- Разное

Арктические регионы россии: Арктическая зона России | Социально-ответственное предпринимательство в Арктике

Содержание

Арктические регионы РФ обсудят меры по ускорению социального развития на площадке Минвостокразвития

Министр РФ по развитию Дальнего Востока и Арктики Александр Козлов на V Международном арктическом форуме рассказал, что для управленческих команд арктических регионов страны проведут стратегическую сессию на базе Министерства.

«Сессия состоится буквально на этой неделе. В ней примут участие представители всех регионов, которые входят в Арктическую зону России. Наша задача обсудить какие меры необходимы, чтобы регионы выполнили Указ Президента», - сказал Александр Козлов.

О том, что руководство регионов ждет «мозговой штурм» глава Минвостокразвития заявил в рамках сессии «Национальные проекты в Арктической зоне Российской Федерации: механизмы реализации», которая прошла на площадке Международного арктического форума. Помимо Александра Козлова в сессии принял участие Министр строительства и жилищно-коммунального хозяйства РФ Владимир Якушев. Основной темой обсуждения стали национальные проекты, которые созданы во исполнение майского указа Президента РФ (Указ № 204), в котором поставлен ряд конкретных задач. Например, к 2024 году средняя продолжительность жизни должна составлять 78 лет, а смертность трудоспособного населения сократится в 1,5 раза, 50% региональных дорог должны соответствовать нормативному состоянию, количество благоустроенных дворовых территорий должно увеличиться в 28 раз, ветхое и аварийное жилье должно быть поэтапно ликвидировано.

«Мы понимаем, что для арктических регионов выполнить национальные и стратегические задачи сложнее, чем для большинства других регионов. Более того, по всем этим показателям состояние дел в арктических регионах существенно хуже, чем в среднем в Российской Федерации», - прокомментировал глава Минвостокразвития.

По данным Минвостокразвития, ожидаемая продолжительность жизни во всех регионах (кроме Ямала) ниже среднероссийского уровня (72,7 лет): Красноярский край – 70,6 лет, Республика Карелия – 70,7. По Указу Президента РФ к 2024 году этот показатель должен составлять – 78 лет. Также в арктических регионах отмечается высокая смертность трудоспособного населения, и чтобы добиться выполнения Указа надо обеспечить снижение смертности практически в два раза.

«Наверное, самая тяжелая ситуация – с жильем. Сегодня практически не строится новое жилье в Мурманской области и на Чукотке. Ниже среднероссийских значений ввод жилья в Республике Коми – в 2 раза, в Архангельской области и Красноярском крае, Карелии – в 1,5 раза. Также очень высокий уровень ветхого и аварийного жилищного фонда. Так, в Ямало-Ненецком АО - в 5 раз выше среднего по стране, в Архангельской области – в 3,4 раза, в Республике Коми – в 2,7 раза», - рассказал Александр Козлов.

Владимир Якушев отметил, что в арктических регионах достаточно большой объем аварийного жилищного фонда, и более 20 процентов финансирования всей программы пойдет на снос аварийного жилья в арктической зоне. Также специфика региона влияет и на благоустройство территорий, освещение населенных пунктов, в которых бывают полярные ночи.

«Специфика существует. Но в подходах, которые существуют, мы арктические регионы пока не выделяем. Хотя, наверное, справедливости ради, надо этот вопрос задавать. Сейчас у нас серьезно меняются подходы к дальневосточным территориям, думаю, что и по Арктике можно посмотреть», - сказал Владимир Якушев.

«2 400 000 людей живут в арктической зоне. И наша задача - добиться для них повышения качества жизни до уровня не ниже среднероссийского. Президент России Владимир Путин нас в этом вопросе поддержал. Буквально две недели назад он дал поручение Правительству вместе с арктическими регионами представить предложения по обеспечению показателей социального развития территорий Арктической зоны Российской Федерации до уровня не ниже средних значений по Российской Федерации. Времени у нас на эту задачу немного – до 1 августа», - сказал Министр РФ по развитию Дальнего Востока и Арктики Александр Козлов.

Арктическая зона Российской Федерации включает в себя территории полностью четырех субъектов (Мурманская область, Ненецкий, Чукотский и Ямало-Ненецкий автономный округа) и частично пяти субъектов (19 муниципальных образований в Архангельской области, Красноярском крае, Республиках Саха (Якутия), Коми и Карелии). В Арктической зоне проживает 2 миллиона 400 тысяч человек.

Арктический совет - Российская Федерация

Россия и Арктический регион

Российская Арктика представляет собой обширную территорию, в которую входят Мурманская область, Ненецкий, Ямало-Ненецкий и Чукотский автономные округа и северные муниципальные образования Архангельской области, Республики Коми, Красноярского края, Республики Саха (Якутии), а также земли и острова, расположенные в Северном Ледовитом океане и входящие в состав РФ. Поэтому эффективное и безопасное освоение Арктики является одним из основных национальных приоритетов России.

Основными национальными интересами Российской Федерации в Арктике являются:

  • использование Арктической зоны РФ в качестве стратегической ресурсной базы Российской Федерации, обеспечивающей решение задач социально-экономического развития страны;
  • сохранение Арктики в качестве зоны мира и сотрудничества;
  • сбережение уникальных экологических систем Арктики;
  • использование Северного морского пути в качестве национальной единой транспортной коммуникации Российской Федерации в Арктике.

Согласно Стратегии развития Арктической зоны РФ и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года, приоритетными направлениями развития российской Арктики являются:

  • комплексное социально-экономическое развитие Арктической зоны РФ, в том числе улучшение качества жизни коренного населения и социальных условий хозяйственной деятельности в Арктике;
  • развитие науки и технологий;
  • создание современной информационно-телекоммуникационной инфраструктуры;
  • обеспечение экологической безопасности;
  • международное сотрудничество в Арктике.

В сфере международного сотрудничества Россия намерена: укреплять на двусторонней основе и в рамках региональных организаций, в том числе Арктического совета и Совета Баренцева/Евроарктического региона, добрососедские отношения с приарктическими государствами; активизировать экономическое, научно-техническое и культурное взаимодействие в Арктике; наращивать усилия приарктических государств в создании единой региональной системы поиска и спасения, а также предотвращения техногенных катастроф и ликвидации их последствий; и содействовать эффективному использованию Северного морского пути для международного судоходства в рамках юрисдикции Российской Федерации.

Стратегию развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года можно найти на сайте Министерства экономического развития Мурманской области.

Государственную программу РФ "Социально-экономическое развитие Арктической зоны Российской Федерации на период до 2020 года" можно найти на официальном сайте Правительства России.

ССЫЛКИ

  • Официальный интернет-сайт Министерства иностранных дел Российской Федерации
    http://mid.ru/bdomp/sitemap.nsf

Круглый стол: «Устойчивое развитие Арктической зоны Российской Федерации: вызовы и возможности»

11 ноября 2020 года в ТПП РФ состоялось заседание Комитета ТПП РФ по природопользованию и экологии на тему: «Устойчивое развитие Арктической зоны Российской Федерации: вызовы и возможности», организованное совместно с Межрегиональным научно-технологическим, деловым и образовательным партнерством «Устойчивое развитие Арктической зоны Российской Федерации».

На заседании обсуждались вопросы межрегионального сотрудничества в Арктической зоне РФ (АЗРФ), международного сотрудничества в контексте предстоящего председательства России в Арктическом совете, обеспечения экологической безопасности в АЗРФ, защиты населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, а также экологического мониторинга в Арктике.

Модерировал заседание председатель Комитета ТПП РФ по природопользованию и экологии, заслуженный эколог Российской Федерации С.М. Алексеев.

Открыл заседание вице-президент ТПП РФ Д.Н. Курочкин. В своем выступлении он отметил, что за последние месяцы в России было принято несколько важнейших документов по развитию Арктики, которые будут объединять программы национальных проектов и государственных программ, инновационные разработки и предпринимательскую инициативу. Так, 13 июля 2020 года был принят Федеральный закон № 193-ФЗ «О государственной поддержке предпринимательской деятельности в Арктической зоне Российской Федерации», в котором определяется правовой режим, порядок осуществления предпринимательской деятельности и меры господдержки в Арктической зоне РФ. Российская Арктика становится особой экономической зоной с широким набором налоговых льгот и неналоговых преференций для бизнеса. Также 26 октября 2020 года Указом президента России утверждена «Стратегия развития Арктической зоны РФ и обеспечения национальной безопасности на период до 2035 года».

Д.Н. Курочкин подчеркнул, что с 2021 года в течение 2 лет Россия будет председательствовать в Арктическом Совете и это следует максимально использовать для закрепления позиций России в качестве ведущей арктической державы, на долю которой приходится треть территории Арктики и огромные морские акватории. Вице-президент ТПП РФ призвал участников при подготовке проектов активнее использовать потенциал торгово-промышленных палат в АЗРФ, в том числе работу в Общественном Совете по Арктике при Минвостокразвития и Арктики президента ТПП Республики Коми Ю.А. Колмакова.

С основным докладом выступила руководитель Экспертного совета Межрегионального научно-технологического, делового и образовательного партнёрства «Устойчивое развитие Арктической зоны Российской Федерации» член Комитета по природопользованию и экологии ТПП Т.И. Мордасова, которая представила целый ряд предложений для сотрудничества с региональными торгово-промышленными палатами в Арктической зоне РФ по организации конкурсного отбора лучших региональных и муниципальных предпринимательских проектов, направленных на устойчивое экономическое и социальное развитие Арктического региона. Т.И. Мордасова информировала собравшихся, что 18-19 февраля 2020 года Межрегиональное научно-технологическое, деловое и образовательное партнерство «Устойчивое развитие Арктической зоны Российской Федерации» при поддержке Совета Федерации Федерального собрания РФ и ТПП РФ проводит VI Международную конференцию «Арктика: шельфовые проекты и устойчивое развитие регионов» («Арктика-2021»). В рамках работы конференции особое внимание будет уделено созданию условий для привлечения инвестиций в регионы и развития предпринимательской активности; обсуждению проблем энергетической безопасности северных регионов, а также развитию цифровизации и транспортной инфраструктуры Арктики.

Руководитель Экспертного совета Межрегионального научно-технологического, делового и образовательного партнёрства «Устойчивое развитие Арктической зоны Российской Федерации», руководитель Аналитического центра по устойчивому развитию Арктики А.М. Багин рассказал о комплексных технологических проектах, оказывающих экономическое, социальное и экологическое влияние на Арктическую зону.

В режиме видеоконференцсвязи на заседании выступила сенатор Российской Федерации, заместитель председателя Комитета Совета Федерации по агропродовольственной политике и природным ресурсам Е.Г. Зленко, которая внесла ряд предложений по развитию экологического страхования, экологического аудита и оказанию других услуг в АЗРФ.

Ю.В. Зворыкина, заместитель генерального директора Института исследований и экспертизы Внешэкономбанка, представила актуальную информацию о текущей ситуации в арктических регионах РФ по достижению целей устойчивого развития. Первый заместитель Генерального директора АО “ТЕРРА ТЕХ” М.В. Болтачев презентовал проект по дистанционным методам наблюдения в Арктике и системе комплексного подхода в целях улучшения экологического мониторинга.

Исполнительный директор Института арктических технологий МФТИ Ю.В. Васильев презентовал международный проект создания арктической станции «Снежинка» и развития водородной энергетики в Арктике.

Заместитель Председателя СОПС ВАВТ Минэкономразвития России, руководитель Отделения проблем природопользования и экологии, академик РЭА А.В. Шевчук доложил об экологических аспектах и последствиях, наносимых окружающей среде, в результате техногенных аварий.

Заместитель генерального директора по развитию ООО «Северо-западный региональный центр Концерна ВКО «Алмаз-Антей» О.В. Власов в режиме видеоконференции рассказал о поддержке Межрегионального научно-технологического, делового и образовательного партнёрства «Устойчивое развитие Арктической зоны Российской Федерации» по реализации социально значимых проектов Концерна в Республике Якутия (Саха).

Представитель компании «Экосорб» из г. Красноярска Д. А. Журавлев рассказал об инициативах по созданию Фонда развития Арктики.

Генеральный директор компании «Форт ХХI», член ТПП, г. Королев Московской области С.В. Дунчевская представила новейшие высокотехнологичные разработки по мониторингу дна и подводных объектов.

В заседании, в онлайн формате, приняли участие свыше 70 экспертов государственных органов, промышленных компаний, общественных организаций, региональных торгово-промышленных палат.

По итогам обсуждения будет составлена резолюция для направления в Правительство РФ и профильные органы государственной власти.

Военные и невоенные аспекты арктической политики Кремля — ICDS

Это создавало потенциал межгосударственного сотрудничества в направлении научных исследований, совместной разработки энергетических ресурсов, защиты прав коренного населения, что и было длительный период ключевыми темами обсуждений на межправительственном форуме «Арктический совет». Однако по мере интенсификации научных обоснований резкого отступления полярных льдов в результате изменений климата, а также реального увеличения времени на протяжении года для навигации через Северный морской путь, отрицать возрастание геополитической напряженности в регионе становится все сложнее.

По оценкам ученных, Арктика продолжает нагреваться приблизительно в два раза быстрее, чем в среднем по миру, и к 2030 году в летний период регион будет практически лишен льда. Великолепным индикатором таких изменений является публикация странами официальных документов относительно арктической политики. Общая тенденция – стремление указать на свои интересы в Арктическом регионе, в дальнейшем – готовность их отстаивать как на международных платформах, так и военным путем. Более того, арктические документы опубликовали даже страны-члены ЕС, такие как Нидерланды, Германия и Великобритания, несмотря на то, что политику по отношению к Арктике разрабатывает и Европейский Союз. А в ноябре правительство Эстонии одобрило предложение МИД подать заявку на получение статуса страны-наблюдателя в Арктическом совете, поскольку на нее, как на самую северную неарктическую страну, влияют геополитические изменения в регионе.

Пока риск возникновения военного конфликта в Арктике все еще считается достаточно низким, однако процессы милитаризации региона и интенсификации проведения военных учений создают почву для вероятного проецирования конфликтных ситуаций и военных действий на Севере. В том числе тех, которые будут распространятся из-за конфликтов или инцидентов на море или в воздухе в других точках мира. Более того, Арктику уже нельзя назвать регионом «вне политики». Сеть мировых кризисных событий влияла на регион все годы после окончания «холодной войны».

Основными нарушителями спокойствия в глазах Запада в Арктике являются Россия и Китай. И наоборот, РФ, которая видит в Севере жизненно-важный регион, винит Запад в постоянных провокациях, и, соответственно этим в Кремле объясняют необходимость милитаризации вдоль российских границ. Если во время холодной войны Северный театр представлял стратегическое значение, то в современных реалиях к этому аспекту добавляется еще и коммерческое значение региона.

Пока основное внимание СМИ было сфокусировано на российском участии в военной операции в Сирии, не менее важные события происходят в Арктике. В частности, это касается перманентного увеличения Россией своего присутствия в регионе, как в гражданской, так и в военной сферах. А недавняя российская активность в Арктике доказывает, что эти направления могут объединяться для достижения поставленных целей, и в дальнейшем будут далее размываться.

На военном уровне в августе российским Министерством обороны было анонсировано, что Объединенное стратегическое командование Северный флот, предназначенное для комплексного обеспечения безопасности Арктического региона России и единого управления военными силами и средствами в зоне от Мурманска до Анадыря, получит статус отдельной военно-административной единицы, приравнивающий его к военным округам. Эта единица должна взять на себя военно-стратегическую ответственность за Архангельскую область, республику Коми, Мурманскую область, Ненецкий автономный округ.

Можно полагать, что одной из основных целей такой реорганизации является увеличение военно-политического веса в Арктике, в дополнении к уже осуществленным мероприятиям – строительства военной базы Арктический трилистник, усиления противоракетных и зенитных возможностей зенитным ракетно-пушечным комплексом Панцирь-С1, перевооружение ракетными системами противовоздушной обороны С-400 «Триумф, увеличение авиационной мощи на базах Крайнего Севера.

В частности, по информации российских СМИ, полк ПВО Северного флота ВМФ РФ, оснащенный зенитными ракетными комплексами С-400, в сентябре заступил на боевое дежурство на Новой Земле для охраны воздушного пространства. Прежде там стояли на вооружении системы противовоздушной обороны С-300, и с новыми системами зона контролируемого РФ воздушного пространства в Арктике будет увеличена.

Продолжается наращивание возможностей ледокольного флота, который может использоваться как для коммерческих целей, так и для логистического обеспечения военных потребностей и гибридных операций в Северном ледовитом океане. Построенный в интересах «Росатома» головной универсальный ледокол «Арктика» проекта 22220 планируют сдать в эксплуатацию не позднее мая 2020 года, как сообщил заместитель генерального директора госкорпорации «Росатом» и глава дирекции Северного морского пути Вячеслав Рукша. В октябре на корабле началась управляемая цепная ядерная реакция и вывод реактора на минимальный уровень мощности. В данный момент на Балтийском судостроительном заводе строится три атомных ледокола проекта 22220. По информации главы дирекции Северного морского пути, для выполнения поставленных задач в Арктике недостаточно такого количества ледоколов, поэтому было принято решение увеличить партию еще на два корабля.

Практика масштабных военных учений российских вооруженных сил также была перенесена в Арктику. Проведенные РФ военные учения в Северной Атлантике были названы крупнейшими со времен Холодной войны, и стали объектом пристального внимания как для НАТО, так и для стран Северной Европы. В учениях были задействованы 10 подводных лодок, 8 из них – атомные. Норвежские военные считают, что цель российских подводных лодок – максимально продвинуться в западную часть акватории Атлантического океана и изучить механизмы реагирования стран Североатлантического альянса.

30 октября Министерство обороны РФ отчиталось про проведение ракетных стрельб, при которых атомная подводная лодка «Князь Владимир», спущенная на воду в 2017 году, впервые испытала межконтинентальную баллистическую ракету «Булава» с подводного положения в акватории Белого моря.

Помимо традиционных военных учений, с недавнего времени Россией отрабатывается применение в Арктике групп специального назначения, в том числе с вероятностью их применения без распознавательных знаков, как это было в Крыму в 2014 году. Норвежское издание Aldrimer сообщило о выявлении спецподразделений РФ на острове Шпицберген. В рамках спецоперации военные, переодетые в гражданское, высадились на остров для проведения разведки. Журналисты утверждают о достоверности таких данных, и ссылаются на их документальное подтверждение не только национальной разведкой, но и разведкой США. Более того, сотрудники чеченского спецназа сами выкладывали в социальные сети фото с датами и геолокацией. Это доказывает, что бойцы этого формирования работают в Арктике, в том числе в норвежской ее части. Следует уточнить, что Шпицберген, по условиям договора от 1920 года, может использоваться РФ для экономической деятельности, но никак не в военных целях.

Эту операцию связывали с учениями Северного флота, которые проходили в Арктике. Со стороны МИД РФ последовало заявление, что статья издания про действия российского спецназа в Арктике является фейком и провокацией. Хотя присутствие чеченских спецназвоцев в Арктике не секрет. В 2018 году Рамзан Кадыров сам сообщил о проведенных в Мурманске и на Земле Франца-Иосифа учениях. Но о своих бойцах на норвежской территории глава Чечни не упоминал. В дальнейшем проведение Кремлем подобных демонстративных мероприятий на архипелаге могут сильно осложнить российско-норвежские отношения, и создать еще одну зону напряженности.

В последнее время прослеживаются попытки Росси доказать, что налаживанию ею отношений между Норвегией и Данией препятствуют США, с целью подорвать возможности России по добыче и непрерывной поставке энергоресурсов в Европу. Однако какими бы ни были разговоры о дружбе между РФ и Данией, не стоит забывать о заявках в ООН. Ведь на постоянной основе продолжается деятельность Москвы в научной сфере, с целью доказать принадлежность России большей части арктического шельфа.

В частности, на заседании Морской коллегии при правительстве в Санкт-Петербурге в октябре вице-премьер Юрий Борисов заявил, что Минобороны получило новые доказательства принадлежности шельфа Северного Ледовитого океана России. По словам чиновника, их рассмотрит Комиссия ООН на заседании в феврале. РФ подала заявку в ООН на расширение границ подконтрольного ей континентального шельфа в Арктике в 2015 году. В планах российской стороны – присоединить Хребет Ломоносова, другие участки морского дна, в том числе южную оконечность хребта Гаккеля, котловину Подводников, поднятие Менделеева и зону Северного полюса. РФ претендует на 1,2 миллиона квадратных километров под Северным Ледовитым океаном за пределами 200-мильной экономической зоны. Ранее в ООН потребовали дополнительной аргументации по обоснованию континентальной природы отдельных структурных элементов арктического бассейна.

Зимой 2014 года Дания также обратилась в ООН с заявлением о том, что она претендует на территории морского дна вокруг Северного полюса площадью, в двадцать раз превышающую размеры самого королевства. И в скором будущем представители ООН должны будут сделать соответствующий сложный выбор, поскольку географические притязания этих стран пересекаются.

Вся вышеперечисленная активность в Арктике позволяет утверждать, что российское руководство продолжает воспринимать ее так же, как и другие театры военных действий. Это подразумевает стремление к контролю за иностранной военной и коммерческой деятельностью в регионе. Поэтому вполне вероятно, что подходы, которые РФ отрабатывает на данный момент даже в акватории Черного моря, будут применятся и в Арктике для увеличения контроля над регионом.

Научно-практическая конференция «Цивилизационные аспекты развития Арктических регионов России»

7 ноября 2019 года Институт мировых цивилизаций (НАНО ВО «ИМЦ») совместно с Институтом научной информации по общественным наукам Российской академии (ИНИОН РАН) наук в главном учебном корпусе на Ленинском проспекте  дом 1/2, корпус 1 провели Научно-практическую конференцию «Цивилизационные аспекты развития Арктических регионов России». В ней приняли участие около 100 ведущих по проблемам развития Севера специалистов.

Пленарное заседание открыл выступивший с приветственным словом ректор НАНО ВО «ИМЦ» кандидат политических наук, профессор Слоботчиков Олег Николаевич.

Прозвучало официальное Приветствие участникам конференции Президента МОО «Ассоциация полярников»,  Героя Советского Союза, Героя России, первого Вице-президента Русского географического общества, Лауреата Государственной Премии Артура Николаевича Чилингарова.

В работе конференции принимали участие:
Морозов Антон Юрьевич — депутат Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации 7-го созыва, член комитета ГД по международным делам, Член Высшего Совета ЛДПР;
Марков Евгений Владимирович — депутат Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации 7-го созыва, член Комитета по экологии и охране окружающей среды, Член ЛДПР;
Шпектор Игорь Леонидович — президент Союза городов Заполярья и Крайнего Севера, член президиума Союза полярников, председатель Комиссии Общественной палаты РФ по жилищно-коммунальному хозяйству, строительству и дорогам;
Пивков Сергей Анатольевич — депутат Архангельского областного Собрания депутатов, член комитета Архангельского областного Собрания депутатов по вопросам бюджета, финансовой и налоговой политике, член комитета Архангельского областного Собрания депутатов по этике и регламенту, руководитель фракции ЛДПР в Архангельском областном Собрании депутатов;
Губанов Георгий Николаевич — депутат Архангельского областного Собрания депутатов, член комитета по промышленности, коммуникациям и инфраструктуре, член ЛДПР;
Вершинин Иван Сергеевич — заместитель руководителя депутатской фракции Политической партии ЛДПР в Законодательном Собрании Ямало-Ненецкого автономного округа шестого созыва.

Ведущими представителями научно-исследовательских институтов РАН, Общероссийских общественных организаций и высших учебных заведений РФ были рассмотрены важнейшие цивилизационные аспекты развития арктических регионов России, сделано немало ценных предложений, особенно в связи с разработкой Стратегии развития Арктика-2035. Яркие доклады подготовили академик РАН Порфирьев Б.Н. и д.э.н., профессор Лексин В.Н., член-корреспондент РАН, врио директора ИНИОН РАН Кузнецов А.В., профессора Никоноров С.А., Силин А.Н., Маркин В.В., Куприков М.Ю., Куприков Н.М., Жаворонкова Н.Г., Агафонов В.Б., Шаронов А.Н., Евсеев А.В., Сутягин В.В, Комков Н.И., Елецкий Н.Д., Крюкова О.А., член-корреспондент РАН Тишков А.А. и многие другие признанные специалисты. Среди активно участвовавших в работе конференции и представивших свои исследования были многие руководители, ученые и преподаватели Института мировых цивилизаций: Кокорева Е.А., Сорокина-Исполатова Т.В., Глазунова Ю.В., Козлов С.Д., Сичкарь Т.В., Трихина И.А., Маслакова-Клауберг Н.И., Алимова Н.К. и другие. Об интересе к конференции свидетельствует участие в ней таких ведущих научных центров, учебных заведений и авторитетных организаций, как:
Институт системного анализа Федерального исследовательского центра «Информатика и управление» РАН;
Институт народнохозяйственного прогнозирования РАН;
Центр арктических исследований Института Европы РАН;
Институт экономических проблем Кольского научного центра РАН;
Институт государства и права РАН;
Национальный исследовательский институт Мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова РАН;
Арктическая академия наук;
Российская академия естественных наук;
Академия военных наук;
Академия геополитических проблем и Петровская академия наук и искусств, г. Санкт-Петербург;
Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова;
Российская академия народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ;
Финансовый университет при Правительстве РФ;
Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ;
Всероссийская Академия внешней торговли;
Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова;
Московский государственный юридический университет имени О. Е. Кутафина;
Российский университет дружбы народов;
НИИ Военной академии материально-технического обеспечения, Санкт-Петербург;
Санкт-Петербургский университет Государственной противопожарной службы МЧС России;
Московский государственный технический университет гражданской авиации;
Тюменский индустриальный университет;
Российский новый университет;
Московский политехнический университет;
Южный университет, Ростов-на-Дону.

В работе конференции принимали активное участие представители различных организаций:
Совет директоров фонда инвестиций в национальную экономику;
Технический комитет по стандартизации 187 «Проведение исследований в полярных регионах»;
Экспертный центр «Национальной безопасности», Воронеж;
АНО «Центр инновационного развития и сертификации ИННОПРОМ»;
Некоммерческое партнёрство «ЭнергоЭффект»;
Ассоциация деятелей культуры для поддержки и развития талантливой молодежи.

Всем участникам конференции были вручены Сертификаты за подписью ректора НАНО ВО «ИМЦ»  Слоботчикова О.Н. и памятные сувениры.

Приветственное слово Чилингарова А.Н.

Член ОП РФ Игорь Шпектор выступил на конференции, посвященной развитию Арктики

особенности современного этапа и проблемы пространственного развития арктических регионов России | Плисецкий

1. Лукин Ю. Ф. Российская Арктика в изменяющемся мире. Архангельск: ИПЦ САФУ; 2013. 281 с.

2. Замятина Н. Ю., Пилясов А. Н. Российская Арктика: к новому пониманию процессов освоения. М.: Ленанд; 2019. 400 с.

3. Howard R. The Arctic gold rush: The new race for tomorrow’s natural resources. London, New York: Continuum Books; 2009. 272 p.

4. Southcott C. et al. Beyond the Berger inquiry: Can extractive resource development help the sustainability of Canada’s Arctic communities? Arctic. 2018;71(4):393–406. DOI: 10.14430/arctic4748

5. Павленко В. И. Арктическая зона Российской Федерации в системе обеспечения национальных интересов страны. Арктика: экология и экономика. 2013;(4):16–25.

6. Меламед И. И., Павленко В. И. Правовые основы и методические особенности разработки проекта государственной программы «Социально-экономическое развитие Арктической зоны Российской Федерации до 2020 года». Арктика: экология и экономика. 2014;(2):6–15.

7. Смирнова О. О., Липина С. А., Кудряшова Е. В., Крейденко Т. Ф., Богданова Ю. Н. Формирование опорных зон в Арктике: методология и практика. Арктика и Север. 2016;(25):148–157. DOI: 10.17238/issn2221–2698.2016.25.148

8. Плисецкий Е. Л., Плисецкий Е. Е., Шедько Ю. Н. Устойчивое развитие территорий нового хозяйственного освоения: инновационные решения. Региональная экономика: теория и практика. 2018;16(5):942–955. DOI: 10.24891/re.16.5.942

9. Казакова Д. М. Институциональные источники кластерных эффектов. Журнал Экономической теории. 2016;(3):257–261.

10. Буч О. В. Анализ предпосылок создания транспортно-логистического кластера в Мурманской области. Российское предпринимательство. 2014;(2):140–144.

11. Осипова Е. Э. Судостроительный кластер Архангельской области. Ученые записки Крымского федерального университета им. В. И. Вернадского. Экономика и управление. 2016;2(1):151–158.

12. Шедько Ю. Н. Кластерный подход к устойчивому развитию Ханты-Мансийского округа — Югры. Вестник университета (Государственный университет управления). 2015;(9):114–121.

13. Половинкин В. Н., Фомичев А. Б. Перспективные направления и проблемы развития Арктической транспортной системы Российской Федерации в XXI веке. Арктика: экология и экономика. 2012;(3):74–83.

14. Keupp M. M., ed. The Northern sea route: A comprehensive analysis. Wiesbaden: Springer Gabler; 2015. 134 p. DOI: 10.1007/978–3–658–04081–9

15. Blunden M. Geopolitics and the Northern sea route. International Affairs. 2012:88(1):115–129. DOI: 10.1111/j.1468–2346.2012.01060.x

16. Пегин Н. А. Национальная арктическая транспортная линия: проблемы и перспективы. Арктика и Север. 2016;(23):32–40. DOI: 10.17238/issn2221–2698.2016.23.32

17. Плисецкий Е. Е. Приоритеты развития Северного морского пути в стратегическом управлении и планировании. Арктика и Север. 2016;(22):101–111. DOI: 10.17238/issn2221–2698.2016.22.101

Оценка инновационного развития регионов Арктической зоны Российской Федерации | Архипова

1. Гусев А.Б. Формирование рейтингов инновационного развития регионов России и выработка рекомендаций по стимулированию инновационной активности субъектов Российской Федерации // Наука. Инновации. Образование. 2009. № 8. С. 158–173. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/formirovaniereytingov-innovatsionnogo-razvitiya-regionov-rossii

2. Гранберг А.Г., Суслов В.И., Суспицын С.А. Экономико-математические модели многорегиональных систем // Регион: экономика и социология. 2008. № 2. С. 120–150. URL: https://elibrary.ru/item.asp?id=10607136

3. Деттер Г.Ф. Генезис национальных и региональных инновационных систем арктических государств в контексте национальных инновационных политик // Научный вестник Ямало-Ненецкого автономного округа. 2015. № 3 (88). С. 15–33. URL: https://elibrary.ru/item.asp?id=25811435

4. Иогман Л.Г. Развитие научно-технического потенциала региона / Л.Г. Иогман. Сыктывкар, 2009. 224 c.

5. Задумкин К.А., Кондаков И.А. Методика сравнительной оценки научно-технического потенциала региона // Экономические и социальные перемены: факты, тренды, прогноз. 2010. № 4 (12). С. 86–100. URL: https://elibrary.ru/item.asp?id=15602521

6. Задумкин К.А., Кондаков И.А. Региональная инновационная система: теория и практика формирования / под рук. д.э.н., проф. В.А. Ильина. Вологда: Вологодский научно-координационный центр ЦЭМИ РАН, 2008. 72 с.

7. Ильин В.А., Задумкин К.А., Кондаков И.А. Научно-технический потенциал региона: проект долгосрочной программы развития. Вологда: Вологодский научно-координационный центр ЦЭМИ РАН, 2009. 168 с. URL: https://elibrary.ru/item.asp?id=19157565

8. Кородюк И.С, Трофимов С.Е. Проблемы применения зарубежного опыта в государственном регулировании нефтегазового комплекса России // Известия Иркутской государственной экономической академии. 2015. № 1 С. 103–109. URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=22980291

9. Кортов С.В. Анализ региональных инновационных процессов на базе эволюционной модели / С.В. Кортов // Журнал экономической теории Института экономики УрО РАН. 2014. № 1. С. 104–122

10. Лексин В.Н., Порфирьев Б.Н. Социально-экономические приоритеты устойчивого развития Арктического макрорегиона России // Экономика региона. 2017. Т. 13. № 4. С. 985–1004. DOI: 10.17059/2017-4-2

11. Цукерман В.А. Актуальные проблемы инновационного развития экономики российского севера // Пространственная экономика. 2009. № 4. С. 57– 87. URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=13121363

12. Горячевская Е.С., Цукерман В.А. Инновационное промышленное развитие экономики Севера и Арктики Российской Федерации // Север и рынок: формирование экономического порядка. 2014. № 4 (41). С. 92–96. URL: https://elibrary.ru/item.asp?id=21504009

13. Татаркин А.И., Полянская И.Г., Игнатьева М.Н., Юрак В.В. Методологическая оценка состояния и перспектив институционально-инновационного недропользования в Арктической зоне // Экономика региона. 2014. № 3 (39). С. 146–158. URL: https://elibrary.ru/item.asp?id=22284183

14. Погодаева Т.В., Артюхов Д.А. Структурные особенности экономики Ямало-Ненецкого автономного округа // Вестник Тюменского Государственного университета. Социально-экономические и правовые исследования. 2012. № 11. С. 50–55. URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=18372630

15. Амосенок Э.П., Бажанов В.А. Интегральная оценка инновационного потенциала регионов России // Регион: экономика и социология. 2006. № 2. С. 134–145. URL: https://elibrary.ru/item.asp?id=11136982

16. Бортник И.М., Сеченя Г.И., Михеева Н.Н., Здунов А.А., Кадочников П.А., Сорокина А.В. Система оценки и мониторинга инновационного развития регионов России // Инновации. 2012. № 9 (167). С. 48–61. URL: https://elibrary.ru/item.asp?id=21521786

17. Ларченко Л.В. Современная Арктика: проблемы освоения и социально-экономического развития // Региональная экономика: теория и практика. 2011. № 11 (194). С. 2–8. URL: https://elibrary.ru/item.asp?id=15607171

18. Скубко А.В. Методические подходы к оценке конкурентоспособности отраслей российской экономики // Научные труды: ИНП РАН. 2010. № 4. С. 617–626. URL: https://elibrary.ru/item.asp?id=12911604

19. Кондратов Н.А. Опыт разработки стратегий освоения арктического региона зарубежными странами // Арктика: экология и экономика. 2015. № 4 (20). С. 78–85. URL: https://elibrary.ru/item.asp?id=25009945

20. Куперштох Н.А. Изучение проблем Арктики в институтах Сибирского отделения РАН во второй половине 20 – начале 21 вв. // История науки и техники. 2015. № 6. С. 7–19.

21. Пилясов А.Н. Контуры Стратегии развития Арктической зоны России // Арктика. Экология и экономика. 2011. № 1 (1). С. 38–47. URL: https://elibrary.ru/item.asp?id=18878305

22. Широв А.А., Рутковская Е.А., Максимцова С.И. Анализ и проблемы развития производственного потенциала: мощностной и инвестиционный аспекты // Научные труды: ИНП РАН. 2010. № 8. С. 336–358. URL: https://elibrary.ru/item.asp?id=15193320

23. Горшенина Е.В. Методологические принципы, уровни и задачи исследования // Экономические исследования. 2011. № 2. С. 25–33. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/metodologicheskieprintsipy-urovni-i-zadachi-issledovaniya

24. Блауг М. 100 великих экономистов после Кейнса. СПб.: Экономикус, 2009. 384 с.

25. Портер М. Конкуренция. М.: Изд. дом «Вильямс», 2010. C. 592.

Россия | Арктический институт

Арктическая территория России простирается вдоль 24 140 км береговой линии вдоль Северного Ледовитого океана и вод за Полярным кругом от Баренцева моря на западе на границе с Норвегией до Берингова и Охотского морей на дальнем востоке. Береговая линия России составляет 53 процента береговой линии Северного Ледовитого океана и охватывает Баренцево море, Карское море, море Лаптевых и Восточно-Сибирское море. В арктических водах страны можно найти несколько архипелагов, в первую очередь Новая Земля в Карском море, Северная Земля в море Лаптевых и Новосибирские острова в Восточно-Сибирском море.К северо-востоку от норвежского архипелага Шпицберген, Россия Земля Франца-Иосифа расположена всего в 950 километрах от Северного полюса. Ближайшая точка России к Северному полюсу - мыс Флигели на острове Рудольфа. Мыс находится всего в 911 километрах от полюса.

На территории России в Арктике преобладают три основные речные системы: река Енисей на западе впадает в Карское море, река Лена впадает в море Лаптевых, а река Колыма заканчивается в Восточно-Сибирском море. Хотя эти реки замерзают в течение нескольких периодов года, они представляют собой жизненно важный транспортный маршрут в определенные периоды года, которому частично помогает специализированный флот мелкосидящих ледоколов для обеспечения доступа к общинам и городам, расположенным вдоль этих рек.

Температуры на территории Арктики и субарктики России являются самыми низкими за пределами Антарктиды. В селе Оймякон в Якутской области регулярно наблюдаются температуры ниже -50 ° C и рекордно низкие -71,2 ° C в 1924 году. Среднесуточные низкие температуры зимой, неизбежно меняющиеся на таких больших участках земли, колеблются от -20 ° С –40 ° С. В течение летнего месяца среднесуточные высокие температуры составляют от 15 до 25 ° C, но могут достигать 35 ° C, особенно во внутренних субарктических регионах России.Летом 2018 года северные прибрежные районы России также испытали беспрецедентную аномальную жару с температурами выше 30 ° C.

Эта страница была обновлена ​​19 июня 2020 года. Если мы что-то упустили, пожалуйста, свяжитесь с [email protected]

Население России в Арктике составляет примерно 2 миллиона человек, примерно половина людей, проживающих в Арктике во всем мире. Крупнейшие города России за Полярным кругом - Мурманск, который также является самым густонаселенным городом Арктики и исторически известен как арктический центр с населением 303 754 человека.В Норильске - 175 365 жителей, в Воркуте - 70 548 человек. Однако по данным последней переписи 2017 года численность населения Мурманской области явно сокращалась. С 2010 года население уменьшилось почти на 40 000 человек за последние 7 лет.

В России проживает более 100 идентифицированных этнических групп, 41 из которых официально признаны Коренными малочисленными народами Севера, Сибири и Дальнего Востока . Из 41 группы 11 проживают за Полярным кругом или за ним.Ловозеро в Мурманской области считается российской «саамской столицей» с населением 2800 человек. В российской Арктике проживает около 67 000 человек, принадлежащих к коренным меньшинствам, из которых 75 процентов проживают в сельской местности. Самыми крупными коренными группами в России являются долганы, нганасаны, ненцы, саамы, ханты, чукчи, эвенки, эвены, энцы, эскимосы (или юпики) и юкагиры.

Хотя традиционные возможности получения средств к существованию варьируются от региона к региону, жизнь всех жителей Арктики России тесно связана с долгой историей эксплуатации ресурсов на Севере России, который содержит огромное количество природных ресурсов, включая нефть и газ, уголь, древесину. , и различные минералы.Разведка ресурсов часто происходит в непосредственной близости от традиционных земель коренных народов. Хотя влияние индустриализации и адаптация к ней варьируются от региона к региону, большие участки земли и рек, используемые для оленеводства, рыболовства и охоты, были потеряны или деградировали в результате промышленного развития. При этом традиционные знания были утеряны, а вековые модели землепользования игнорировались, что влекло за собой высокие социальные издержки и ухудшение традиционной культуры.

Несмотря на то, что на экономическое развитие Арктики приходится все большая доля валового национального продукта России, коренным народам по-прежнему сложно использовать возможности высшего образования, прямо или косвенно связанные с экономическими возможностями, связанными с индустриализацией севера. Кроме того, таяние вечной мерзлоты в тундре вызвало вспышки смертельной сибирской язвы и серию сильных взрывов в российской Арктике. Это представляет серьезную опасность как для северных оленей, так и для экосистемы и жителей Арктики.В 2017 году на полуострове Ямал от сибирской язвы умер мальчик, 20 инфицированных прошли курс лечения и выжили. Температуры, достигающие более 30 ° C во время сильных волн тепла по всей Сибири, привели к таянию вечной мерзлоты.

В российской экономике преобладает добыча природных ресурсов, в первую очередь нефти и природного газа. Страна является третьим по величине производителем углеводородных ресурсов в мире, и более 50 процентов федерального бюджета России зависит от доходов, получаемых от добычи нефти и газа.На арктические и субарктические регионы России приходится 90 процентов добычи природного газа в России и 10 процентов добычи нефти. Однако в последние годы Россия достигла рекордного уровня добычи природного газа. В 2017 году в российский энергетический сектор было инвестировано 3,5 миллиарда рублей, что на 10 процентов больше, чем в предыдущие годы. Добыча природного газа в 2017 году достигла самого высокого уровня за 17 лет, при этом экспорт также достиг пика. К 2020 году новое Бованенковское месторождение на полуострове Ямал будет производить рекордные 115 миллиардов кубометров.

История нефти и газа в российской Арктике

Разработка нефти и газа в российской Арктике началась в начале 1930-х годов. В 1930 году в Республике Коми было открыто первое нефтяное месторождение в Арктике - Чибюское, а в 1932 году - Ярегские нефтяные месторождения. Некоторые из крупнейших нефтегазовых месторождений России, добыча которых продолжается до сих пор, были обнаружены в ходе геологоразведочных работ в 1960-е и 1970-е годы. Развитие было сосредоточено на Западно-Сибирской нефтегазовой провинции, а точнее на арктической части провинции, известной как Ямало-Ненецкий автономный округ (ЯНАО).

В ЯНОА был открыт ряд гигантских месторождений природного газа, превосходящих любые ранее известные месторождения, начиная с Тазовского месторождения, затем - Новопортовского нефтегазоконденсатного месторождения в 1964 году, Губкинского нефтегазоконденсатного месторождения и Заполярного. газового месторождения в 1965 году, Уренгойского нефтегазоконденсатного месторождения в 1966 году, Медвежьего газового месторождения в 1967 году и Русского нефтяного месторождения в 1968 году.

В 1970-х и 1980-х годах в северо-восточной части Западно-Сибирской нефтегазоносной провинции в нижнем течении реки Енисей были проведены дополнительные разработки с открытием Ванкорского, Тагульского, Лодочного и Сузунского месторождений.В течение 1970-х и 1980-х годов на полуострове Ямал были открыты Бованенковское газовое месторождение в 1971 году, Харасавэйское и Южно-Тамбейское месторождения в 1974 году и Ростовцевское нефтегазовое месторождение в 1986 году. По сей день ЯНАО входит в состав Западно-Сибирского региона. нефтегазовая провинция остается крупнейшим газодобывающим регионом мира, а также обеспечивает значительную долю добычи нефти в России.

В 2010 году Норвегия и Россия разрешили 44-летний спор по поводу делимитации границы в Баренцевом море.Страны согласились разделить спорную территорию площадью 175 000 квадратных километров, которая может содержать до 4 миллиардов баррелей нефти и 878 триллионов кубических футов природного газа. Введение западных санкций Соединенными Штатами и Европейским союзом против России влияет на разведку и разработку углеводородных ресурсов в Арктике. ExxonMobil подписала соглашение о сотрудничестве с «Роснефтью» по созданию 10 совместных предприятий, в первую очередь по разведке в Карском и Черном морях, а также по совместной разработке баженовских сланцев в Западной Сибири.

После введения санкций ExxonMobil была вынуждена приостановить свою деятельность в совместных предприятиях. Это последовало за объявлением в сентябре 2014 года об успешном обнаружении нефтяных ресурсов на скважине Кай-1 в Карском море. Аналогичным образом, в июне 2015 года французская энергетическая компания Total вышла из совместного предприятия с российской компанией «Лукойл», в рамках которой они планировали разрабатывать месторождения сланцевой нефти Бажено в Западной Сибири. Компания также решила вернуть «Газпрому» 25% акций в отложенном Штокмановском газовом месторождении.Западные санкции не затронули разработку первой в мире ледостойкой нефтесервисной платформы «Приразломное», которую «Газпром» построил в Печорском море. Добыча нефти началась в апреле 2014 года.

Сотрудничество России с Китаем

В 2014 году российский энергетический гигант «Газпром» и CNPC подписали соглашение о поставках газа из российской Арктики в Китай. Сумма сделки составила около 400 миллиардов долларов. Хотя Европа остается крупнейшим рынком экспорта энергоносителей из России, Россия использует такие сделки для диверсификации партнеров по торговле газом с азиатскими странами.

Проект «Ямал СПГ», возможно, является наиболее ярким примером сотрудничества Китая с Россией в Арктике. Ямал СПГ - это газовый завод в российской Арктике, который, по оценкам, содержит 22 процента мировых запасов газа. Китайские компании предоставляют финансирование и владеют крупной долей участия в проекте. В 2013 году «Новатэк» и Китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC) подписали контракт, по которому 20 процентов акций проекта «Ямал СПГ» были переданы Китайскому фонду «Шелковый путь» (SRF). Контракт включает соглашение о поставке более 3 миллионов тонн СПГ ежегодно в Китай.

В июле 2018 года Новатэк доставил первую партию СПГ по Северному морскому пути (СМП) в Китай. Глава НОВАТЭКа Леонид Михельсон сказал, что «использование Северного морского пути как жизнеспособного транспортного маршрута способствует развитию северных регионов и очень важно для экономического развития страны». На данный момент CNPC и SRF вместе владеют около 30% проекта «Ямал СПГ». Новатэку принадлежит 50,1 процента, а французскому энергетическому гиганту Total - 20 процентов.Китайские СМИ отмечают Ямал СПГ как «веху в китайско-российском сотрудничестве» в рамках инициативы «Поясный путь» (BRI). Это первый крупный энергетический проект Китая в Арктике в рамках его стратегии развития. CNPC и SRF сейчас рассматривают возможность присоединения к многомиллиардному проекту «Арктический СПГ-2», запуск которого запланирован на 2023 год.

Северный морской путь

Развитие Северного морского пути (СМП) началось в июне 1936 года, когда Совет Народных Комиссаров бывшего СССР учредил Главное управление Северного морского пути (Главсевморпуть).Перед Управлением была поставлена ​​задача создания и развития маршрута от Баренцева моря до Берингова пролива. В его задачу входило создание морских, речных и воздушных транспортных путей, необходимой телекоммуникационной инфраструктуры и руководство всеми советскими исследованиями в Арктике. Кроме того, он возглавлял разработку природных ресурсов Арктики и строительство необходимых производственных мощностей. Кроме того, он отвечал за содействие экономическому развитию коренных народов Арктики.С тех пор Северный морской путь приобрел важнейшее значение в национальных и региональных планах развития.

После окончания «холодной войны» многие маршруты связи пришли в негодность, а связанная с ними инфраструктура пришла в упадок из-за сокращения использования СМП. Грузовые перевозки сократились почти на 90 процентов в течение 1990-х годов по сравнению с началом 1980-х годов. С наступлением летних сезонов, которые становятся все более незамерзающими, особенно после рекордного сезона таяния снегов 2007 и 2012 годов, СМП начал возрождаться как национальный и международный транспортный коридор.Хотя объемы остаются очень ограниченными по сравнению с глобальными центрами судоходства, такими как Суэцкий и Панамский каналы, маршрут, тем не менее, имеет ключевое значение для экономического развития российского региона, расположенного вдоль маршрута, а также для доступа, эксплуатации и экспорта углеводородных ресурсов в Арктический.

В 2018 году президент Путин подписал указ, в котором говорится, что СМП будет непрерывно развивать, и к 2024 году ежегодные объемы грузов увеличатся до 80 миллионов тонн. Это в 8 раз больше, чем в 2017 году.Это связано с национальной стратегией России, в которой делается упор на превращение СМП в глобальную и всеобъемлющую транспортную артерию. Всего через 5 месяцев после открытия проекта по производству сжиженного природного газа (СПГ) на Ямале на севере России объемы отгрузки превысили два миллиона тонн СПГ. Еще один значительный товарный прирост на СМП - уголь. По оценке VostokCoal, к 2025 году на Таймыре можно будет добывать 30 млн тонн угля в год. Кроме того, судно Maersk, загруженное российской рыбой и южнокорейской электроникой, стало первым судном, полностью прошедшим арктический морской путь.Россия надеется, что это станет ее новой судоходной магистралью, что значительно сократит время транспортировки из Азии в Европу за счет обхода Суэцкого канала. СМП по-прежнему не является жизнеспособным и устойчивым вариантом для большинства судоходных компаний, так как переход возможен только в течение 3 месяцев в году.

Учитывая важность Арктики для национального экономического развития и централизованный характер и доминирование государственных компаний в нефтегазовом секторе, управление Арктикой в ​​основном было централизовано при прямом влиянии из Москвы.Этот факт был подчеркнут созданием новой федеральной Арктической комиссии в феврале 2015 года.

Комиссия отвечает за координацию работы всех других органов, работающих в Арктике, включая Совет национальной безопасности и Министерство природных ресурсов, Министерство энергетики, Министерство экономического развития и Министерство транспорта. Комиссии и ее примерно 60 должностным лицам поручено оценивать эффективность существующей политики и принимать решения, связанные с региональным развитием.Создав эту Комиссию, президент Путин поставил перед собой цель создать единое ответственное агентство по реализации арктической политики. Более того, он передает больше контроля над арктической политикой и развитием в руки назначаемых на федеральном уровне должностных лиц, таких как глава Комиссии, а не избираемых на региональном уровне губернаторов и других должностных лиц, еще более удаленных от контроля Москвы.

Стратегия Российской Федерации в Арктике - спорная тема в научных кругах, средствах массовой информации и при разработке политики. Правительство России заявило, что вся деятельность в Арктике должна быть максимально увязана с интересами «обороны и безопасности».Однако политика России в целом больше ориентирована на внутреннюю безопасность и экономические проекты, чем на внешнюю экспансию. Когда аналитики говорят о «схватке за Арктику» и «плане России по доминированию в Арктике», мы рискуем возникнуть дилеммой безопасности.

В отчете Министерства обороны США за 2013 год содержится предупреждение: «Существует определенный риск того, что восприятие милитаризации Арктики может привести к менталитету гонки вооружений». Изображение России как угрожающего соперника в Арктике искажает наше понимание стратегии Кремля в регионе.Адмирал Роберт Папп, специальный представитель Госдепартамента США по Арктике при президенте США Обаме, заявил: «Россия делает то, что мы делали бы сами, если бы движение над нашим побережьем увеличилось».

  • Шоры COVID в России: изменения в арктической политике или их отсутствие

    В российской Арктике было мало изменений в политике, связанной с COVID. Придется ли российским рабочим заботиться о себе? Подробнее>
  • Изоляция и устойчивость при разведке нефти в Арктике во время COVID-19: обычный бизнес или структурные сдвиги?

    Анализ воздействия пандемии на разведку нефти в Арктике, ключевой сектор экономики региона и проблемы изменения климата.Подробнее>
  • Уязвимые сообщества: как пандемия COVID-19 повлияла на коренное население Российской Арктики?

    Коренные жители Российской Арктики уязвимы для COVID-19 и страдают от изоляции, а также от изменения климата.Подробнее>
  • Благословение и проклятие: таяние вечной мерзлоты в российской Арктике

    Россия стремится использовать природные ресурсы Арктики по мере таяния вечной мерзлоты, что создает проблемы для развития региона.Подробнее>
  • Никогда не поздно: разработка углеводородов в России в Арктике

    Разработка углеводородов в российской Арктике привлекает все больше внимания, поскольку законодатели черпают вдохновение из норвежской модели разработки углеводородов. Подробнее>
  • Нефть Разлив в Сибири: готовы ли мы к таянию вечной мерзлоты?

    Недавний разлив нефти в Сибири вызывает опасения по поводу готовности к таянию вечной мерзлоты. Следует улучшить предотвращение разливов нефти.Подробнее>
  • Режим Порто-Франко в морских портах Канады и России как инструмент социально-экономического развития в Арктике

    Режим Порто-Франко может быть выгодным, поскольку свободные порты могут значительно способствовать облегчению экономического развития Арктики.Подробнее>
  • Возникновение китайско-российского экономического партнерства в Арктике?

    Ожидается более тесное китайско-российское экономическое партнерство в Арктике, поскольку общее китайско-российское партнерство становится еще более тесным.Подробнее>
  • Рамки российско-китайских отношений в Арктике

    Китайско-российские отношения в Арктике - это новое направление сотрудничества, однако оно развивается в более широких двусторонних и международных рамках. Читать Подробнее>
  • Составление схемы освоения углеводородов в Арктике в России

    В рамках данной статьи на карте российских сетей распределения ископаемого топлива в Арктике исследуется освоение углеводородов в Арктике в России в рамках теории экономической сети.Узнать больше>

Доминирование России в Арктике

Вид на атомный ледокол «Арктика» (проект 22220). На Балтийском заводе строятся три ледокола проекта 22220: «Арктика», «Сибирь» и «Урал».

Александр Демьянчук

Пока мир сосредоточен на торговых войнах и меняющейся геополитической динамике, Россия незаметно расширяет свое политическое, экономическое и военное влияние в менее наблюдаемом пространстве: Арктике.

Россия, безусловно, чувствует себя как дома с Арктикой, и наоборот; Береговая линия России составляет 53% побережья Северного Ледовитого океана, а население страны в регионе составляет около 2 миллионов человек - это примерно половина людей, живущих в Арктике во всем мире, по данным Арктического института, центра исследований циркумполярной безопасности.

Таким образом, возможно, неудивительно, что Россия хочет расширить свое влияние в регионе, в котором она чувствует себя как дома и предлагает множество возможностей в самых разных областях, от энергетики и торговли до обороны.

«Россия в силу своего географического положения является самой большой арктической страной. Тот факт, что там проживают 2 миллиона русских, также означает, что Арктика - это Россия во многих отношениях», - Андреас Остхаген, старший научный сотрудник Фритьоф. Об этом CNBC сообщили в Институте Нансена в Норвегии и в Арктическом институте.

«В России Арктика тоже находит отклик у людей, и у них так много ресурсов в этом регионе: нефть и газ, рыболовство и полезные ископаемые».

По оценкам, неиспользованные запасы газа и нефти, а также минеральные ресурсы, которые Россия и ее арктические соседи стремятся использовать, могут оцениваться в триллионы долларов (до 35 триллионов долларов).

Президент России Владимир Путин на встрече в полярном лагере на острове Земля Александры, Земля Франца-Иосифа в Акртике, Россия, 29 марта 2017 года.

Михаил Светлов

Остхаген сказал, что Россия может использовать Арктику в экономических целях, и какое-то время она способствовала инвестированию в грандиозные проекты, такие как проект «Ямал СПГ», «один из крупнейших и наиболее сложных СПГ (сжиженный природный газ). природного газа) в мире », - сообщает Total, которая владеет 20% -ной долей в проекте, базирующемся на полуострове Ямал за Полярным кругом. Новатэк, второй по величине производитель природного газа в России, владеет 50% акций предприятия.

Стремясь побудить энергетические компании к увеличению разведки и добычи в Арктике, Кремль объявил в октябре о снижении налогов на триллион рублей, или около 40 миллиардов долларов, для стимулирования этой деятельности.

По сообщениям, снижение налогов произошло после того, как местные и международные инвесторы заявили, что будут инвестировать в Восток Ойл, арктический нефтяной проект, возглавляемый крупнейшей российской нефтяной компанией Роснефть, если правительство уступит требованиям главы Роснефти о льготных налоговых ставках.Ожидается, что Vostok Oil будет добывать до 100 миллионов тонн нефти в год, или пятую часть того, что в настоящее время закачивает Россия, отмечает Reuters.

Но Арктика имеет для России большее значение, чем ресурсы, а также имеет важное экономическое, оборонное и транспортное значение. По словам Остхагена, это имеет символическое и национальное значение.

«Главное в Арктике - присутствие», - сказал он, отметив, что этот регион имеет большое значение для президента России Владимира Путина, который следил за ростом российских националистических настроений в течение двух десятилетий своего правления.

Дорогостоящее присутствие

Но это стремление к возвышению статуса России на мировой арене конкурировало с ее вялой экономикой в ​​последние пять лет после падения цен на нефть, от которого она в значительной степени зависит с точки зрения экспортных доходов. Изменяющиеся экономические успехи России отразились в ее планах расходов в арктическом регионе, в которых она планировала суперпроекты в рамках «Арктической программы» инвестиций и развития.

В 2017 году агентство РБК сообщило, что финансирование программы было сильно урезано: Минэкономразвития запросило 209 миллиардов рублей на новую национальную Арктическую программу, финансирование которой продлится до 2020 года, но ожидалось, что оно получит всего 12 млрд руб.

Однако сейчас есть признаки восстановления, и ожидается, что в 2019 году экономика вырастет на 1,2%; 1,6% в 2020 году; и 1,8% в 2021 году, прогноз Всемирного банка ранее в декабре. Эксперты сходятся во мнении, что анализ затрат и выгод расширения Арктики, региона, чья агрессивная среда быстро увеличивает эксплуатационные расходы, требует тщательной оценки.

«Освоение Арктики действительно дорого обходится России, но правительство считает необходимым и законным выполнять« статус великой державы »на этой новой границе, а также предвидеть негативные последствия изменения климата для прибрежных регионов Арктики. Зона Российской Федерации », - сказал CNBC Матье Булег, научный сотрудник программы« Россия и Евразия »в Chatham House.

«Однако гражданские инвестиции резко сократились с 2017 года, и на данный момент мало шансов на их дальнейшее увеличение», - отметил он.

В 2017 году военные расходы России упали на пятую часть, что стало первым сокращением почти за два десятилетия, а данные за 2019 год показали, что Россия больше не входит в пятерку крупнейших мировых военных расходов, так же как США и Китай увеличили расходы.

Президент России Владимир Путин прибыл с докладом на тему развития Арктики в Русское географическое общество 5 июня 2014 года в Санкт-Петербург.Петербург, Россия.

Саша Мордовец

Мартина Бозаджиева, управляющий директор по исследованиям консалтинговой фирмы DuckerFrontier, сказала CNBC, что расходы на оборону в России продолжают сокращаться, а деньги перенаправляются на другие неотложные внутренние проблемы.

"(Сейчас есть) акцент на внутренней экономике, стандартах доходов, и то, что вы видели за последние пару лет, это то, что произошел большой всплеск военных расходов, некоторые из которых были направлены на реализацию ряда стратегий. включая Арктику.Но этот рост военных расходов сокращается, чтобы высвободить деньги на зарплаты, пенсии и т. Д. ", - сказала она.

" Эти деньги перенаправляются. Так что нельзя сказать, что Россия пытается уйти из Арктики, это скорее реструктуризация финансирования ».

Одним из проектов, который сочетает в себе экономическое и символическое значение для России, является Северо-Восточный проход или Северный морской путь (СМП). ), когда-то недоступный судоходный маршрут в российской Арктике, который по мере таяния ледяных щитов Россия рассматривает как будущую судоходную супермагистраль для транспортировки товаров и ресурсов между Азией и Европой.Он надеется, что этот маршрут сможет составить конкуренцию традиционному морскому маршруту Европа-Азия через Суэцкий канал, поскольку он сокращает продолжительность доставки примерно на 15 дней.

Баржа «Академик Ломоносов» с двумя ядерными реакторами покидает Санкт-Петербург; «Академик Ломоносов», построенный на Балтийском судостроительном заводе для атомной электростанции в городе Певек на крайнем севере России, будет отбуксирован из Балтийского моря на базу «Атомфлот» в Мурманске на побережье Баренцева моря России для загрузки ядерных материалов. топливо.

Антон Ваганов

Андреас Остхаген из Арктического института отметил, что СМП удовлетворяет как экономическую, так и символическую потребность России в самоутверждении в Арктике (СМП проходит вдоль всей ее территориальной воды, от Берингова пролива между Сибирью и Аляской. до Баренцева моря, недалеко от Норвегии), но, возможно, еще слишком рано для России получить экономические выгоды, учитывая враждебную среду в течение большей части года и потребность в дополнительной морской инфраструктуре.

«Маршрут имеет символический и националистический оттенок - только для того, чтобы Россия присутствовала и развивала там морской путь и ее военный потенциал, но также и экономические выгоды, хотя сомнительно, насколько они будут большими», - сказал он, отметив это. будет дорого обходиться компаниям, особенно с учетом потребности в ледоколах в течение большей части года.

«Мы могли видеть увеличение количества внутренних перевозок, например, услуг для суперзавода« Ямал СПГ »или туристических перевозок с круизными лайнерами.Но это будет не так прибыльно, у него не будет таких объемов поставок, как Суэцкий или Панамский канал », - сказал Остхаген.

Военное присутствие России

Помимо коммерческого освоения Россией Арктики, еще одна актуальная проблема в Западный военный альянс НАТО обеспокоен представлением о том, что этот регион становится все более милитаризованным пространством, открывая новый, буквально холодный фронт в и без того холодных отношениях между Россией и Западом.

В последние годы Россия расширил свой военный потенциал в Арктике, вновь открыв старые военные базы, которые были заброшены после распада Советского Союза в 1991 году, и укрепил престижный Северный флот ВМФ России, который наблюдает за операциями и обороной в регионе.

Объединенное стратегическое командование Северного флота было создано в 2014 году в качестве пятого военного округа России, что отражает стремление Кремля придать обороноспособности региона больший вес; В том же году Путин объявил, что Россия построит единую сеть арктической оборонной инфраструктуры и улучшит боевые корабли и подводные лодки флота.

Северный флот и военные учения в Арктике были ключевой частью ежегодных российских учений «Центр-2019» и в этом году.

«Россия последовательно включает Арктику в военное мышление в течение менее десяти лет и, следовательно, обучает, закупает и учится выживать, передвигаться и сражаться в этих экстремальных условиях. «способные системы противовоздушной обороны и защиты с моря», - сказал Булег из Chatham House в интервью CNBC.

Десантный корабль «Кондопога» во время учений Северного флота ВМФ «Плато Путорана-2019» близ порта Дудинка на арктическом побережье России.

Денис Кожевников

НАТО все больше беспокоится о том, что она считает милитаризацией Россией Арктики, и ее предупреждали, что она должна усилить свое присутствие, чтобы противостоять тому, что некоторые считают российской агрессией. Мартина Бозаджиева из DuckerFrontier сказала CNBC, что Арктика - это одна из областей, где у России есть преимущество, учитывая ее географическое положение.

«Они (Россия) пытались удвоить усилия в тех областях, в которых они действительно могут доминировать, просто потому, что по сравнению с расходами НАТО на оборону Россия на самом деле тратит не так много.Так что там, где у них действительно есть естественное преимущество, как в Арктике, они будут стремиться использовать это преимущество ", - сказала Бозаджиева CNBC. Однако Булег и Остхаген считают, что Россия стремится избежать конфликта в Арктике. сказал, что военные успехи в Арктике могут, с одной стороны, рассматриваться как внутренние, оборонительные или потенциально агрессивные, но, отметил он, «Россия не будет заинтересована в притязании на какую-либо территорию, но то, что вы видите за пределами этого, является основным стратегически в Арктике, а также из Китая и США.С., который ввергает регион в геополитическое и геостратегическое соревнование между этими игроками ».

Конкуренция или сотрудничество?

Поскольку Арктика предлагает явно обильные ресурсы, хотя добывать их сложно и дорого, неудивительно, что другие арктические страны (там всего их восемь: Канада, Дания (Гренландия), Финляндия, Исландия, Норвегия, Швеция, Россия и США) также заинтересованы в развитии своей арктической инфраструктуры и ресурсов на своих территориях.

Дело в том, что инфраструктура Арктики в России более развита, поскольку в ней больше старых городов (таких как Мурманск и Норильск), сообществ и инвестиций, отмечают эксперты.

Несмотря на разную степень конкуренции и военной напряженности в арктическом регионе, между арктическими государствами также предпринимаются попытки координации и сотрудничества, хотя иногда и с некоторой неохотой.

Диалог между арктическими государствами, например, частый; В апреле в России прошел Международный арктический форум, на саммите которого обсуждались «социально-экономическое развитие арктических регионов и разработка многоуровневых, многосторонних механизмов для совместного открытия и эффективного использования богатого потенциала природных ресурсов Арктики»."

Затем, в мае, в Финляндии состоялось заседание Арктического совета (межправительственного форума, обеспечивающего средства для развития сотрудничества, координации и взаимодействия между арктическими государствами). В соответствии с недавней формой, как сообщается, было принято совместное заявление о намерениях отменен из-за США ' отказ подписать декларацию, направленную на обеспечение баланса между защитой окружающей среды в Арктике и освоением ее полезных ископаемых, поскольку в нем изменение климата названо серьезной угрозой.

Помимо напряженности по поводу экологических проблем и обороны, несколько арктических государств (но особенно США) обеспокоены амбициями и намерениями неарктического государства, все более вовлеченного в регион: Китая.

Китай опубликовал свою собственную арктическую стратегию в январе 2018 года, излагая свой интерес к региону, и он все больше инвестирует в арктические инфраструктурные и энергетические проекты, такие как вышеупомянутый проект Ямал СПГ, в котором его Фонд Шелкового пути (государственная инвестиция project) имеет 9.9% акций, что делает его крупнейшим иностранным акционером в проекте.

Президент России Владимир Путин (слева) и президент Китая Си Цзиньпин посетили Всероссийский детский центр «Океан» во Владивостоке, Россия, 12 сентября 2018 года.

Михаил Метцель | ТАСС | Reuters

Путин приветствовал китайские инвестиции, в конце 2017 года пригласив Китайскую Народную Республику для создания «Ледяного шелкового пути» или полярного шелкового пути; по сути, это еще одно направление мегапроекта экономического развития Китая - Инициативы «Один пояс, один путь».

Китай также инвестировал в исследовательские станции в Исландии и Норвегии и заявил, что будет сотрудничать с Россией в создании исследовательского центра для прогнозирования ледовых условий вдоль Северного морского пути, а в прошлом году спустил на воду свое первое полярное исследовательское судно - ледокол Xuelong (или Snow Dragon) 2, который может пробивать 1,5 метра льда. Как и Россия, она сейчас строит атомный ледокол; В мае Россия запустила собственный Урал.

Ледокол будет одним из трех, управляемых российской государственной атомной корпорацией «Росатом», сообщает Reuters."Урал" и его дочерние суда являются "центральным элементом нашего стратегического проекта открытия Северного морского пути для круглогодичной деятельности", - сказал Алексей Лихачев, глава Росатома.

Россия и Китай в последние годы укрепили свои геополитические связи в различных областях, и не в меньшей степени, чем в Арктике, где оба хотят использовать коммерческие преимущества Северного морского пути. Но растущая активность Китая в регионе вызывает тревогу у США. В мае Пентагон опубликовал отчет, в котором говорится, что углубление китайской активности в арктическом регионе может проложить путь к усилению военной активности там.

В мае на Арктическом совете госсекретарь США Майк Помпео раскритиковал заявление Китая о том, что он является «околарктическим» государством, заявив, что он дает ему «ровно ничего» в регионе.

Арктика | Определение, климат, люди и факты

Геология

Арктические земли геологически сформировались вокруг четырех ядер древних кристаллических пород. Самый крупный из них, Канадский щит, лежит в основе всей канадской Арктики, за исключением части островов Королевы Елизаветы.Он отделен Баффиновым заливом от аналогичной области щита, лежащей в основе большей части Гренландии. Балтийский (или Скандинавский) щит с центром в Финляндии включает всю северную Скандинавию (кроме норвежского побережья) и северо-западный угол России. Два других блока меньше по размеру. Ангарский щит обнажен между реками Хатангой и Леной на севере центральной Сибири, а Алданский щит обнажен в восточной Сибири.

В секторах между щитами наблюдались длительные периоды морского осадконакопления, и поэтому щиты частично погребены.В некоторых районах толстые отложения впоследствии складывались, в результате чего образовались горы, многие из которых с тех пор были разрушены эрозией. В Арктике выделяются две основные орогении (периоды горообразования). Во времена палеозоя (около 542–251 млн лет назад) здесь развивалась сложная горная система, включающая как каледонские, так и герцинские элементы. Он простирается от островов Королевы Елизаветы через Землю Пири и вдоль восточного побережья Гренландии. В этот же период горообразование произошло на Шпицбергене, Новой Земле, Северном Урале, на Таймыре и на Северной Земле.Существует множество предположений о том, как эти горы связаны под водой. Второй орогенез произошел в мезозойскую (251–65,5 миллионов лет назад) и кайнозойскую (последние 65,5 миллионов лет) эры. Эти горы сохранились на северо-востоке Сибири и на Аляске. Горизонтальные или слегка искривленные осадочные породы покрывают часть щита на севере Канады, где они сохранились в бассейнах и желобах. Осадочные породы еще более обширны на севере России, а также в Западной и Центральной Сибири, где их возраст варьируется от раннего палеозоя до четвертичного периода (последние 2.6 миллионов лет).

Очевидно, что полярные массивы суши были перенесены по литосферным плитам в течение геологического времени и что их положения относительно друг друга и Северного полюса изменились со значительным изменением циркуляции океана и климата. Движение плит в периоды палеогена и неогена (около 65,5–2,6 миллиона лет назад) привело к магматической активности в двух регионах. Один был связан с горообразованием в северной части Тихого океана, а действующие вулканы до сих пор встречаются на Камчатке, Алеутских островах и Аляске.Другая область магматической активности простиралась через Северную Атлантику и включала всю Исландию, остров Ян-Майен и восточную Гренландию к югу от пролива Скорсби; вероятно, он был связан с западной Гренландией к северу от залива Диско и с восточной частью Баффинова острова. Вулканизм продолжается в Исландии и в Ян-Майен, а горячие источники находятся в Гренландии.

Континентальные ледяные щиты прошлого

Мало что известно о климате северных земель в раннекайнозойские времена; возможно, что линия деревьев проходила как минимум на 1000 миль севернее, чем сейчас.Однако в течение кайнозоя полярные земли стали более прохладными, и образовался постоянный ледяной покров, сначала в горных хребтах Аляски, а затем, к концу плиоцена (2,6 миллиона лет назад), в Гренландии. К началу четвертичного периода ледники были широко распространены в северных широтах. На протяжении четвертичного периода ледяные щиты континентального масштаба расширялись и разрушались по крайней мере восемь раз в ответ на основные климатические колебания в высоких широтах. Подробная информация, доступная для последнего оледенения (от 80 000 до 10 000 лет назад), указывает на то, что в Северной Америке основной ледниковый щит образовался на острове Баффин и простирался на юг и запад по всей Канаде, сливаясь с меньшими ледниками, образуя ледяной щит Лаурентиды, покрывающий большую часть континент между Атлантическим океаном и Скалистыми горами и между Северным Ледовитым океаном и долинами рек Огайо и Миссури.В Западных Кордильерах образовалась ледяная шапка меньшего размера. Северная граница льда проходила вдоль хребта Брукс (за исключением бассейна Юкон) и через южные острова Канадского архипелага. На севере острова Королевы Елизаветы поддерживали небольшие, вероятно, тонкие ледяные шапки. Ледниковый лед из Гренландии пересек пролив Нарес и достиг острова Элсмир во время максимального оледенения.

Арктические острова Атлантического океана были покрыты льдом, за исключением отдельных горных вершин (нунатаков), выступавших из-под льда.В Европе Скандинавский ледяной щит покрыл большую часть северной Европы между Северной Землей в России и Британскими островами. Северо-восток Сибири избежал сильного оледенения, хотя, как и в северной Канаде, ледяной щит был более обширным во время более раннего оледенения.

По мере таяния ледяных щитов были обнаружены уникальные формы рельефа, образованные льдом. Хотя они и не ограничиваются нынешней Арктикой, они часто видны там и, в отсутствие лесов, хорошо видны. В областях с кристаллическими породами, включая большую часть северной части Канадского щита и Финляндии, лед оставил беспорядочный дренаж и бесчисленные озера.В низинах глубокие ледниковые отложения заполняли эродированные поверхности и создавали более гладкий ландшафт, часто нарушенный невысокими грядами и холмами из ледникового материала, друмлинами, рогенными (ребристыми) моренами и эскерами. На возвышенностях характерными формами ледникового рельефа являются U-образные долины. Около полярных берегов они были затоплены с образованием фьордов, которые хорошо развиты на юге Аляски, вдоль восточного побережья Канады, вокруг Гренландии, на востоке и западе Исландии, вдоль побережья Норвегии и на многих арктических островах.

Из-за своего огромного веса континентальные ледяные щиты вдавливают земную кору. По мере того как ледяные щиты таяли в конце эпохи плейстоцена (11700 лет назад), земля медленно восстанавливала свою прежнюю высоту, но прежде, чем это было завершено, море затопило прибрежные районы. Последующее появление подняло морские пляжи и отложения на значительную высоту во многих частях Арктики, где их происхождение легко узнать по наличию морских раковин, скелетов морских млекопитающих и коряги.Самые высокие береговые линии находятся на высоте от 500 до 900 футов над современным уровнем моря во многих частях западной и центральной канадской Арктики и несколько ниже вдоль берегов Баффинова залива и Лабрадора. Аналогичное появление встречается на Шпицбергене, Гренландии, северном Урале и на архипелаге Франца-Иосифа, где он достигает высоты более 1500 футов. Во многих возникших низинах, например к югу и западу от Гудзонова залива, возвышенные пляжи являются наиболее заметными элементами ландшафта, образуя сотни низких, сухих, гравийных гряд на плохо дренированных равнинах.Возникновение все еще продолжается, и в некоторых частях северной Канады и северной Швеции за исторический период происходило поднятие на два-три фута в столетие. Напротив, несколько арктических побережий, особенно вокруг моря Бофорта, в настоящее время испытывают затопление.

Полярные континентальные шельфы в районах, избежавших оледенения во время ледниковых периодов, были обнажены в периоды низкого уровня моря, особенно в Беринговом проливе и море (Берингия), что способствовало миграции людей в Северную Америку из Азии, а также в Лаптевские и Восточные районы. Сибирские моря.

Что стоит за агрессивной арктической стратегией России?

Что стоит за агрессивной арктической стратегией России?

Президент России Владимир Путин и премьер-министр Дмитрий Медведев на леднике Arctic Pilots, Земля Александры, Земля Франца-Иосифа, Россия, 29 марта 2017 г. (Рейтер)

Президент России Владимир Путин - очень занятой человек. Его союзник в Беларуси, президент Александр Лукашенко, сталкивается с растущим давлением с целью уйти в отставку после сомнительных выборов более двух месяцев назад.Россия не добилась значимого прогресса в Сирии и даже столкнулась с недавними неудачами в Ливии. Глубокое вмешательство Москвы в дела Украины обходится государству в миллиарды долларов в год. Турция бросает вызов России за влияние на Южном Кавказе способами, невиданными с XIX века. Цены на нефть снижаются, а число случаев заражения коронавирусом (COVID-19) растет.
Несмотря на все эти проблемы, есть еще один очень важный для России регион, которому на этой неделе было уделено много внимания, - Арктика.Наконец, Путин поставил свою подпись под новой российской арктической политикой, в которой основное внимание уделяется энергетическим ресурсам, экономическому развитию и безопасности. Внимание президента к Арктике не является чем-то новым для России, имеющей долгую историю в полярном регионе. В начале XVIII века за счет огромных затрат казны Россия направила ряд крупных экспедиций для исследования и картирования сибирского побережья.
Исследователи, ученые и авантюристы, принявшие участие в Камчатских экспедициях, известных как Великие Северные экспедиции, исчислялись тысячами.Даже по сегодняшним меркам это, вероятно, крупнейшие комбинированные научные экспедиции в истории. Спустя почти 300 лет Россия все еще заявляет новые претензии в Арктике. В 2007 году Артур Чилингаров, в то время депутат российской Думы, возглавил подводную разведку к Северному полюсу и установил на морском дне российский флаг. Позже он сказал: «Арктика - это российская». Это мнение сегодня разделяют многие в России.
Путин придает арктическому региону высокий уровень общегосударственного значения.Вот почему так важно объявление о новой стратегии России в Арктике. Сегодня Россия мотивирована играть активную роль в регионе по трем причинам.
Во-первых, Арктика - это безопасный способ пропаганды русского национализма. Поскольку в России нарастает национализм, подход Путина к Арктике пользуется популярностью среди населения. Для Путина Арктика - это территория, которая позволяет России поиграть мускулами, не подвергаясь каким-либо значительным геополитическим рискам, и позволяет среднему россиянину «сплотиться вокруг флага».»
Во-вторых, Россия видит в регионе большой экономический потенциал. Фактически, в недавней арктической стратегии основное внимание уделялось экономическому потенциалу региона для России. Половина арктической территории мира и половина населения арктического региона находится в России. Хорошо известно, что в Арктике находятся большие запасы доказанных, но еще не освоенных запасов нефти и газа. Считается, что большая часть этих запасов находится в России. В частности, Россия надеется, что Северный морской путь (СМП), который в летние месяцы может сократить время, необходимое для передвижения по морю между Европой и Азией, станет одним из важнейших мировых морских путей.
Наконец, Россия считает, что играет важную роль в обеспечении безопасности в регионе. Москва вложила значительные средства в милитаризацию своего арктического региона. Хотя этот регион остается мирным, недавние шаги России по его милитаризации вкупе с ее воинственным поведением по отношению к соседям делают Арктику проблемой безопасности. Развитие российской инфраструктуры, военное структурирование и закупки в последние годы в значительной степени сосредоточены на укреплении арктического потенциала России. В настоящее время у страны есть по крайней мере 34 ключевых военных объекта в Арктике или рядом с ней.Он оптимизирует эти средства для ведения боя в холодную погоду. Он расширил разнообразие и изощренность возможностей, развернутых в Арктике, одновременно увеличив дальность и темп часто агрессивного характера воздушного и морского патрулирования в регионе.
Российские политики прекрасно осознают, что они также сталкиваются со многими геополитическими проблемами в Арктике. Хотя у НАТО нет согласованной арктической политики, количество военных учений в регионе увеличивается. В последние годы при администрации президента США Дональда Трампа больше внимания уделялось вопросам, связанным с Арктикой, особенно в контексте конкуренции между крупными державами в регионе.Многие в Москве также считают Китай конкурентом в арктическом регионе. Цена на нефть и влияние международных экономических санкций сделали инвестиции и разработки в области разведки нефти и газа в Арктике очень трудными для России. Наконец, грандиозные инициативы, такие как СМП, оказались не столь эффективными (и приносящими доход), как надеялись многие в Кремле.

Арктика будет становиться все более и более стратегически важным регионом для многих крупных держав мира.Арктика - это регион, за которым должны следить мировые политики.

Люк Коффи

Военного присутствия России в регионе как арктической державы следует ожидать. Однако к этому следует относиться с некоторой осторожностью из-за модели агрессии России за пределами своих границ в других местах мира, таких как Украина или Сирия. К счастью, даже при усилении геополитической конкуренции в Арктике напряженность в регионе остается низкой. Итак, учитывая нарастание проблем для России во многих местах по всему миру, не ожидайте, что Москва проигнорирует или спишет арктический регион.По историческим, культурным и экономическим причинам Арктика просто слишком важна. Сейчас ситуация относительно мирная. Еще неизвестно, будет ли это всегда так.
Одно можно сказать наверняка. Арктика будет становиться все более стратегически важным регионом для многих крупных держав мира. Это регион, за которым должны следить мировые политики.

  • Люк Коффи - директор Центра внешней политики Дугласа и Сары Эллисон в Heritage Foundation.Twitter: @LukeDCoffey

Отказ от ответственности: мнения, выраженные авторами в этом разделе, являются их собственными и не обязательно отражают точку зрения Arab News

Россия значительно активизирует арктическое взаимодействие с новой стратегией - EURACTIV.com

Тринадцать лет спустя после того, как полярная экспедиция под руководством России установила флаг страны на морском дне Северного Ледовитого океана непосредственно под Северным полюсом, Москва опубликовала свой 15-летний генеральный план развития Арктики в четверг (5 марта), подтвердив свой растущий интерес к полярному региону.

В указе Кремля «Об основах государственной политики Российской Федерации в Арктике на период до 2035 года», подписанном президентом Владимиром Путиным, изложены его планы политики, открывающие путь к массовой индустриализации этого богатого энергоресурсами региона.

Стратегия, разработанная Министерством Дальнего Востока и Арктики, подчеркивает важность развития Северного морского пути как «конкурентоспособного в мировом масштабе национального транспортного сообщения России», де-факто подготавливающего почву для крупномасштабной эксплуатации природных ресурсов.

В последнее время по Арктическому Северному морскому пути наблюдается резкий рост перевозок, поскольку морской коридор между Китаем и Европой сокращает поездки на 40% по сравнению с плаванием по Суэцкому каналу.

Арктические государства строят новые, более мощные ледоколы, способные открывать круглогодичные судоходные пути.

Москва утвердила ряд указов 30 января, которые стали экономической основой новой стратегии России в Арктике. Они разделили задачи развития Северного морского пути, отдаленной арктической морской артерии России, между государственными нефтегазовыми монополиями страны.

К 2035 году Россия намерена построить не менее 40 арктических судов, модернизировать четыре региональных аэропорта, построить железные дороги и морские порты и способствовать массовой эксплуатации арктических природных ресурсов.

Перед своей отставкой ныне бывший премьер-министр России Дмитрий Медведев подписал постановление о выделении 1,85 миллиарда евро на строительство атомного ледокола, большего и более мощного, чем все, что раньше ходило в арктических водах.

Во льдах Северного морского пути ледоколы будут сопровождать коммерческие суда, в том числе крупнейшие танкеры-газовозы, идущие на восток от Ямала в сторону Тихого океана.

В новом стратегическом документе также изложены планы прокладки подводного оптоволоконного кабеля связи вдоль Северного морского пути.

По данным Bellona Foundation, международной экологической неправительственной организации, базирующейся в Осло, Норвегия, грузовые перевозки, проходящие по Северному морскому пути, за последний год превысили 30 миллионов тонн, что свидетельствует о значительном росте поставок ископаемого топлива из одной из самых уязвимых сред в мире. .

Однако упор на ожидаемое увеличение судоходства происходит после предупреждений российских министерств о том, что планы тяжелой индустриализации для региона могут усугубить последствия изменения климата.

Новая 15-летняя стратегия также направлена ​​на «предотвращение ущерба инфраструктуре от глобального изменения климата», которое происходит быстрее в северных широтах из-за таяния вечной мерзлоты, наводнений и лесных пожаров.

Основная часть стратегии - это поручение на бурение дополнительных ископаемых видов топлива в полярном регионе путем предоставления крупных налоговых льгот инвесторам, заинтересованным в энергетических проектах в Арктике.

По оценкам правительства, предлагаемые меры могут привести к новым инвестициям в российскую арктическую зону в размере до 15 триллионов рублей (216 миллиардов евро) в течение следующих 15 лет.

В новой стратегии перечислены приоритеты России в регионе, такие как «укрепление национального суверенитета и территориальной целостности, содействие миру, стабильности и взаимовыгодному партнерству, высокий уровень жизни населения региона в Арктической зоне» и улучшение инфраструктуры и технологий, чтобы помочь «урегулировать проблемы». Арктический".

Население России в Арктике составляет примерно 2 миллиона человек, около половины всего населения Арктики во всем мире, при этом Мурманск является главным арктическим центром страны с населением 303 754 человека.

Исторически сложилось так, что в регионе уровень безработицы и бедности был выше среднего, что способствовало чистому сокращению населения за последние два десятилетия.

Кроме того, в документе определены основные угрозы и вызовы национальной безопасности России в Арктике.

Таяние арктических льдов на Крайнем Севере Европы оставляет регион между сотрудничеством и милитаризацией на фоне растущих разногласий в полярном регионе из-за глобального потепления и доступа к полезным ископаемым.

Уже к 2030 году Северный Ледовитый океан может быть в значительной степени свободным ото льда летом, согласно оценке Программы арктического мониторинга и оценки Арктического совета. И хотя изменение климата с каждым годом отталкивает шельфовые ледники немного дальше на север, гонка за утверждениями о них тоже накаляется.

В последние годы Россия наращивает свое присутствие, вновь открывая военные базы, закрытые после холодной войны, и модернизируя свой мощный Северный флот для защиты своих интересов, заставляя особенно скандинавские страны опасаться последствий.

Растущая конкуренция за региональное влияние также ставит Москву на курс на конфронтацию с Вашингтоном.

«На Северном морском пути Москва уже незаконно требует, чтобы другие страны запросили разрешение на проход, требует, чтобы российские морские пилоты находились на борту иностранных судов, и угрожает применить военную силу, чтобы потопить любого, кто не подчиняется», - госсекретарь США Майк Об этом Помпео заявил во время визита в регион в прошлом году.

Настороженность США также является следствием того факта, что экономические амбиции России в Сибири и на Дальнем Востоке часто требуют финансовой помощи Китая, что побудило Москву начать ограниченное прагматичное арктическое партнерство с Китаем, временно сняв недоверие к растущим аппетитам Пекина. .

Согласно международному праву, арктические государства могут претендовать на «исключительную экономическую зону» (ИЭЗ) в водах, которые они граничат, на расстоянии до 200 морских миль (370 километров) от берега. Территории за пределами экономических зон имеют международно-правовой статус и являются частью Мирового океана.

Это означает, что все «открыто» до тех пор, пока страна может доказать ООН право собственности на внешнюю зону.

Только Норвегия и Исландия сделали заявления об Арктике, которые до сих пор были одобрены Организацией Объединенных Наций.Несколько стран, включая Россию, Данию и Канаду, выдвинули частично совпадающие заявления, по которым Организация Объединенных Наций еще не вынесла решения.

[Под редакцией Зорана Радосавлевича]

Арктическая стратегия России до 2035 года

Россия приняла стратегию развития Арктики на период с октября 2020 по 2035 год. Отражая надежды и предполагаемые угрозы, связанные с последовательным потеплением Арктики, она направлена ​​на ускорение освоения богатых ресурсов региона , прежде всего нефть и газ, и улучшение условий жизни населения.В более долгосрочной перспективе Кремль надеется сделать Северный морской путь новой глобальной судоходной артерией. Москва также обеспокоена тем, что все более незамерзающая Арктика может создать новые территориальные уязвимости на ее Крайнем Севере, и в ответ восстанавливает там свое военное присутствие. Наконец, Москва также хочет сохранить экологическое равновесие в регионе. Однако есть признаки того, что интересы энергетического сектора и вооруженных сил будут соблюдены, в то время как финансирование для улучшения защиты окружающей среды и условий жизни останется недостаточным.

26 октября Владимир Путин официально принял новую «Стратегию развития Арктической зоны России и обеспечения национальной безопасности до 2035 года». Он основан на «Основных принципах» арктической политики, принятых в марте, и приходит на смену «Арктической стратегии 2020», принятой в 2013 году.

Политическое значение Арктики в России неуклонно росло с конца 2000-х годов, что отражено в различных стратегиях. , программ и президентских речей, а также реактивация и модернизация военных баз в регионе.Арктический регион также будет в центре внимания в мае 2021 года, когда Россия должна стать председателем Арктического совета на два года.

Хотя новая стратегия в основном построена на преемственности, сдвиги во внутренней и внешней политике России с 2013 года также видны между строк: в стратегии действительно обсуждаются возможности международного сотрудничества, но больше места отводится сценариям угроз. И там, где Стратегия 2013 года называет организации гражданского общества партнерами по реализации, теперь они отсутствуют.Кроме того, оценка изменения климата также изменилась.

Проблемы Арктики

Улучшение условий жизни в Арктике - важнейший приоритет новой Стратегии. К 2030 году он направлен на то, чтобы положить конец сокращению населения, от которого пострадал весь арктический регион после распада Советского Союза. Ежегодно из примерно 2,4 миллиона жителей Российской Арктики происходит чистый отток около 18 000 человек. Селиться в этом холодном регионе с его длинными темными зимами уже не выгодно с финансовой точки зрения.Хотя средний доход превышает средний по России, стоимость жизни также значительно выше.

Помимо неблагоприятного климата, самой большой проблемой для населения и экономики региона является отсутствие инфраструктуры и ее плохое состояние там, где она существует. Таяние вечной мерзлоты, связанное с климатом, уже имеет разрушительные последствия и, как ожидается, в ближайшие годы затронет 70 процентов инфраструктуры. В то же время многие предлагаемые на региональном уровне проекты строительства дорог, железных дорог и портов остаются нереализованными из-за отсутствия государственного финансирования.С точки зрения Москвы, Арктика - лишь один из многих проблемных и структурно слабых регионов Федерации. Государственная программа социально-экономического развития Арктики была запущена в 2014 году, но из федерального бюджета на 2021–2023 годы предусмотрено всего 17,6 млрд рублей (190 млн евро). Для сравнения, программа предусматривает более 300 миллиардов рублей (3,2 миллиарда евро) для Крыма.

Отсутствие адекватного государственного финансирования высоких целей прошлых арктических стратегий оставляет мощный энергетический сектор России движущей силой развития на Крайнем Севере.На Арктику приходится более 90 процентов добычи природного газа в России и 17 процентов добычи нефти. Новые крупные проекты, такие как терминалы СПГ Новатэка на полуостровах Ямал и Гыдан, являются движущей силой расширения местной инфраструктуры. Это относится не только к частным инвестициям в строительство автомобильных и железных дорог в западной части Российской Арктики на основе государственных концессий или государственно-частного партнерства, но и к портам Северного морского пути (СМП) и их подключению к Промышленные регионы России.Национальные цели президента Путина на 2018 год предусматривают увеличение в четыре раза годового объема грузов по СМП до 80 миллионов тонн. В настоящее время в Москве существуют разногласия по поводу этой цели, которая сейчас считается нереальной. Российское государство должно взять на себя одну треть инвестиций, необходимых для СМП, которые Росатом оценивает в 11,7 млрд долларов США; остальное - Росатом, Роснефть, Новатэк, Газпром нефть, Газпром, Норникель, банки и будущие пользователи маршрута.

Москва надеется, что коммерческие проекты по освоению морских месторождений нефти и газа также будут стимулировать развитие.На сегодняшний день санкции Запада в значительной степени блокируют такие инициативы. Китай привлекает в качестве замены, но его возможности поставлять технологии (в том числе для сейсморазведки в Баренцевом море) и необходимый капитал ограничены. Также сомнительно, оправдают ли будущие цены на нефть разработку этих удаленных запасов. Для того, чтобы шельфовые месторождения в Арктике были прибыльными, необходима цена не менее 80 долларов за баррель; Текущая цена составляет около 48 долларов США. Планируемое освоение новых угольных месторождений также продвигается медленно.Окно для добычи этих отдаленных ископаемых ресурсов, скорее всего, постепенно закроется, поскольку международные усилия по защите климата приводят к снижению спроса.

Новые сценарии угроз

Исторически экстремальные климатические условия выступали в качестве естественного барьера, защищающего длинное арктическое побережье России. Поэтому таяние «вечного льда» вызывает беспокойство. В новой стратегии говорится о растущем конфликтном потенциале в Арктике, требующем постоянного расширения военного присутствия России там.

В определенном смысле Россия обретает новые внешние границы, которые необходимо защищать от потенциальных агрессоров. Военно-морская угроза теоретически может исходить с востока через Берингов пролив или с запада через базы в Гренландии и Норвегии. Таким образом, сокращение льда создает новые уязвимости для атак. С точки зрения России, ее нефтегазовые терминалы также являются первоочередными объектами, требующими защиты. В ответ многие из советских баз, которые были закрыты с 1990 года, были восстановлены и построены новые, в том числе десять поисково-спасательных баз, шестнадцать глубоководных портов, десять новых авиабаз (из четырнадцати) и десять противовоздушной обороны. инсталляции.

Военные часто вмешиваются там, где гражданские возможности в регионе отсутствуют или слишком дороги; поисково-спасательные операции были бы одним из примеров. Таким образом, растущее военное присутствие не обязательно указывает на экспансионизм. Тем не менее, наблюдается значительный рост военных действий, включая имитацию воздушного нападения на радиолокационные установки в Вардё, Норвегия, подавление сигналов GPS в Финляндии и усиление патрулирования подводных лодок. В октябре 2019 года десять подводных лодок прошли через Норвежское море по пути в Северную Атлантику, что стало крупнейшим подобным маневром со времен холодной войны.А в августе 2020 года российский военный самолет преследовал американский бомбардировщик в воздушном пространстве Дании во время учений НАТО Allied Sky.

Следуя своей военно-морской доктрине, Россия стремится укрепить свои позиции морской державы, в частности в Арктике и Атлантике. Роль СМП - гарантировать доступ к Атлантическому и Тихоокеанскому регионам. Таким образом, Северный флот на Кольском полуострове имеет абсолютный приоритет; в случае конфликта ожидается также защита подводных лодок с баллистическими ракетами, которые составляют две трети военно-морских сил ядерного сдерживания России.Реактивированная концепция бастиона советской эпохи предусматривает строительство святилища от Баренцева моря до Исландии. В случае конфликта российский флот обеспечит доступ к Атлантике, не допуская вражеских сил в российскую Арктику. Воздушное патрулирование вдоль СМП для защиты бастиона и его флота возобновилось еще в 2007 году. В 2019 году в районе Новой Земли в Баренцевом море были размещены новые зенитно-ракетные комплексы и испытана гиперзвуковая ракета - также как демонстрация силы России.Кроме того, мобильные пусковые установки ЗРК С-350, встроенные в стратегию запрета доступа в зону действия (A2 / AD), защищают базы на Земле Франца-Иосифа, Северной Земле, Новосибирских островах, Новой Земле и острове Врангеля. Ареал системы в целом охватывает все острова и архипелаги вдоль СМП.

Россия занимает оборонительную позицию в Арктике, но готова к быстрой эскалации конфликта в случае конфликта. Это может включать наступательные операции по защите бастиона, включая оккупацию частей северной Скандинавии.

Москва не только осознает новые вызовы на своих внешних границах, но и видит новые внутренние и внешние угрозы своей внутренней безопасности. Последствия негативно ощущаются членами российского гражданского общества, работающими над экологическими проблемами в Арктике и защищающими права коренного населения. Крупные проекты экономического развития регулярно вызывают протесты местного населения. Некоторые организации гражданского общества поддерживаются российским государством, другие подвергаются репрессивным мерам.Те, кто получает финансирование из-за границы, называются «иностранными агентами» и подвергаются строгому надзору и ограничениям.

Без энтузиазма Экологизм

Новая Арктическая стратегия Кремля подтверждает его намерение защищать окружающую среду Арктики. Безусловно, срочно необходимы действия. Разрушающаяся тяжелая промышленность, последствия изменения климата, такие как таяние вечной мерзлоты, и провалы местной администрации создают токсичную смесь для хрупких экосистем Арктики. Это стало очевидным в начале июня 2020 года, когда более 20 000 тонн дизельного топлива просочилось в реку Амбарную после того, как таяние вечной мерзлоты ушло под большой резервуар для хранения.В 2019 году - и снова в 2020 году - лесные пожары вышли из-под контроля в российской Арктике.

Арктическая стратегия теперь предлагает модернизировать чувствительную инфраструктуру, чтобы справиться с изменением климата. Также планируется создать новые заповедники и направить государственную поддержку в сектор утилизации мусора. В новом проекте загрязнения в российской Арктике будут регулярно контролироваться, включая загрязнение, за которое могут нести ответственность Северная Америка, Европа и Азия.

В то время как многие государства активизируют свои глобальные усилия по защите климата, Кремль все чаще избегает увязывать глобальное потепление с выбросами углерода.Арктическая стратегия 2013 года по-прежнему содержала ссылку на антропогенное изменение климата. В новом документе не упоминаются причины глобального потепления.

Таким образом, климатическая политика Москвы остается неоднозначной. Он владеет этой проблемой на арене Организации Объединенных Наций, чтобы выделиться из Вашингтона Трампа и выступить в качестве ответственного действующего лица. Хотя законодательство, регулирующее выбросы CO 2 , находится на стадии обсуждения, цели России по выбросам в соответствии с Парижским соглашением на самом деле выше нынешних уровней.Поэтапный отказ от добычи нефти и газа не предполагается. Напротив: Москва намерена и дальше расширять производство и экспорт. То же самое и с углем, который особенно вреден для климата; здесь годовая добыча может вырасти до 668 миллионов тонн к 2035 году.

Сотрудничество в Арктике

Дверь в международное сотрудничество не закрыта полностью, даже если в новой Арктической стратегии увеличилось пространство, посвященное восприятию угроз. Иногда противоречащие друг другу интересы, такие как защита национального суверенитета против интернационализации морского пути, отражаются в амбивалентной позиции, которая содержит элементы как конфронтации, так и стремления к сотрудничеству, подчеркивая политическую конкуренцию или практическое сотрудничество в зависимости от ситуации.

Новая Арктическая стратегия содержит отдельный раздел, посвященный международному сотрудничеству, в котором иностранные инвестиции играют центральную роль. Здесь Москва в основном заинтересована в технологиях и инвестициях в энергетический сектор, подпадающий под западные санкции. Западные фирмы могли сотрудничать в инфраструктурных проектах и ​​в решении экологических проблем.

Немецко-российское сотрудничество в области естественных наук менее проблематично для Кремля и остается успешным. Новая Арктическая стратегия предлагает разработать комплексный план совместных международных исследований экосистем и последствий изменения климата.Одним из примеров успешного германо-российского сотрудничества является международная Междисциплинарная дрейфующая обсерватория по изучению климата Арктики (MOSAiC), что было бы невозможно без опыта и поддержки России.

© Stiftung Wissenschaft und Politik, 2020

Все права защищены

Этот комментарий отражает точку зрения авторов.

SWP Комментарии подлежат внутренней экспертной оценке, проверке фактов и редактированию. Для получения дополнительной информации о наших процедурах контроля качества посетите веб-сайт SWP: https: // www.swp-berlin.org/en/about-swp/ quality-management-for-swp-publishing /

SWP

Stiftung Wissenschaft und Politik

Немецкий институт международных отношений и безопасности

Ludwigkirchplatz 3–4
Берлин
Телефон +49 30 880 07-0
Факс +49 30 880 07-100
www.swp-berlin.org
[email protected]

ISSN 1861-1761

doi: 10.18449 / 2020C57

Перевод Мередит Дейл

(английская версия SWP ‑ Aktuell 89/2020)

Арктический совет - Российская Федерация

Россия и Арктический регион

Российская Арктика - это огромная территория, протянувшаяся на 24 150 километров береговой линии и включающая:

  • Вся Мурманская область и Ненецкий, Ямало-Ненецкий и Чукотский автономные округа
  • Северные муниципальные образования Архангельской области, Республики Коми, Красноярского края и Республики Саха (Якутия)
  • Архипелаги и острова в российской части Северного Ледовитого океана

Россия занимает более 53 процентов побережья Северного Ледовитого океана.Примерно два с половиной миллиона жителей России проживают на территории Арктики, что составляет почти половину населения, проживающего в Арктике во всем мире. Поэтому эффективное и устойчивое развитие Арктики является одним из ключевых национальных приоритетов Российской Федерации. Другие ключевые национальные интересы в Арктике включают:

  • Использование Арктического региона как стратегической ресурсной базы Российской Федерации, обеспечивающей решение задач социально-экономического развития страны
  • Сохранение Арктики как зона мира и сотрудничества
  • Сохранение уникальных экосистем Арктики
  • Использование Северного морского пути в качестве единой национальной транспортной магистрали Российской Федерации в Арктике

Добыча природных ресурсов, в первую очередь нефти и природного газа, является основной арктической отраслью России.Страна является третьим по величине производителем углеводородных ресурсов в мире. Еще одним приоритетным направлением является социально-экономическое развитие арктического региона в Российской Федерации, включая улучшение качества жизни коренного населения и социальных условий для экономической деятельности в Арктике. Ключевыми направлениями являются развитие науки и технологий, а также создание современной информационной и телекоммуникационной инфраструктуры. Экологическая безопасность и международное сотрудничество в Арктике - другие приоритетные направления для Российской Федерации.

Коренные народы

В России проживает 40 официально признанных коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока. Из 40 коренных народов 11 живут за Полярным кругом или за ним, самые большие группы включают долганов, нганасанов, ненцев, саами, ханты, чукчей, эвенков, эвенов, энцев, эскимосов (юпиков) и юкагиров. Традиционно коренные народы занимались оленеводством, рыболовством и охотой.

Россия в Арктическом совете

Россия впервые председательствовала в Арктическом совете страны с 2004 по 2006 годы.На протяжении всего председательства Россия продвигала проекты в следующих областях:

  • Расширение сотрудничества в области международных и коммуникационных технологий, включая дальнейшие практические шаги по развитию Арктической сети информационных и коммуникационных технологий
  • Охрана здоровья людей, проживающих и работающих в Арктике, включая телемедицину и профилактику социально значимых заболеваний, характерных для полярных широт
  • Устойчивое управление природными ресурсами и более широкое использование возобновляемых источников энергии
  • Расширение международного сотрудничества в области охраны окружающей среды, включая ратификацию Российской Федерацией Киотского протокола к Рамочной конвенции ООН об изменении климата
  • Устойчивое развитие коренных народов Арктики

Ключевые достижения включают:

  • Организация международного симпозиума о перспективах и последствиях разведки и разработки нефтегазовых ресурсов Арктики
  • Организация международной конференции по разработке механизма мониторинга, предотвращения и управления чрезвычайными ситуациями в Арктике
  • Организация встречи министров культуры государств-членов Арктического совета, в результате которой была принята декларация о необходимости расширения культурного взаимодействия между коренными народами и национальными правительствами как незаменимого вклада в устойчивое развитие Арктического региона.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *