПН была политическим соперником Курды голосуют так же, как и участник переговоров.Эта политическая реальность заставила правительство вести переговоры в первую очередь с Оджаланом, которого государство могло контролировать, но которому не хватало оперативного командования военными кадрами РПК. Между тем, правительство стремилось ослабить ДПН, позиционируя партию просто как посредника для руководства РПК в Кандиле, игнорируя потенциал ДПН как проводника для курдского общества в целом и законного, мирного выхода для курдской политической деятельности. Чтобы быть справедливым по отношению к турецкому правительству, отношения между этими различными организациями неясны.РПК помогла создать, обучить и вооружить YDGH. 24 Но с HDP дело обстоит иначе; в то время как группы разделяют многие цели и риторику, ДПН неизменно подчеркивала мир и стремилась снизить напряженность, например, играя в миротворца с YDGH во время протестов в 2014 и 2015 годах. 25 В конце концов, YDGH проигнорировала лидеров HDP, намекая на расстояние между группами. Со своей стороны, РПК, вероятно, после июня 2015 года обеспокоилась популярностью Демирташа, возможно, опасаясь, что дальнейший мирный политический успех подорвет влияние партизан.В отсутствие окончательных доказательств политические данные свидетельствуют о том, что ДПН не полностью подчиняется РПК, даже если они разделяют общие цели и группы, а также некоторые организационные связи. 26 Но их общая база поддержки означает, что ДПН не может легко осудить РПК в абсолютном выражении и что ДПН была наказана избирателями на повторных выборах в ноябре 2015 года за вину РПК в возобновлении конфликта.

В-четвертых, если бы турецкое правительство было способно добиваться мира без других политических соображений, оно могло бы попытаться создать мирные альтернативы, такие как ДПН, подчеркнув идеологические и тактические разногласия между различными курдскими группами.Но мирный процесс стал угрозой для личных амбиций Эрдогана, и в конечном итоге он попытался объединить ДПН и РПК в погоне за электоральным преимуществом. Риторика Эрдогана в отношении мирного процесса изменилась параллельно с ростом числа ДПН и Демирташа в опросах, а также их оппозиции предложенной президентской системе — в частности, выступлению в марте 2015 года, в котором Демирташ поклялся, что ДПН не сделает Эрдогана президентом. 27 Это явно взбесило Эрдогана, который включил мирные переговоры между HDP и AKP, которые к тому времени проходили во дворце Долмабахче в Стамбуле, когда они приблизились к завершению. 28 Эрдоган, похоже, воспринял оппозицию ДПН как личное оскорбление, очевидно полагая, что он дал курдам больше, чем любой предыдущий турецкий лидер, и поэтому заслуживает безоговорочной поддержки. Вскоре после этого успех ДПН на выборах в июне 2015 года подтвердил его опасения, и Эрдоган увидел, что его политическая мечта построить сильную президентскую систему окажется под угрозой.

В-пятых, гражданская война в Сирии стала решающим фактором внешнего стресса для и без того непростого процесса.Как отмечалось выше, успехи курдов в Сирии усилили опасения турецкого правительства по поводу постоянной курдской автономии, подрывая приверженность Анкары прекращению огня. Те же курдские достижения также заставили некоторых курдов принять максималистские требования или нереалистичные ожидания относительно своего влияния, упустив из виду хрупкость мирного процесса и асимметрию власти с турецким государством. Но о чем часто забывают, так это о роли ИГ в преднамеренном саботаже мира. В первые годы сирийской войны Эрдоган и тогдашний премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу, как по гуманитарным причинам, так и для поддержки восстания против Асада, приняли политику невмешательства в пограничную безопасность, позволяющую людям и товарам свободно перемещаться.ИГ воспользовалось этой уязвимостью, и к 2015 году группа полностью проникла в Турцию, создав сети снабжения и поддержки. Это позволило группировке джихадистов неоднократно разжигать огонь турецко-курдского конфликта с помощью террористических атак в решающие моменты, играя на расколах в турецком обществе, поскольку они ранее использовали линии разлома между сектантами в Сирии и Ираке. Бомбардировка ИГ во время курдского митинга за мир в турецком приграничном городе Суруч 20 июля 2015 года сыграла важную роль в возобновлении конфликта, поскольку РПК заявила, что убийства на Джейланпынаре стали возмездием за эту трагедию. 29 Последующий взрыв в октябре 2015 года очередного курдского митинга за мир в Анкаре произошел как раз в тот момент, когда движение за мир, казалось, набирало силу, что привело к еще большему насилию и взаимным обвинениям. 30

Наконец, меры безопасности правительства в конце 2015 года были драконовскими и ошибочными. Турецкое правительство может законно утверждать, что ему пришлось восстановить свою власть над территориями, которые в одностороннем порядке провозгласили автономию, без каких-либо демократических процессов. Но не было оправдания тому способу, которым это было сделано: с применением тяжелого вооружения.Турецкое государство ответило непропорциональной силой в городах юго-востока курдов, что вызвало дальнейшее насилие и подорвало перспективы политического урегулирования. Возможно, это было не совсем решение, принятое самим Эрдоганом сверху вниз; в аппарате государственной безопасности действительно есть фракции, и многие солдаты и жандармы демонстрировали ультранационалистические символы и лозунги в ходе кампании на юго-востоке. Вдобавок, как уже упоминалось, гюленистские официальные лица в нескольких случаях пытались саботировать мирный процесс. 31 Но конечная ответственность за действия сил безопасности должна лежать на правительстве, и сам Эрдоган — своей риторикой и своими решениями — стремился использовать конфликт в личных политических целях. Вместо того чтобы пытаться продвигать мирные альтернативные пути для курдского политического выражения, его правительство подавило его, поляризовав страну и сделав его приравнивание ДПН к РПК самореализующимся пророчеством.

Текущий тупик и перспективы модерации

Многие факторы, помешавшие последнему мирному процессу, сохраняются и сегодня.Отсутствуют надежные, приемлемые собеседники, с которыми турецкое государство могло бы вести переговоры. Государственные репрессии — и очернение курдских политиков проправительственными СМИ — привели к маргинализации лидеров и институтов, которые могли быть способны обеспечить политическое урегулирование. 32 Существует также проблема чрезмерной централизации принятия решений. Приход всемогущего президента осложняет усилия по построению широкого, инклюзивного мирного процесса, хотя такая концентрация власти также означает, что президент Эрдоган может одним щелчком пальцев внести радикальные изменения в политику правительства.И есть политическая проблема, связанная с опорой Эрдогана на поддержку турецких националистов, которая принимает несколько форм. Формально АКП должна поддерживать свой союз с ультранационалистической Партией националистического движения (ПНД), чтобы иметь парламентское большинство. Неофициально президент Эрдоган, вероятно, испытывает давление, чтобы представить публичную политику, которая нравится националистическим избирателям, поскольку он надеется сплотить правый электорат, благодаря которому он стал президентом. И что менее заметно, Эрдогану, возможно, потребуется управлять фракциями в аппарате государственной безопасности, которые выступают за жесткий ответ на курдский вопрос.

Ни один из этих факторов, похоже, не сигнализирует о смягчении на курдском фронте. Таким образом, с одной стороны, перспективы мира редко казались более отдаленными. Кровопролитие и разрушение городов, а также повсеместное очернение проправительственной прессой ДПН как сторонников терроризма разожгли националистический пыл и ярость с обеих сторон, резко сузив политическое пространство между обоими округами для любого компромисса или ослабления напряженности. . Между тем заключение в тюрьму курдских лидеров и активистов подорвало многие из тех самых политических собеседников, с которыми государству нужно было бы вести переговоры для достижения урегулирования.Эти задержания продолжаются быстро: в июле 2019 года были арестованы десятки членов ДПН и местных активистов. 33

Однако, поскольку цена продолжения конфликта настолько высока, что сдерживает экономический рост и уносит жизни десятков тысяч человек, стимулы к деэскалации сильны. Более того, поскольку ситуация настолько ужасна, а политические репрессии столь суровы, уступки, которые могли бы заметно улучшить атмосферу, легко выявить. Большинство турецких граждан, особенно курды на юго-востоке, устали от боевых действий и драконовских мер безопасности.На региональном уровне ИГ утратило большую часть своей прежней способности проводить атаки и играть в спойлер внутри Турции, в то время как сирийская война вошла в непростой застой. Хотя кровопролитие, региональные потрясения и трансформация внутриполитических структур Турции за последние пять лет значительно затруднили урегулирование конфликта, они, возможно, также снизили планку для общего ослабления напряженности и, возможно, прекращения огня.

Возможности для снятия напряженности

На военном фронте РПК потерпела серьезное поражение, и количество атак повстанцев и их жертвы резко сократились в 2018 году и, на данный момент, в 2019 году. 34 Принятие Турцией вооруженных беспилотников еще больше изменило ситуацию против этой группировки, расширив сферу наблюдения и сделав возможным увеличение количества правительственных авиаударов. 35 Но окончательное военное решение маловероятно, учитывая сочувствие к повстанцам среди курдского населения, подвергшегося поколениям репрессий турецкого государства, гористую местность и стратегическую глубину, которую повстанцам предлагают опорные пункты в соседнем Ираке.

В политическом плане несколько факторов могут предвещать ослабление напряженности.При новой президентской системе Турции президент Эрдоган может эффективно править с помощью указов с ослабленным в конституционном отношении и политически податливым парламентом, а также с запуганной судебной системой. Чтобы выиграть переизбрание — следующее голосование намечено на 2023 год, хотя президент может объявить досрочные выборы, — Эрдоган должен заручиться поддержкой 50 процентов плюс один голос. 36 К этому моменту националистический поворот, который он предпринял после июня 2015 года, возможно, в основном исчерпал себя. Есть несколько дополнительных голосов, которые нужно получить, и, во всяком случае, президент Эрдоган теперь может рассматривать MHP как большую потенциальную политическую угрозу, чем союзник.Трудно представить, какие дальнейшие ястребиные антикурдские шаги мог предпринять Эрдоган, не разрушив полностью социальную ткань страны и экономические перспективы. В условиях, когда экономический кризис и проблема сирийских беженцев подрывают его популярность, президент Эрдоган теперь сталкивается с ситуацией, когда продолжающаяся стагнация может привести лишь к медленному подрыву его личного авторитета, политического бренда и поддержки партии. В прошлом он последовательно выбирал путь, который, по его мнению, наилучшим образом продвигал его личные политические амбиции; поэтому он может сделать решительный поворот, чтобы попытаться создать новое политическое пространство.Если Эрдоган считает, что он может привлечь на свою сторону значительное число курдских избирателей — или будет считать своих националистических союзников слишком ненадежными — он может повернуться обратно к курдам, чтобы попытаться победить на переизбрании, стратегия, которая обязательно потребует новых усилий по достижению мира.

Тем не менее, такой шаг сталкивается с большими препятствиями и далеко не уверен. Прежде всего, президент Эрдоган настолько сильно оттолкнул курдов за последние пять лет, что курдские избиратели и политические лидеры могут проигнорировать такой явно инструментальный политический маневр.Общенациональный опрос Центра американского прогресса, проведенный Metropoll в мае и июне 2018 года, показал, что только 33 процента самоидентифицированных курдов одобряют Эрдогана, а 56 процентов не одобряют; среди самопровозглашенных курдских националистов только 2 процента одобряют, а 90 процентов не одобряют. 37 Кроме того, опрос, проведенный в июне 2019 года, показал, что только 24 процента курдов заявили, что поддержат ПСР на внеочередных выборах. 38 Во время повторных выборов мэра Стамбула в июне 2019 года игра AKP в последнюю минуту, направленная на то, чтобы избавиться от курдских избирателей, опубликовав письмо, якобы отправленное от заключенного в тюрьму лидера РПК Абдуллы Оджалана, призывающего курдов «оставаться нейтральным», не имела большого эффекта, с курдским языком. избиратели активно поддерживают кандидата от оппозиционной Республиканской народной партии (НРП) Экрема Имамоглу. 39 В то время как апелляция AKP в последний момент была сочтена курдскими избирателями в Стамбуле неискренней и инструментальной, более убедительная попытка может привести к возвращению некоторых консервативных курдов в лоно AKP. В то же время, однако, националистические, антикурдские избиратели — в основном представленные MHP — которые в прошлом встали на сторону Эрдогана против кандидатов от оппозиции CHP, могут выступить против лидера AKP, если он будет проявлять мягкость по отношению к курдам. Президент Эрдоган, несомненно, оценит эти неопределенные политические расчеты; если он не видит в курдском повороте никаких преимуществ для выборов, он вряд ли приложит усилия и, следовательно, рискует потерять поддержку некоторых антикурдских националистических правых.Во многом этот расчет является ключевым фактором, определяющим перспективы мира.

Устойчивый успех ДПН перед лицом глубоких репрессий со стороны турецкого государства является, таким образом, еще одним фактором, препятствующим умеренности Эрдогана. Первоначальный успех ДПН на выборах в июне 2015 года, вероятно, был результатом ослабления ограничений на ее массовые организации на юго-востоке, личной харизмы Демирташа, тактического голосования либеральных турок и широко распространенного гнева курдов по поводу отказа турецкого правительства прийти к помощь сирийских курдов, борющихся с ИГ в северном сирийском городе Кобани. 40 Таким образом, мирный процесс помог сформировать ДПН, позволив ей более свободно организовываться и смягчив ее имидж среди либеральных турок. Как это ни парадоксально, продолжающийся успех ДПН в преодолении избирательного барьера в ноябре 2015 года и на последующих выборах — даже после возобновления конфликта РПК и усиления государственных репрессий — можно отчасти объяснить правительственными репрессиями. Насилие, комендантский час и аресты повысили этнополитическую идентичность и подорвали поддержку AKP среди консервативных курдов.В 2011 году арест тысяч людей, обвиненных в принадлежности к сети Союза сообществ Курдистана (KCK) — зонтичной группы, отстаивающей повестку дня РПК, — также мог непреднамеренно помочь ДПН создать свой собственный, более независимый организационный потенциал. 41 KCK, очевидно, конкурировала с HDP на местном уровне, несмотря на их общие прокурдские настроения, поскольку HDP не подпадала под структуру KCK. 42 Помимо этого, аресты KCK, возможно, также открыли пространство для HDP для продвижения более умеренной прокурдской линии, которая понравилась не только признанным курдским националистам, но и привлекла все большее число турецких либералов. 43 Выживание ДПН означает, что средство для ведения переговоров и продвижения мирных политических действий уже существует, но должно быть освобождено для достижения этой цели. Открытие пространства для ДПН действительно сопряжено с потенциальными политическими издержками для президента Эрдогана и ПСР, если они не смогут убедить достаточное количество курдских избирателей в своем авторитете в стремлении к миру, чтобы уравновесить вероятную потерю поддержки правых турецких националистов.

Предсказать эту сложную политическую среду практически невозможно, но у президента Эрдогана есть средства — и некоторые мотивы — чтобы быстро переориентировать свою политическую ось.Экономический кризис представляет собой реальную угрозу его избранию, а курдский конфликт имеет высокую прямую цену, а также альтернативные издержки, препятствуя развитию на юго-востоке и накладывая огромную надбавку за политический риск на экономику в целом. Ситуация с безопасностью на юго-востоке Турции улучшилась, но еще далека от спокойствия. 44 Ослабление напряженности могло бы принести важные выгоды всем гражданам Турции, многие из которых заявили на общенациональных местных выборах, что они устали от враждебного, драконовского подхода правительства к предполагаемому терроризму и политическому инакомыслию.Наконец, умеренный поворот может послужить личным политическим интересам Эрдогана, но также несет для него огромные риски. Снижение напряженности могло бы уменьшить этническое расхождение, видимое в моделях голосования в Турции, потенциально позволяя президенту Эрдогану со временем отыграть консервативные курдские голоса на периферии. Однако это может также привести к потере ему голосов консервативных турецких националистов. В целом такой поворот остается маловероятным, но, возможно, больше не невозможным.

Региональная фотография

Внутренний контекст Турции неразрывно связан с динамичной региональной картиной.Президент Эрдоган и его правительство явно считают курдские левые группы на юго-востоке Турции, Сирии и Ирака одной сплоченной проблемой, опровергая их мнение о том, что РПК и ПДС — это одна организация. Это также частично объясняет регулярные военные интервенции Турции в северной Сирии для ограничения курдского влияния, которые были оправданы соображениями внутренней безопасности, даже если другие соображения также играют роль. Подавление курдского политического самовыражения связано с этими военными вмешательствами.Например, когда турецкие военные захватили сирийский курдский анклав Африн — в ходе операции, получившей название «Операция« Оливковая ветвь »», — внутренние критики операции были арестованы и привлечены к ответственности. Президент Эрдоган продолжает угрожать военным вторжением в оставшиеся районы, где доминируют курды, чтобы ликвидировать присутствие YPG / PYD, пообещав разрушить то, что он называет «коридором террора» на севере Сирии. 45 Третье турецкое вторжение в Сирию — вероятно, направленное на Таль Абьяд и предназначенное для разделения оставшихся районов, контролируемых YPG / Сирийскими демократическими силами (SDF), — остается вполне возможным и, очевидно, положит конец любым ближайшим надеждам на ослабление напряжения.

Но в то время как турецкие службы безопасности вернулись к антикурдскому догматизму — давно нормальному для турецкого государства 46 — существуют убедительные внешнеполитические аргументы в пользу более умеренной политики. Действительно, отказ Турции от умеренного курса в отношении сирийских курдов стал фактором, способствовавшим возобновлению боевых действий, как упоминалось выше. В более широком смысле, конфликт РПК долгое время был уязвимостью, которую иностранные державы — в первую очередь Сирия, Иран и Россия — использовали для давления на Турцию.Например, отец сирийского диктатора Башара аль-Асада, Хафез аль-Асад, разрешил тренировочные лагеря РПК в контролируемой Сирией долине Бекаа и использовал эту группу для оказания давления на Турцию в разногласиях по поводу прав на воду в реке Евфрат. 47 И Иран, и Россию достоверно обвиняют в предоставлении помощи РПК в качестве рычага против Турции. 48 Президент Эрдоган стремится сделать Турцию самостоятельной мировой державой, еще одной независимой от иностранного влияния. 49 Прекращение огня, не говоря уже о разоружении путем переговоров, — лучший способ решить давнюю уязвимость турецкого государства в курдском вопросе и продвинуть вперед Эрдоган и амбиции правительства. 50

Несмотря на опасения Турции, официальные лица США заявляют, что не было значимых трансграничных атак со стороны курдских кантонов на северо-востоке Сирии, контролируемых SDF, из которых YPG является крупнейшей силой. 51 Связано ли это с ограничивающим влиянием Соединенных Штатов на SDF, которое они помогали обучать и оснащать, или с односторонним ограничением YPG / SDF, неясно. Казалось бы, у YPG есть все основания не провоцировать Турцию. Со своей стороны, Турция утверждает, что YPG ничем не отличается от PKK и что SDF — это всего лишь уловка для прикрытия этих связей.Турция неоднократно угрожала вторжением, если YPG не будут разоружены и удалены в пределах 30 километров от границы, буферной зоны, которую Турция, по словам Турции, будет защищать своими собственными войсками. 52 Для SDF и YPG, которые потеряли десятки тысяч бойцов, защищавших и отбивая эти районы от ИГ, такая зона неприемлема и представляла бы собой полную стратегическую капитуляцию. SDF / YPG продемонстрировали прагматизм, заявив, что они готовы к любым военным действиям Турции, но надеются на дипломатическое решение. 53 Некоторые сообщения указывают на то, что курдские силы продолжают отвергать идею патрулирования турецкими войсками буферной зоны, даже с сопровождением США, в то время как другие предполагают, что они примут ограниченную зону при условии, что американцы гарантируют свою безопасность от турецких вооруженных сил и их прокси. 54 Переговоры о буферной зоне продолжаются по сей день, перемежаясь периодическими турецкими угрозами одностороннего военного вмешательства. 55

Тем не менее, буферная зона вряд ли улучшит безопасность Турции, и Анкаре было бы лучше поддерживать дипломатическую разрядку с YPG / SDF.Функционально буферная зона будет просто служить для перемещения границы в новое место без ограждения границы, заграждений и военных позиций, защищающих текущую линию. Предлагаемая зона будет охватывать значительное большинство курдских сирийских территорий, включая поселки и города. Эти районы будет трудно обезопасить, что, вероятно, подвергнет турецкие силы, которые будут рассматриваться как захватчики, длительному повстанческому движению, взрывам придорожных бомб и случайным убийствам. Турция уже чрезмерно расширена в военном отношении, с зонами безопасности для патрулирования в Сирии от Африна до Джарабулуса, сильно незащищенными наблюдательными постами в провинции Идлиб и вторжениями в северный Ирак.Эти развертывания уже представляют собой серьезные уязвимости в системе безопасности и финансовые проблемы; Анкара не может позволить себе новое обязательство среди враждебного населения.

В любом случае, территория, контролируемая силами группировки SDF, защитила Турцию от некоторых пагубных последствий сирийской войны. Именно YPG и впоследствии SDF в значительной степени разгромили ИГ на северо-востоке Сирии, очистив джихадистскую группировку от большей части турецкой границы и помогая защитить от проникновения. Всего несколько лет назад Турция подвергалась регулярным террористическим атакам со стороны террористов-смертников ИГ, которые просачивались обратно в страну из сирийских приграничных районов, которые теперь очищены от ИГ.Сегодня, несмотря на серьезные гуманитарные проблемы, в районах, контролируемых СДС, находятся сотни тысяч внутренне перемещенных лиц (ВПЛ), спасающихся бегством от Асада и ИГ. Последнее, в чем нуждается Турция, которая уже является домом для почти 4 миллионов беженцев, несмотря на то, что кажется новой жесткой политикой принудительного возвращения 56 , — это дальнейшее перемещение и больший приток беженцев; турецкое военное вторжение на северо-восток Сирии может вызвать именно такое перемещение.

Кроме того, Турция не должна хотеть подталкивать SDF в объятия режима Асада.Глубокая буферная зона, подобная той, которую требует Турция, будет представлять собой полную стратегическую капитуляцию от SDF и отказ от завоеваний, ради которых они пожертвовали тысячами жизней; СДС, вероятно, могли бы получить более выгодные условия от режима Асада и могли бы попытаться заключить сделку с Дамаском, а не согласиться с таким исходом. Если Турция предпримет военные действия, чтобы захватить эти районы, YPG, вероятно, будет сопротивляться и даже может запросить поддержку сирийского правительства, как это было сделано в Африне, когда турецкие силы атаковали ее.Пока Дамаск отверг предложения курдов признать власть центрального правительства в обмен на местную автономию, но неясно, как режим и его российские покровители отреагируют на то, что Турция навязывает этот вопрос. 57 Такой сценарий может привести Турцию к дальнейшей прямой конфронтации с сирийским режимом и Россией.

Забегая вперед, сирийский курдский район, в котором доминирует режим Асада и не сдерживается американским влиянием, представляет для Турции гораздо больший риск для безопасности, чем нынешняя зона, контролируемая СДС и находящаяся под защитой Соединенных Штатов.В соответствии с историческим прецедентом, Асад может в конечном итоге попытаться использовать курдских боевиков, чтобы отомстить Турции за ее поддержку сирийского восстания, и эти боевики больше не будут сдерживаться необходимостью поддерживать поддержку США, будучи вынуждены выбрать Асада. Соединенные Штаты. 59 гуманитарные страдания и политическая нестабильность, которые будут сопровождать такой результат. 59

Как утверждала CAP в 2014 году, политика взаимодействия лучше послужит интересам Турции. 60 По сравнению с ситуацией пятилетней давности такой сдвиг будет медленнее и труднее, что потребует многоступенчатых мер укрепления доверия, изложенных в следующем разделе; но это все еще возможно, и преимущества очевидны. Это уменьшило бы турецко-курдскую поляризацию внутри Турции, потенциально способствуя внутреннему мирному процессу; улучшить двусторонние связи с США; и ослабить режим Асада, Россию и влияние Ирана в конечном послевоенном сирийском урегулировании.Более того, это снизило бы риск возрождения ИГ и нового турецко-курдского фронта в сирийской войне. Некоторые беженцы могут вернуться в сирийские курдские районы, которые в этом случае будут меньше подвержены риску военного конфликта и станут более доступными для организаций по оказанию гуманитарной помощи.

Есть также экономические и энергетические преимущества, которые могут быть получены турецким бизнесом, если торговля и международный обмен в конечном итоге нормализуются. Подобно тому, что произошло в Курдистане в Ираке после нормализации турецко-курдских отношений в этом районе, турецкие компании найдут новые рынки в сфере грузовых перевозок, строительства, сельского хозяйства и энергетики.В частности, турецкие строительные компании, отчаянно нуждающиеся в новых рынках по мере охлаждения внутреннего рынка, могут выиграть от масштабной реконструкции, необходимой в районах, опустошенных войной. Восточная Сирия останется чрезвычайно сложной, и фундаментальный вопрос о форме послевоенного урегулирования останется нерешенным с альянсом Асада. Однако SDF проявила себя прагматично и, вероятно, не имеет большого желания вернуться в высокоцентрализованное сирийское государство. Такая децентрализация может оказаться благом для турецких интересов после периода охлаждения напряженности и нормализации.

Контуры нового мирного процесса

Связь между региональной картиной и внутренними событиями в Турции повышает потенциал подхода извне вовнутрь, при котором сделка на сирийском курдском фронте способствует более широкому мирному процессу. Конечно, президент Эрдоган мог так же легко развеять эти надежды в любой момент, направив турецкие военные на северо-восток Сирии. Оценить вероятность этого сложно, и невозможно узнать, что может происходить в условиях абсолютной секретности между правительством Турции и РПК, в полусекретном режиме в США.Южно-турецкие переговоры по северо-востоку Сирии или с перерывами в тюрьме на острове Имрали, где в изоляции содержится лидер РПК Оджалан. В последнее время появились слабые признаки движения: адвокатам Оджалана впервые за многие годы разрешили навестить его. 61 Оджалан использовал возможность визита своих юристов, чтобы призвать SDF принять во внимание «чувствительность Турции», что является убедительным посланием к примирению, поскольку американо-турецкие переговоры по предлагаемой буферной зоне продолжаются. 62 Таким образом, открытие могло быть частью новых мирных усилий или просто результатом политической целесообразности, поскольку AKP стремилась оторвать курдских избирателей перед повторными выборами мэра Стамбула в июне 2019 года.Соучредитель РПК Джемил Байик 3 июля 2019 года, похоже, запустил пробный шар, призвав к «политическому решению курдского вопроса в пределах границ Турции» в статье Washington Post . 63 РПК часто заявляла, что она открыта для мирных переговоров, и такие послания часто сводились к чуть большему, чем пропаганда, направленная на западную аудиторию, но шквал развития событий дает возможность того, что это могло быть нечто большее.

Начать поэтапный путь укрепления доверия

Общие контуры такого пути были ясны с 2014 года и были обозначены в отчете CAP за 2014 год: Турция устранила бы угрозу военного вмешательства и согласилась бы на включение представителей YPG / PYD в Женевский процесс или любые последующие сирийские мирный процесс.YPG обязуется включать другие этнические группы и курдские политические образования, в том числе те, которые связаны с базирующейся в Эрбиле Демократической партией Курдистана, которую Анкара долгое время поддерживает как альтернативу левому курдскому PYD, — в той или иной форме разделения политической власти. расположение. 64 Фактически, создание SDF было само по себе усилием Соединенных Штатов по стимулированию такого рода этнической и политической диверсификации, и гражданские советы, созданные SDF в освобожденных городах, таких как Манбидж, Ракка и Табка, имеют продолжил этот процесс. 65

Эти усилия по политическому примирению необходимы для любого более широкого соглашения — результат, который сделает гораздо больше для улучшения безопасности Турции, чем нынешние нереалистичные требования о буферной зоне. Но Турция, скорее всего, согласится на невмешательство и нормализацию ситуации на северо-востоке Сирии только в том случае, если в этом районе не будут полностью доминировать группы, которые, по мнению турецкого правительства, контролируются РПК. Вот где решающее значение имеет коалиция под руководством США. Только продолжая поддерживать освобожденные районы и SDF, коалиция может обеспечить рычаги воздействия, необходимые для достижения более широкого политического компромисса.И только обеспечив политический компромисс, доминирование YPG / PYD может быть уменьшено; до тех пор, пока продолжается военная борьба и кантоны находятся под угрозой, сильнейшее ополчение будет доминировать. Таким образом, политическое соглашение и прекращение турецких военных угроз кантонам могут принести пользу Турции, допустив некоторую демилитаризацию политики. Между тем, для сирийских курдов заверение Турции в их идеологической открытости могло бы обеспечить политическое понимание, которое резко укрепило бы их позиции, обеспечив социально-экономическое развитие, предотвратив возвращение жестокого правления Асада и проложив путь для постоянного сотрудничества с U.С. возглавляла коалицию. 66

Сирийская сделка в этом направлении может способствовать возобновлению внутреннего мирного процесса, но останутся серьезные препятствия, не в последнюю очередь общественная враждебность с обеих сторон курдского политического вопроса. Предыдущие усилия по достижению мира были частично сорваны из-за публичной реакции — или, что чаще, из-за страха официальных лиц перед общественностью — в отношении уступок. В опросе CAP / Metropoll 2018 года был задан вопрос: «Может ли Турция мирно сосуществовать с YPG / PYD?», На что только 15 процентов респондентов ответили «да», а 84 процента заявили, что это невозможно; даже избиратели ДПН были настроены скептически: 39 процентов заявили, что сосуществование возможно, а 61 процент — нет. 67 Но эти отношения изменчивы; не так давно сильное большинство выступало за переговоры по обеспечению мира. Политические лидеры имеют возможность изменить это восприятие и, следовательно, изменить политический ландшафт, с которым они сталкиваются. Если турецкая общественность настроена решительно националистически и враждебно по отношению к переговорам с РПК, то в немалой степени это связано с тем, что турецкое правительство разжигает такие настроения. У него есть сила постепенно изменить это отношение.

Учитывая сложность и недоверие с обеих сторон, турецкое правительство, как более сильная сторона, должно начать поэтапный путь укрепления доверия с ряда политических уступок.Пока что отмена запрета на посещение Оджалана — единственный публичный шаг, сделанный на этом пути; и, возможно, это останется единственным сделанным шагом. Доступ к Оджалану является основным требованием курдских политических активистов, от мирных участников голодовки до лидеров РПК, таких как Джемил Байик. Но это сложный вопрос; Если турецкое правительство инициирует новый мирный процесс, оно не должно повторять своих прошлых ошибок, возводя Оджалана в ранг главного арбитра мира и увязывая мирный процесс с его личным статусом.Хотя символическая сила Оджалана важна, его реальный оперативный контроль над аппаратом РПК — и, следовательно, его способность выполнять обещания — далеко не гарантирован. В самом деле, его поддержка нового стремления к миру, вероятно, необходима, но недостаточна. Курдский акцент на Оджалане также неуместен: возлагать судьбы миллионов на условие одного человека ради идеологической чистоты не имеет смысла. На самом деле, окончательное освобождение Оджалана, лежащее в основе требований о доступе, почти наверняка политически невозможно, учитывая его связь с таким количеством террористических атак и реалиями турецкой политики.Освобождение Оджалана было бы политически несостоятельным почти для любого турецкого правительства. В самом деле, как утверждает курдский эксперт Ализа Маркус, идея должна заключаться в том, чтобы найти собеседников помимо Оджалана, а не укреплять его претензии на лидерство в более широкой курдской борьбе. 68

Далее следует в высшей степени умозрительный и безмерно обнадеживающий набросок поэтапного подхода к миру; полностью осознавая сложность такого подхода, он призван продемонстрировать возможность мира.Подобно тому, как конфликт приобрел собственный импульс, каждый мирный жест может изменить политические возможности. Эти рекомендации основаны на серии усилий по легитимации мирного курдского политического участия в обновленных демократических структурах, а не на криминализации курдского инакомыслия и ассоциации всей курдской политической деятельности с РПК.

Освободить политзаключенных

С этой целью и еще раз признавая политические препятствия для любых новых усилий по достижению мира, очевидными политическими уступками является освобождение политических заключенных, не принадлежащих к РПК, таких как Демирташ и другие заключенные в тюрьму лидеры ДПН.Подписанты Академиков за мир также могут быть освобождены; призывы к миру не являются преступлением, и Конституционный суд Турции постановил, что их права были нарушены их арестом. 69 Правительство может прекратить рассмотрение сотен дел, с которыми сталкиваются мирные активисты Ассоциации прав человека. Эти жесты имели бы мощный общественный эффект, и турецкое правительство могло бы затем призвать РПК ответить взаимностью и объявить о прекращении огня, продемонстрировав новую приверженность миру, не отказываясь от какого-либо военного преимущества против РПК.Правительство может дать сигнал, что, если РПК будет соблюдать режим прекращения огня в течение определенного периода, муниципалитеты, находящиеся под опекой, будут постепенно возвращены должным образом избранным мэрам ДПН, а депутатская неприкосновенность будет возвращена членам парламента, а текущие дела будут сняты. Опять же, турецкое правительство будет делать не что иное, как возвращение к надлежащему демократическому процессу в соответствии с призывами ЕС, США и других партнеров. Этот процесс должен продвигаться медленно, но он крайне важен для восстановления доверия к мирным институтам власти и правосудия, поскольку он представляет собой единственное решение для долгосрочной воинственности.

Этот подход был бы противоположностью применявшемуся в прошлый раз. Вместо того, чтобы тайно вести переговоры с Оджаланом или высокопоставленными лидерами РПК, часто через посредников, тем самым укрепляя власть партизан и оттесняя на второй план законно избранных курдских должностных лиц и курдское гражданское общество, правительство должно вести переговоры и консультироваться с этими последними группами. 70 Слишком долго линия правительства возвышала РПК, в то время как подавление мирной активности сделало вооруженный конфликт самореализующимся пророчеством.Нормализация подорвет идеологию РПК; в мирной обстановке маловероятно, что архаический коммунализм группы по экономическим вопросам найдет отклик у бизнесменов юго-востока, стремящихся обеспечить инвестиции, или у курдских рабочих, пытающихся вести нормальную жизнь со средним уровнем дохода. Эта нормализация и попытки направить конкуренцию на политическое поле потребуют от правительства разрешения СМИ свободно освещать события на Юго-Востоке. В самом деле, правительству следует стремиться изложить свою собственную точную — и недогматическую — версию событий, связанных с срывом предыдущих переговоров.В настоящее время линия турецкого правительства по курдскому вопросу носит в основном пропагандистский характер, без нюансов и самокритики. Для многих турок — и большинства курдов — это имеет мало отношения к реальности и не находит отклика.

Если бы правительство предприняло какие-либо шаги, описанные выше, ДПН должна была бы ответить взаимностью, сделав больше для тактического — и, если возможно, идеологического — отделения от РПК. Это было бы чрезвычайно сложно и политически рискованно для партии, учитывая общую курдскую националистическую поддержку как ДПН, так и РПК.Но полный отказ РПК от национального государства вряд ли может быть приемлемым для национального государства; 71 в то время как РПК номинально признает существование турецкого государства, заявленная идеология группы потребует эффективного роспуска государственной власти — при отсутствии какого-либо демократического процесса — во многих областях. Между тем, ДПН имеет полное право участвовать в политической конкуренции, побеждать на выборах и управлять муниципалитетами. Ему следует без извинений продолжать свои усилия по возвращению демократического правительства в юго-восточные муниципалитеты, обеспечению освобождения политических заключенных и ослаблению общих политических репрессий.Однако ему также следует стремиться отделить свою активность по этим вопросам от риторики «демократического конфедерализма» — идеологии Оджалана, отвергающей национальное государство и отстаивающей радикальную местную автономию на общинном уровне. 72 ДПН имеет право продолжать настаивать на усилении местного контроля над такими вещами, как образование и налогообложение, но может подчеркнуть, что эти изменения произойдут в результате совещательного, демократического процесса конституционных изменений, а не посредством применения силы.Демонстрируя свою приверженность мирным институциональным изменениям в контексте демократического государства, ДПН может повысить шансы на возвращение к мирным переговорам. И действительно, ДПН имеет хорошие возможности для успеха в таком нормализованном политическом контексте. Для проведения любых переговоров турецкое государство должно признать существование и легитимность курдского политического движения, но курдское политическое движение также должно признать существование и легитимность турецкого государства.

Долгосрочные цели для возобновления мирного процесса

Если такое прекращение огня будет соблюдено, турецкое правительство сможет и дальше снижать напряженность с помощью социальных и политических жестов. Сейчас эти уступки могут показаться фантастическими, но перечисление возможностей — это необходимый первый шаг. Анкара может начать разрешать ограниченную трансграничную торговлю с сирийскими курдскими районами при условии разумных проверок безопасности. Поскольку внутренние и сирийские курдские проблемы переплелись, примирительные жесты по обе стороны границы были бы полезны.Анкара также может отменить репрессии в отношении языковых прав. Турецкий закон разрешает частное обучение на родном языке человека, но многие частные школы с курдским языком обучения были закрыты в результате репрессий после 2015 года. Постепенно правительство могло продвигать меры по расследованию достоверных утверждений о пытках и безнаказанности среди сил безопасности. В конечном итоге цель будет состоять в том, чтобы перейти к созданию комиссии по установлению истины и примирению и реформированию чрезмерно широкого закона о борьбе с терроризмом, чтобы исключить преступления мысли или высказывания, но правительство могло бы первоначально принять решение о более быстрых судебных процессах, ограниченном предварительном заключении, и открытые залы судебных заседаний по делам безопасности. 73 Эти шаги укрепят веру в систему правосудия и ослабят риторику РПК о том, что ни один курд не может получить справедливое судебное разбирательство в Турции. Опять же, хотя эти изменения кажутся фантастическими в сегодняшней репрессивной среде, они предлагают единственное долгосрочное решение проблемы внелегальной воинственности. Полное военное искоренение курдского повстанческого движения без политического компромисса также маловероятно; и тем не менее, это отражает текущую политику правительства Турции.

Если гипотетическая новая мирная инициатива выдвинется, вероятно, только после длительного периода взаимно соблюдаемого режима прекращения огня, она также может выиграть от ощутимых шагов на юго-востоке.Правительство могло бы пересмотреть жалобы жителей Сура в Диярбакыре, сильно пострадавших в 2015 и 2016 годах, на жесткую программу обновления города, которая в значительной степени исключала постоянных жителей и обеспечивала небольшую компенсацию за их убытки. 74 Другие области для консультаций и модерации будут включать долгосрочные вопросы строительства плотин, выжигания лесов, контрольно-пропускных пунктов и комендантского часа. Правительство рассматривает эти проблемы через призму безопасности, но курды считают, что действия государства в совокупности представляют собой систематические усилия по культурному разрушению и экономической экспроприации.Централизованный и деспотичный подход Анкары слишком часто подкрепляет эту точку зрения; решение проблем жителей — единственный способ подорвать органическую поддержку РПК. Опять же, эти шаги в настоящее время трудно представить, и они могут стать политически жизнеспособными только после длительного периода прекращения огня и осторожных мер по укреплению доверия. Тем не менее, более широкие усилия по устранению легитимности турецкого правительства и дефицита демократии среди курдского населения кажутся единственным способом обеспечить прочный мир.

В конце концов, правительству придется начать прямые переговоры с лидерами РПК о возможном разоружении и реабилитации. В конце концов, вероятно, потребуется широкомасштабная амнистия для бойцов низшего звена, за исключением небольшой группы лидеров, которым придется оставаться в изгнании или отбывать тюремные сроки. Такие переговоры имели бы, по крайней мере, правовую основу; во время последнего мирного процесса турецкий парламент принял закон, предоставляющий неприкосновенность должностным лицам, ведущим переговоры с РПК, и дающий им право амнистировать боевиков, сложивших оружие. 75 Но этот заключительный этап должен быть предпринят в контексте гораздо более широкого, долгосрочного открытия и ослабления репрессий и напряженности.

Заключение

Оценить потенциал для смягчения турецко-курдского конфликта чрезвычайно сложно, не говоря уже о предположениях о потенциальном ходе такого процесса. Но стечение политических, военных и региональных факторов вселяет слабую надежду на то, что такое смягчение возможно.Военный конфликт зашел в тупик, повстанческое движение РПК в Турции резко сократилось. В политическом плане президент Эрдоган столкнулся с застоем, поскольку его националистический поворот выдыхается; он должен найти новые источники поддержки, чтобы получить абсолютное большинство, необходимое для победы на следующих выборах. Вооруженные силы Турции чрезмерно растянуты, а интервенционистский подход в Сирии несет огромные риски для Анкары — примирение лучше послужит интересам Турции. Останутся серьезные политические препятствия на пути к более широкому политическому компромиссу, не в последнюю очередь в Сирии и во внутренней избирательной математике президента Эрдогана.Тем не менее, разрушения последних четырех лет не сослужили Турции хорошую службу, преимущества более умеренного пути очевидны, и контуры нового мирного процесса по-прежнему видны.

Турецкое государство имеет разумные и законные требования к общественному порядку, и однажды потребуются разоружение и вывод боевиков. В свою очередь, амнистия под другим названием для всех, кроме основных лидеров, кажется неизбежной. Однако правительству было бы разумно сначала начать процесс нормализации, чтобы вывести курдский вопрос из тени и в политическую сферу.Догма РПК неприменима в современном обществе, и мультикультурный либерализм представляет собой гораздо более многообещающий путь. Но для того, чтобы ДПН — или любая другая партия, если на то пошло, — полностью осознала эту возможность, государство должно позволить мирным альтернативам развиваться и иметь место подлинное политическое соревнование. Вместо того, чтобы возвышать лидеров РПК и оттеснять мирных избранных курдских должностных лиц и гражданское общество, правительство должно вести переговоры и консультироваться с этими последними группами. В рамках этого процесса он должен в конечном итоге считаться со своим собственным соучастием в превращении вооруженного конфликта в самореализующееся пророчество путем подавления законного политического дискурса.Чтобы такой процесс примирения увенчался успехом, турецкое правительство должно позволить гражданам свободно оспаривать эти идеи — мирно и публично. На протяжении десятилетий турецко-курдский конфликт пережил насильственные и мирные циклы, при этом мирные инициативы неоднократно становились жертвами националистической политики, региональной динамики и цензуры. Далеко не ясно, войдет ли история в одну из своих более мирных глав, но когда-нибудь потребуются примирение и политический компромисс, если Турция хочет полностью реализовать свой потенциал.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *