- Когда

Когда рухнула берлинская стена дата – история возникновения и факты о побегах и падении

Содержание

Падение Берлинской стены при невмешательстве ГДР и СССР

9.11.1989 – Падение Берлинской стены при невмешательстве властей ГДР И СССР – начало крушения социалистического лагеря

Падение Берлинской стены

Берлинская стена (Berliner Mauer, официально Antifaschistischer Schutzwall – "Антифашистский защитный вал") – военно-инженерное сооружение между Восточным (коммунистическим) и Западным Берлином протяжённостью 155 км, в том числе в городской черте Берлина 43,1 км.

13 августа 1961 г. в час ночи граница между Западным и Восточным Берлином была полностью перекрыта войсками, под охраной которых в последующие дни началось возведение стены; впоследствии она многократно усовершенствовалась. К 1989 г. стена представляла из себя сложный комплекс из бетонного ограждения высотой в среднем 3,6 метра с сигнальным ограждением под электрическим напряжением. Стена была также оборудована земляными рвами, сторожевыми вышками и другими пограничными сооружениями, с постоянно разравниваемой песчаной полосой. Первоначально действовали 13 пограничных контрольно-пропускных пунктов, но к 1989 г. их число сократилось до трёх.

Главной причиной для возведения "Антифашистского защитного вала" было постоянное бегство граждан ГДР в Западную Германию через территорию Западного Берлина вследствие неприяния коммунистического строя (что продемонстрировало и восстание 1953 г.). До возведения стены этой возможностью воспользовались около 2 млн. человек. В дальнейшем существовал приказ пограничникам открывать огонь на поражение по любым беглецам; число погибших при попытке бежать на Запад составило не менее 1245 человек, более 3000 были арестованы при попытке пересечения границы, еще большее количество осуждены за раскрытое намерение бежать.

Перекрытие границы власти ГДР превратили в источник дохода от своеобразной работорговли. Была введена негласная практика выпуска граждан на Запад за деньги, чем занимался адвокат Вольфганг Фогель, связанный со "штази". Деньги платило правительство ФРГ, выкупив с 1964 по 1989 гг. 215 тысяч восточных немцев и 34 тысяч политзаключённых из восточногерманских тюрем на общую сумму в 3,5 млрд марок.

Начавшаяся в СССР горбачевская "перестройка" пробудила протестные движения во всех соцстранах Восточной Европы. В мае 1989 г. открыла свою западную границу Венгрия, через которую в ФРГ устремились и тысячи восточных немцев. Тем самым Берлинская стена потеряла свой смысл. В ГДР начались массовые демонстрации.

9 ноября 1989 г. вечером представитель правительства ГДР Гюнтер Шабовски, выступая на пресс-конференции, транслируемой по телевидению, объявил о том, что со следующего дня граждане ГДР могут получить визы для посещения Западного Берлина и ФРГ. Сотни тысяч восточных немцев, не дожидаясь назначенного срока, устремились вечером 9 ноября к границе. Пограничники, не получившие приказов, пытались сперва оттеснить толпу водометами, но под массовым напором людей, штурмовавших стену, вынуждены были открыть границу. С другой стороны стену стали разрушать тысячи жителей Западного Берлина. Для немцев это был долгожданный всенародный праздник единения (хотя в дальнейшем это оказалось не так просто: обнаружилась разница не только в уровне жизни, но и в психологии двух частей немецкого народа).

Падение Берлинской стены

В 1990 г. все пограничные сооружения были снесены, за исключением отрезка в 1,3 км, оставленного как памятник. Если с восточной стороны к стене нельзя было подойти, то с западной стороны она превратилась в многокилометровую выставку настенных рисунков – граффити. После разрушения стены ее фрагменты превратились в объекты торговли и заняли место в музеях многих стран.

Один из рисунков на стене: гэдээровский малолитражный пластмассовый автомобиль Трабант, пробивающий бетон

Один из рисунков на стене: гэдээровский малолитражный пластмассовый автомобиль "Трабант", пробивающий бетон

В русских патриотических СМИ можно встретить много сожалений о том, что гэдээровская "бархатная революция" поощрялась Горбачевым ради собственной популярности на Западе, что он подарил ГДР натовцам, не получив ничего взамен, и это стало началом цепной реакции по разрушению Варшавского договора и СССР и по расширению НАТО на восток. Всё это так. У Горбачева не было достаточного геополитического и духовного кругозора, чтобы не быть обманутым. Но русские патриоты могут в этом деле сожалеть не о том, что часть немецкого народа освободилась от марксистского режима или что рухнул марксиcтский режим СССР, а о том, что во главе нашей несвободной страны были и остаются духовно малограмотные люди, не способные и не желающие отстоять национальные интересы исторической России и противостоять Новому мiровому порядку антихриста, ища союзников и в Германии, и во всей Европе, и во всем мiре...


Поделиться новостью в соцсетях

 

« Предыдущая запись Следующая запись »

rusidea.org

В день падения Берлинской стены советский посол в ГДР ушел в запой

В ночь на 9 ноября 1989 года власти Германской Демократической Республики (ГДР) приняли решение разрешить свободный проход через Берлинскую стену. 43-километровое заграждение из бетона было сооружено при Хрущеве, чтобы предотвратить отток граждан Восточной Германии от «прелестей» социализма на капиталистический Запад. Стена стала настоящим символом коммунистического режима. И еще - местом гибели 140 человек за 28 лет своего существования: пограничники при попытке бегства имели приказ стрелять на поражение.

Однако тогда, 30 лет назад, все могло сложиться иначе, если бы генсек СССР Михаил Горбачев и советский МИД проявили твердость. Но свидетельства очевидцев того поворотного дня говорят об обратном.

ПЕРЕЙТИ БЫЛО СЛОЖНО, НО МОЖНО

Вспоминает публицист, известный блогер Борис Фель:

«1989 год. Мы с братом, еще совсем молодые, в служебной командировке в Берлине. Восточном, естественно. Но из любопытства пытаемся попасть в Западный. КПП на Борнгольмер-штрассе. Обер-лейтенант из погранслужбы ГДР вертит в руках наши паспорта и объясняет на пальцах, что он-де не против, но Москва (вернее - посол СССР в ГДР Вячеслав Кочемасов) требует запретить переход советским туристам. Оттуда они, дескать, могут удрать на Запад.

Ищем фразу, которая помогла бы уговорить его закрыть глаза на приказ Москвы. И вдруг старлей говорит на прекрасном русском: «Только быстро, и я вас не видел!»

А в Западном Берлине пусто и тихо - КПП Борнгольмер вело в «мертвый» спальный район, куда мы вдобавок попали в воскресенье. Прошли пешком километров восемь, добираясь до центра. Но и там магазины не работали, а на кафе и прочие удовольствия денег не было. Тогда мы еще не знали, что и этому КПП, и Стене, и Восточной Германии, и СССР осталось существовать совсем немного».

БОЛЬШОЙ БРАТ МОЛЧИТ

Почему в «Берлинском вопросе» так важна была позиция Москвы? В конституции Восточной Германии были законодательно закреплены «союзнические отношения» с СССР. К концу существования страны 6,3 из 16,5 млн ее граждан были членами Общества германо-советской дружбы, изучали русский язык и культуру.

И вот - ноябрь 1989-го, разгар «бархатных» революций в соцлагере. На правительство ГДР идет давление и снизу (массовые «демократические митинги» по всей стране), и с Запада. Пространство для маневра по-прежнему есть, например, Горбачев мог заявить «партнерам»: да, мы готовы демонтировать Стену взамен на такие-то уступки с вашей стороны. Скажем, вывод из Западной Германии американских войск…

Но в тот критический момент Москва просто устранилась. Генсек Эгон Кренц и его коллеги весь день 9 ноября звонили на Унтер-ден-Линден, в посольство СССР, пытаясь узнать, одобряет ли ЦК и лично Горбачев решение открыть границы…

Послом тогда был Вячеслав Кочемасов, о котором мы уже упоминали. В разгар застоя он 17 лет просидел в кресле председателя Президиума Центрального совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИК). Послом в ГДР его назначили в 1983 году, при Андропове. К моменту падения Берлинской стены Кочемасову было за 70.

ПОЗДРАВЛЕНИЯ С КАПИТУЛЯЦИЕЙ

…В итоге, несмотря на все мольбы Кренца, дозвониться до главы МИД СССР Эдуарда Шеварднадзе, не говоря уже о Горбачеве, Кочемасов не смог. Возможно, не захотел.

Падение 9 ноября разделяющей Берлин стены ознаменовало конец социалистического эксперимента в Германии. Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Падение 9 ноября разделяющей Берлин стены ознаменовало конец социалистического эксперимента в Германии.Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Борис Фель приводит в своем блоге воспоминания экс-сотрудника подразделения КГБ по связям с МГБ ГДР Ивана Кузьмина. «Вечером 8 ноября, - пишет в мемуарах Кузьмин, - посол крепко выпил и заснул мертвым сном. Утром 9 ноября руководители ГДР настойчиво пытались узнать у советского посла и его заместителей, какой ответ последовал из Москвы. Однако их запросы оставались без ответа... И только днем 10 ноября послу поступило указание передать Кренцу поздравления Горбачева в связи с упразднением Стены: «Все сделано совершенно правильно». Посол упомянул также о своем разговоре с Шеварднадзе. Тот сообщил, что (премьер Британии)

Маргарет Тэтчер ругала (президента Франции) Франсуа Миттерана за поддержку воссоединения Германии... Она звонила также (канцлеру ФРГ) Гельмуту Колю и советовала ему встретиться с Кренцем».

То есть даже среди «западных партнеров» по вопросу объединения Германии на тот момент согласия не было. Но Горбачев и не подумал сыграть на противоречиях в стане недавнего противника.

ПРИВЕТСТВЕННЫЕ ДЕНЬГИ

«Самым важным для посла Кочемасова было то, что министр не высказал недовольства действиями (или бездействием) посольства, - подводит итог Кузьмин. - Однако была и щепотка соли. Шеварднадзе заявил: «У нас есть сведения, что военные шевелятся. Никаких действий не предпринимать!»

Посол немедленно позвонил главнокомандующему Западной группы войск (дислоцировалась в ГДР

, считалась одной из самых боеспособных частей Советской армии) генералу Снеткову и предложил ему «замереть и уйти в себя».

Стену открыли, в первую же ночь в Западный Берлин прошли 60 000 восточных немцев, 45 000 (!) к утру вернулись домой. То есть об их «повальном бегстве» говорить не приходилось. В последующие десять дней там побывало свыше десяти миллионов человек. Встречали их шампанским, аплодисментами и… валютой. Каждый, кто пересек Стену, получал от правительства ФРГ сто западногерманских марок. Только за первые три дня было выдано 350 миллионов таких «приветственных денег».

Вскоре Германия объединилась, а вот горбачевский Кремль упустил шанс красиво выйти из холодной войны, закончив ее не поражением, а хотя бы вничью.

Падение Берлинской стены - 9 ноября 1989 года.В этот день член политбюро СЕПГ Гюнтер Шабовски объявил, что теперь гражданам ГДР позволяется ездить на Запад.

В ТЕМУ

Уральский ветеран о службе у Берлинской стены: Мы постоянно боялись Третьей мировой войны

Ровно 30 лет назад в столице Германии начали разбирать стену, треть века разделявшую ее на Восток и Запад (подробности)

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Как Брежнев стал лучшим правителем СССР

www.kp.ru

Берлинская стена не рухнула, а переехала

2019-11-09T08:00+0300

2019-11-09T10:30+0300

https://ria.ru/20191109/1560726868.html

Берлинская стена не рухнула, а переехала

https://cdn23.img.ria.ru/images/156072/78/1560727843_0:312:3000:2000_1036x0_80_0_0_204cfe40e343bb4f7ded3fd86648c933.jpg

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

Максим Соколов

https://cdn22.img.ria.ru/images/102132/50/1021325094_0:0:772:771_100x100_80_0_0_00368990cdfa1153b421f77aefd5ef9c.jpg

Тридцать лет назад, 9 ноября 1989 года, в 18:57 по среднеевропейскому времени руководство ГДР сняло караулы с Берлинской стены, что оказалось кульминационным моментом в распаде Восточного блока — и СЭВ, и Варшавского договора.

Далее пошел эффект домино: 10 ноября ушел в отставку многолетний болгарский руководитель Тодор Живков, чехословацкое руководство держалось чуть дольше — 10 декабря, после месяца протестов по восточногерманскому образцу, ушел в отставку президент Густав Гусак, а уже спустя две недели президентом стал Вацлав Гавел. Наиболее драматичной была декоммунизация Румынии, где волнения начались 16 декабря, а 25 декабря бежавший из Бухареста кондукатор Николае Чаушеску был в рамках самого упрощенного судопроизводства казнен вместе с женой Еленой.

В новый, 1990 год Восточная Европа вошла с полностью поменявшимся руководством, правление коммунистов прекратилось везде. До отставки начавшего революционную перестройку М. С. Горбачева и упразднения СССР оставалось два года.

Мы говорим именно о кульминации, потому что быстрая эрозия Восточного блока началась несколькими месяцами ранее. Летом 1989 года в Польше состоялся "круглый стол" — дипломатичное название для почетной капитуляции ПОРП (польской компартии), когда власть была фактически передана антикоммунистической оппозиции. Кроме всего прочего, таким образом еще твердая в социализме ГДР была географически отрезана от СССР. Профессор Хоуп Харрисон

8 ноября, 10:44

Эксперт оценила процесс объединения Германии после падения Берлинской стены

Еще раньше сходные процессы шли в Венгрии, хотя осторожные мадьяры (память о 1956-м не прошла даром) использовали "тактику салями", то есть отрезали социалистические завоевания по кусочкам и без лишнего шума. Тем более что ВСРП (мадьярская компартия) была к тому времени настроена вполне ревизионистски — антагонистических противоречий с оппозицией у нее не было.

Да и само снятие караулов было отрепетировано мадьярами еще летом. Второго мая был начат демонтаж пограничных укреплений на австрийской границе, а 26 июля глава венгерского МИД и его австрийский коллега торжественно открыли пограничный переход. После чего начался массовый исход восточных немцев через Венгрию и Австрию в ФРГ.

"Антифашистский защитный вал" — так в официозе ГДР называлась Берлинская стена — был пробит еще тогда, ибо с появлением хоть и окольного, но зато безопасного мадьярского маршрута герметическая закупорка внутригерманской границы приказала долго жить.

Тем не менее в памяти потомства осталось именно 9 ноября, символизирующее крах Восточного блока как такового.

Врач Буркхарт Фейгель

7 ноября, 11:00

Буркхарт Фейгель: нас не раскрыли ни в Штази, ни в ЦРУ

Отчасти это связано с тем, что стена, разрезающая по живому огромный европейский город — это очень мощный образ. Дальнее пограничье — это одно. Но представьте себе раскроенную на такой манер Москву, когда Таганку, Курский вокзал и Новокузнецкую отделяет от Арбата, Пресни и Ленинского проспекта многополосное фортификационное сооружение и попасть туда, где, возможно, прошли твои детство и юность, где остались друзья и родственники, ты уже никогда не сможешь. В душе будет очень многое противиться такой фортификации. Не будем уже говорить про разрезанную инфраструктуру, вдруг ставшие тупиковыми улицы и проспекты, перегороженные тоннели метро — "Поезд дальше не идет". Много чего можно мысленно представить.

И это притом, что один язык, один народ (после падения стены выяснилось, что уже не совсем один, но тогда ведь это не осознавалось).

Так что 9 ноября наложилось на очень мощный просветительский миф:

"Оковы тяжкие падут,

Темницы рухнут — и свобода

Вас примет радостно у входа,

И братья меч вам отдадут".

А также разрушение Бастилий старого режима. И это культурное переживание было использовано на 146%: "Обнимитесь, миллионы", Ростропович, играющий у Бранденбургских ворот, всеобщее ликование.

Как знать: если бы не было чудесного 9 ноября и восточноевропейская эмансипация проходила бы осторожно, в духе мадьярской "тактики салями", то и воздвижения новых ментальных стен вместо рухнувшей Берлинской удалось бы избежать, а восточноевропейские страны не переложились бы с удивительной быстротой из одних сателлитов в другие, обладающие таким же ограниченным суверенитетом, как и при Брежневе.

Последний коммунистический руководитель ГДР, генеральный секретарь СЕПГ и председатель Госсовета Эгон Кренц

6 ноября, 11:00

Эгон Кренц: КГБ знал о падении Берлинской стены за неделю до 9 ноября

Впрочем, это вряд ли было возможно. Воздвижение "Антифашистского защитного вала", а равно "Стены позора" (по Вилли Брандту) было столь решительным и резким движением, сжигающим все мосты, что аккуратного умягчения сложившегося после 13 августа 1961 года положения дел, когда с кинжальной скоростью была построена стена, трудно представить себе даже технически. Упразднение стены оказалось возможным только в рамках упразднения ГДР, а по эффекту домино — и всего Восточного блока. Что же касается сохранения стены, достаточно вспомнить осень 1989 года, весну — то есть осень — народов, всяческие "Оды к радости", etc., чтобы понять абсолютную нереалистичность такого предположения.

Потом некоторые народы остались рады своему освобождению, некоторые — не очень. Но это уже было потом, а тогда ход истории неостановимо падал стремительным домкратом.

ria.ru

какими последствиями обернулся для Германии снос Берлинской стены

В Германии всю неделю отмечают событие, поделившее историю Европы на «до» и «после». Вечером 9 ноября 1989 года по немецкому телевидению было оглашено сообщение Политбюро под сенсационным заголовком: «ГДР открывает границу». На переходах в Западный Берлин стало собираться большое количество людей, и уже через несколько часов натиск стал таким, что пришлось окончательно поднять шлагбаум, а военные патрули распустить.

Так пала Берлинская стена. В течение всех последующих дней город был охвачен народными гуляниями и восторгом. Рестораны бесплатно кормили и поили всех желающих.

Однако затем радость развеялась, и безмятежная жизнь Восточной Германии внезапно натолкнулась на жестокие законы капитализма. А пьянящий воздух свободы, спустя всего несколько десятилетий, уже не никому не дурманит голову.

Для Восточной Германии это был нокаут, мгновенный и неожиданный, вспоминает последний глава ГДР Эгон Кренц. Сам политик после крушения Берлинской стены шесть с половиной лет провел в немецкой тюрьме. Он до сих пор уверен: тогда жители востока страны совершили серьезную ошибку.

«Вся восточно-германская элита была заменена. Восемьдесят пять процентов ученых, учителей, врачей, юристов были заменены. Все посты заняли люди, пришедшие с Запада», - рассказал Кренц «Звезде».

Заброшенные дома, разрушенные заводы и совсем не по-немецки, кое-как залатанные дороги. Именно так сейчас выглядит Восточная Германия.

На бывшей территории ГДР ниже зарплаты, выше безработица. Все потому, объясняет депутат Бундестага Роман Ройш, что к жителям востока с самого начала относились как к проигравшим в холодной войне.

Проиграла не только ГДР, но и вся восточная Европа, уверен историк и политик Юрген Поль.

«От воссоединения проиграла не только Германия. Проиграла также и Россия, которой было обещано, что НАТО не будет приближаться к ее границам. Что мы видим сейчас?» - говорит специалист.

На торжества, посвященные тридцатилетию падения Берлинской стены, приезжает госсекретарь США Майк Помпео. Его подарком для Германии должен был стать памятник Рональду Рейгану, который запечатлен в момент, когда обращается к Горбачеву со словами: «Снесите эту стену». Однако жителям Берлина эта идея пришлась не по душе, даже на балконе посольства видеть они его не пожелали, пришлось поставить во внутреннем дворе.

Сейчас, оглядываясь назад, многие немцы испытывают чувство разочарования: нет больше бесплатного образования, льготного жилья, безопасных улиц. Копаясь в воспоминаниях о жизни в ГДР, они все чаще задаются риторическим вопросом: «А туда ли ты занес нас, ветер перемен?». 

tvzvezda.ru

Берлинская стена — 10 интересных фактов — новости мира / НВ

9 ноября, 08:08

Сюжет

Цей матеріал також доступний українською

REUTERS/Fabrizio Bensch/File Photo

Ликующие берлинцы на стене возле Бранденбургских ворот, ночь на 10 ноября 1961

REUTERS/Fabrizio Bensch/File Photo

9 ноября 2019 года исполняется 30 лет с тех пор, как пала Берлинская стена — тогда впервые за почти три десятилетия жители восточной и западной частей города смогли свободно пересечь границу.

В ГДР Берлинскую стену официально именовали Антифашистским оборонительным валом, в ФРГ — Позорной стеной.

В историю же она вошла как наиболее материальное воплощение «железного занавеса»: Западный и Восточный Берлин, а с ними и два мира, разграничили более 155 км бетонных и металлических заграждений, дополнительно оснащенных на большинстве участков «полосой смерти». Земляные рвы, колючая проволока, сигнальное ограждение под электрическим напряжением, полосы из острых шипов и контрольно-следовые песчаные участки, сторожевые вышки и конвой, готовый открыть огонь на поражение — все это было призвано удержать жителей ГДР от попыток побега в ФРГ.

«28 лет, два месяца и 28 дней Берлинская стена разделяла Восток и Запад. Она перерезала инфраструктуру города, пролегала прямо через здания, наглухо блокировала улицы, водные пути и железнодорожное движение; разрывала семьи, друзей и возлюбленных; разрушала надежды и жизни», — так пишет о печально известном сооружении известный немецкий историк Ханс-Херман Хертле в своей книге Берлинская стена — монумент Холодной войны (Die Berliner Mauer — Monument des Kalten Krieges).

Стена в одночасье потеряла свою грозную мощь 9 ноября 1989 года. В тот вечер были открыты для свободного прохода контрольно-пропускные пункты, а в течение нескольких месяцев немцы из обеих частей Германии сокрушили и большую часть самой стены.

Так 30 лет назад было положено начало воссоединению Германии. Уже через год, 3 октября 1990-го, страна праздновала свое официальное воссоединение. Эта дата до сих пор остается национальным праздником в современной ФРГ.

НВ рассказывает 10 малоизвестных фактов, раскрывающих историю Берлинской стены и наиболее драматичные страницы ее существования.

1. До возведения стены из ГДР в ФРГ бежали 3,5 млн человек

До того, как в 1961 году началось возведение Берлинской стены, Германия была разделена уже 16 лет. После поражения во Второй мировой войне ее восточная часть оказалась в зоне советской оккупации, а западная — под управлением британской, французской и американской администраций. Аналогичным образом — на четыре сектора — был разделен и Берлин.

В 1949 году три западных части страны образовали Федеративную Республику Германия (ФРГ), в то время как в советской зоне тогда же создали Германскую Демократическую Республику (ГДР). Разница в уровне свобод и развития двух республик была очевидной, и за первые полтора десятилетия после войны из ГДР в ФРГ бежали 3,5 млн человек. Как минимум половину таких беженцев ежегодно составляли молодые люди до 25 лет.

Отток наиболее трудоспособного населения был топ-проблемой и для Восточного Берлина.

Западная часть города, на которую распространялась конституция ФРГ, оказалась в изоляции — территория немецкой столицы находилась в ГДР. Однако этот островок Запада оставался центром притяжения для всей Восточной Германии. И хотя между двумя частями Берлина действовали более 80 пропускных пунктов, граница оставалась относительно открытой: ежедневно ее пересекали 300−500 тыс. человек. Многие восточные специалисты предпочитали работать в Западном Берлине, а оказавшиеся в двух разных мирах семьи продолжали навещать друг друга.

Все изменилось в ночь на воскресенье, 13 августа 1961, когда на улицах Берлина появились первые мотки колючей проволоки, а для жителей Восточного Берлина границу полностью заблокировали военизированные патрули. Так началось строительство Берлинской стены, которая к середине 1970-х превратилась в неприступный бетонный барьер высотой около 3,5 метров со сложной системой защиты.

На решении закрыть границу настаивал лидер ГДР Вальтер Ульбрихт. В августе 1961-го он получил поддержку руководства СССР и других стран Организации Варшавского договора.

2. Восточным немцам запрещалось обмениваться подарками и махать близким через стену

Еще до того, как Берлинская стена превратилась в неприступный вал, руководство ГДР приложило все усилия, чтобы свести на нет любые возможные контакты западных и восточных немцев.

28 августа 1961-го, спустя всего две недели с начала разграничения города стеной, шеф полиции Восточного Берлина ознакомил подчиненных с новой инструкцией МВД.

Она предписывала удерживать восточных берлинцев на расстоянии как минимум 100 метров от стены. «Во всей зоне государственной границы, особенно на контрольно-пропускных пунктах, следует предотвращать любые контакты — махание, обмен приветствиями или письмами, передача подарков и т. д. — между жителями Западного Берлина и людьми в секторе ГДР», — говорилось в этой инструкции.

Стена в районе улиц Бернауэр-штрассе, Бруннен-штрассе и кладбища на Лизен-штрассе была впоследствии специально повышена, чтобы пресечь берлинцам возможность махать друг другу либо устанавливать другие формы контакта.

3. Каждый девятый беглец через стену был дезертиром

За 28 лет существования Берлинской стены (август 1961-го — ноябрь 1989-го) благополучно сбежать через нее в ФРГ сумели 5 тыс. 75 человек.

574 из них были дезертирами из рядов армии ГДР. Первым стал 19-летний солдат Конрад Шуман, стоявший в одном из охранных караулов вдоль строящейся стены.

15 августа 1961-го года, на третий день после начала ее возведения, Шуман совершил знаменитый «прыжок к свободе», попавший в объективы дежуривших у стены журналистов. После нескольких минут колебаний Шуман перепрыгнул пограничное заграждение из колючей проволоки — подбадриваемый жителями и полицейскими Западного Берлина.

Кадры его побега облетели весь западный мир, однако Шумана тяготила его внезапная знаменитость. Он перебрался из Западного Берлина в Баварию, но десятилетиями опасался мести спецслужб ГДР и вынужденно не поддерживал контакты со своей семьей, оставшейся в Восточной Германии.

Видеохроника побега Шумана:

«Лишь с 9 ноября 1989 года я чувствую себя действительно свободным», — говорил он впоследствии о падении Берлинской стены. В 1998 году Шуман, страдавший от депрессии, покончил с собой.

Лишь с 9 ноября 1989 года я чувствую себя действительно свободным

Неподалеку от перекрестка улиц Руппинер-штрассе и Бернауэр-штрассе в Берлине, где Шуман совершил свой побег, установлена скульптура его памяти. В своих воспоминаниях он рассказывал, что к побегу его подтолкнула одна из сцен, увиденных в первые дни строительства стены. Тогда на глазах Шумана пограничники запретили вернуться в ФРГ берлинской девочке, гостившей у бабушки и дедушки в ГДР. Ее родители остались в Западном Берлине и, стоя у самой границы, тщетно просили вернуть им ребенка.

4. Разрешение стрелять на поражение отменили лишь за полгода до падения стены

Как минимум 140 человек погибли у Берлинской стены в 1961—1989 годах. Среди них были и случайные жертвы, однако большинство погибших убили при попытке бежать.

Как минимум 140 человек погибли у Берлинской стены в 1961—1989 годах

Такое право охранники Берлинской стены получили менее чем через две недели после начала ее строительства. 22 августа 1961-го политбюро Социалистической единой партии ГДР утвердило план «систематического расширения мер безопасности на границе».

Политбюро обязало уведомить армию и полицию ГДР о том, что любой нарушитель законов ГДР (т.е. беглец через границу) должен быть «призван к порядку — при необходимости с помощью огнестрельного оружия».

Уже через два дня Берлинская стена открыла счет жертвам этих правил.

Первым отдал жизнь 24-летний берлинский портной Гюнтер Литфин. Он давно планировал переехать в Западный Берлин из Восточного и даже подыскал себе новое жилье. Однако внезапное возведение стены нарушило его планы.

Литфин решил бежать нелегально, но 24 августа 1961-го был убит при попытке пересечь вплавь Берлинско-Шпандауский канал, разделяющий город. Пуля настигла его в нескольких метрах от территории Западного Берлина.

Конец жестокой практике был положен лишь в апреле 1989-го. Тогда генерал-полковник Фриц Штрелец, глава Генштаба армии ГДР, распространил среди подчиненных негласное распоряжение руководителя республики Эриха Хонеккера.

В нем говорилось о том, что отныне стрелять по беглецам через Берлинскую стену без приказа запрещено. Также отмечалось, что в сложившейся политической ситуации будет лучше допустить побег, чем открыть огонь по людям.

Однако население ГДР не знало об этом указе — его распространили пограничникам тайно и в устной форме.

5. Самый массовый побег был совершен через тоннель

3−4 октября 1964 года через вырытый под Берлинской стеной тоннель сумели сбежать 57 жителей Восточного Берлина. Это был самый массовый единовременный побег через бетонную преграду.

Как и во многих других случаях подземных побегов, вырыть 145-метровый тоннель помогли западные берлинцы. Среди них был и студент-физик Райнхард Фуррер, позже ставший известным немецким ученым и астронавтом.

На исходе операции войска ГДР обнаружили беглецов и вход в туннель. Завязалась перестрелка, в ходе которой один из восточнонемецких пограничников по ошибке выстрелил в своего коллегу, унтер-офицера Эгона Шульца. Ранение оказалось смертельным, однако в ГДР скрыли правду о гибели Шульца. Было объявлено, что он погиб от рук перебежчиков и создан культ вокруг имени пограничника — именем Шульца назвали улицы и учебные заведения. После воссоединения Германии большинству этих объектов вернули прежние названия.

6. Берлинская стена стала одной из причин банкротства ГДР

Расходы на содержание стены были огромными: известно, что к 1983 году ее ежегодное обслуживание, с учетом расходов на персонал, обходилось в 1 млрд марок. Это в десять раз больше, чем траты на сооружение основной части бетонного вала к концу 70-х (было потрачено около 100 млн марок).

ГДР была страной-рекордсменом Восточного блока по тому, какую долю национального дохода тратила на военные расходы. Львиная их доля уходила на содержание пограничных войск и спецслужбы Штаззи, обеспечивавших в том числе непроницаемость Берлинской стены.

В 1980-х эта доля составляла 957 марок на душу населения — втрое выше, чем в Советском Союзе (322 марки).

Немецкие историки полагают, что этот фактор был в числе тех, которые спровоцировали падение экономики ГДР и ее фактическое банкротство к концу 80-х. Тогда страна была вынуждена просить ФРГ о новой программе экономической помощи.

7. Менее чем за год до падения стены лидер ГДР сулил ей стоять еще 100 лет

В январе 1989 года Эрих Хонеккер, руководитель ГДР и генсек ЦК Социалистической единой партии Германии, заявил, что Берлинская стена «все еще будет существовать через 50 или даже через 100 лет». «Стена останется до тех пор, пока не изменятся условия, которые привели к ее возведению», — утверждал Хонеккер.

Однако уже в ближайшие месяцы условия изменились коренным образом. Экономическое положение ГДР было плачевным, в стране нарастали протестные демонстрации. Социалистический блок распадался на глазах: Чехословакия (ЧССР) и Венгрия на фоне волны демократических движений открыли границы с Австрией и ФРГ, через которые на Запад бросились бежать десятки тысяч жителей ГДР. Пытаясь удержать потоки беженцев, осенью 1989 ГДР фактически закрыла границы с соседней ЧССР. Возмущение восточных немцев росло, многотысячные демонстрации проходили все чаще — так, 9 октября на улицы Лейцпига вышло 70 тыс. человек. Участники протестов в ГДР требовали реформ, свободных выборов, а диссиденты начали открыто создавать оппозиционные и правозащитные организации.

В конце октября Эрих Хонеккер ушел в отставку (в том числе из-за болезни), уступив свой пост Эгону Кренцу.

8. 9 ноября стену «обрушили» СМИ и ошибка чиновника

Под давлением охвативших страну протестов власти ГДР вели переговоры с ФРГ об экономической помощи в обмен на послабление политического режима и правил пересечения границы. 9 ноября 1989-го Политбюро ГДР утвердило новый режим выезда из страны: теперь можно было подавать заявки на эмиграцию в ФРГ, также разрешались 30-дневные поездки в Западную Германию, но для этого нужны были паспорт и виза.

Так власти страны надеялись избежать ее мгновенного опустошения: паспорта были лишь у 4 млн из 16,6 млн жителей ГДР. Новый режим должен был вступить в силу на следующий день, 10 ноября, чтобы паспортные столы успели подготовиться к наплыву людей.

Объявить об этом решении вечером 9 ноября Политбюро доверило своему спикеру Гюнтеру Шабовски. Он не участвовал в заседании руководства страны и не знал о деталях новых правил. Зачитывая их на пресс-конференции, Шабовски упомянул, что заявки на выезд будут рассматривать быстро, а выезжать в ФРГ разрешается через все пункты пропуска, включая КПП Берлинской стены.

«Когда это вступает в силу?» — спросили чиновника журналисты. Шабовски растерялся и смущенно начал просматривать бумаги. Он упустил из виду отсрочку до 10 ноября и процитировал другой фрагмент документа: «Немедленно, без промедления».

Репортаж о судьбоносной пресс-конференции Гюнтера Шабовски:

Новость о том, что граждане ГДР могут с настоящего момента пересекать границу с ФРГ, мгновенно разлетелась в СМИ Западной Германии и достигла Восточной. «ГДР открыла границу» — такие заголовки видели на экранах жители ФРГ вечером 9 ноября.

Спустя несколько часов с обеих сторон Берлинской стены собрались тысячи взволнованных немцев. Ситуация была крайне напряженной: пограничникам не давали никаких указаний о пропуске людей, и выяснить что-либо у начальства в поздний вечер им не удавалось.

Опасаясь как смертельной давки, так и натиска людей на самих пограничников, военные решили на свой страх и риск открыть пункты пропуска и остановить пограничный контроль. Считается, что первым историческое решение принял Харальд Ягер, старший офицер у КПП на Борнхольмер-штрассе.

Так ближе к полуночи 9 ноября пала Берлинская стена. Спустя несколько часов в ту же ночь тысячи ликующих немцев из ФРГ и ГДР обнимали друг друга, не веря в реальность происходящего.

9. В немецком языке существует слово, обозначающее разрушителей Берлинской стены

Их называют Mauerspecht — «дятлы стены». Берлинскую стену, расписанную многочисленными граффити, рисунками и надписями, разобрали практически полностью в течение считанных месяцев после ее падения и воссоединения Германии в 1990-м.

Берлинцы с кувалдами, молотками и зубилами крушили сооружение, которое на три десятилетия разделило их жизни. Самые предприимчивые даже организовали прокат инструментов, хотя первое время полиция Западного Берлина безуспешно призывала людей не разрушать стену.

Среди «стенных дятлов» были как охотники за историческими сувенирами, так и те, кто хотел скорейшего разрушения этого символа Холодной войны.

Один из тех, кого называли Mauerspecht, стал последней жертвой Берлинской стены. Пытаясь отбить кусочек стены у ее основания, 14-летний школьник Кристоф-Мануэль Брамбек обрушил на себя верхнюю часть бетонной конструкции и погиб под ее обломками 31 августа 1990 года.

10. Германия судила виновных в гибели людей у Берлинской стены спустя десятилетия

Преступления, связанные с Берлинской стеной, расследовались в Германии на протяжении многих лет после ее падения.

К примеру, в 1997 году, через семь лет после воссоединения Германии, немецкий суд признал виновными двух бывших пограничников ГДР, Рольфа Фридриха и Эриха Шрайбера.

Их приговорили к 20 месяцам тюрьмы условно за преступление, совершенное за 35 лет до этого: убийство Петера Фехтера, беглеца из Восточного Берлина. Его история — одна из самых трагичных и знаковых страниц Берлинской стены.

18-летний каменщик, Фехтер решил вместе с другом бежать в Западный Берлин спустя год после возведения стены. 17 августа 1962 года они попытались перелезть через стену неподалеку от самого известного пропускного пункта в центре города — американского КПП Чарли.

Другу Фехтера побег удался, а сам он получил тяжелое пулевое ранение. Раненый Фехтер упал обратно на территорию ГДР, где истекал кровью и звал на помощь еще около часа — пока его сердце не остановилось. Участок «полосы смерти», где лежал Фехтер, просматривался с обеих сторон стены, однако никто из военных ему не помог.

Трагедия получила широкий резонанс. Уже на следующий день западные берлинцы провели массовые демонстрации, обвиняя власти ГДР в жестокости, а американский контингент Берлина — в бездействии.

История Фехтера попала на обложку журнала Time в августе 1962-го. Материал закрепил в англоязычном мире выражение Позорная стена — вслед за словами Вилли Брандта, бургомистра Западного Берлина и будущего канцлера ФРГ.

Пограничники Фридрих и Шрайбер признали свою вину, хотя расследование не смогло установить, кто из них (либо третий, уже умерший сослуживец) сделал роковой для Фехтера выстрел. На суде в 1997 году они заявили, что хотели бы вернуть время вспять и сохранить жизнь беглецу.

По материалам книги Die Berliner Mauer — Monument des Kalten Krieges; сайта Chronik der Mauer.

nv.ua

Берлинская стена: история строительства и падения

Берлинская стена: история строительства и падения

9 ноября 1989 года вошло в историю Германии как день падения Берлинской стены. Объединение Западного и Восточного Берлина сегодняшние политики рассматривают как символ объединения Европы, в ХХ веке разделенной на два лагеря историческими катаклизмами. Объединения, которое происходит значительно труднее, чем трагическое разобщение и строительство стены.

Автор Налым Каримов

Ранее мы рассказали про события Красного мая в 1968 году.

Сам факт, что всего за одну ночь 13 августа 1961 года не ментальная, а самая что ни есть материальная преграда из бетона и железа разделила, словно для какого невиданного эксперимента, обычный европейский город, еще долго будет шокировать воображение людей, и служит объектом анализа не только политологов, но и культурологов, социологов, исследователей архитектуры и урбанистики.

Кто и зачем построил Берлинскую стену?

Берлинская стена как памятник архитектурыБерлинская стена как памятник архитектуры

Стена была инициативой и собственностью социалистического блока и построена для борьбы с контрабандистами и нарушителями границы. Школьникам ГДР учителя рекомендовали называть стену «заграждением против фашистской и капиталистической агрессии». Дополнительной причиной закрыть границу стало то, что с самого своего образования в 1949 году ГДР стремительно теряла молодое население: было выгоднее получать бесплатное образование в ГДР, а работать в ФРГ. Что, кстати, говорит о высоком уровне образования в Советском блоке. Между социалистической экономикой Востока и рыночной Запада существовало негласное соревнование, и ГДР его постепенно проигрывала. За 1950-е годы на Запад переехало жить около 3 миллионов восточных немцев.

Именно благодаря стене и строгой границе ФРГ казалась жителям восточной Германии привлекательнее, чем была на самом деле. И, может, поэтому туда так рвались. И, может, тем сильнее было разочарование, и поэтому случались знаменитые истории возвращения людей социалистического воспитания обратно в ГДР.

Как так может быть, что стена выросла за одну ночь?

Возведение Берлинской стеныВозведение Берлинской стены

С 13 по 15 августа 1961 г. Западный Берлин обтянули низкой сеткой из колючей проволоки – это и была первая стена. Поскольку 13 августа было воскресеньем, о стене многие берлинцы узнали только 14 августа, когда их не пустили на работу в другой сектор – это увеличило эффект неожиданности. В первые дни на Запад бежало более 200 пограничников. Тогда в пограничные войска солдат стали набирать из отдаленных регионов ГДР, избегая ставить земляков в один караул, чтобы не было заговоров. Тогда же началось строительство основной сетки – с пустотелых блоков. Блочную стену можно было протаранить даже пластиковыми ГДР-овским автомобилями, которые были у многих граждан, поэтому вскоре блоки заменили прочными бетонными плитами.

Как выглядела стена с восточной стороны?

Строительство Берлинской стены: вид с восточной стороныСтроительство Берлинской стены: вид с восточной стороны

В 1975 году стена приобрела свой окончательный вид. Для некоторых граждан ГДР, кому удавалось прыгнуть через бетонный забор, становилось «открытием», что они видели из города только внешнюю фортификацию. Беглецы попадали в так называемую «полосу смерти» обычной границы между государствами, привычно оборудованную вышками, заминированную, патрулируемую машинами и овчарками: оставалось еще метров 100 до стены № 2, - основной, какой его видели западные немцы. Разумеется, сверху все было обтянуто колючей проволокой. Во внешней стене были «служебные» дверцы в Западный Берлин.

Контрабандисты подкапывали стену, перепрыгивали с шестами и перелетали на самодельных дирижаблях и аэропланах. Тогда пограничники перегородили Шпрее подводными решетками, установили датчики в землю, чтобы слушать, не роют ли туннели жители, населявшие дома, что прилегали к стене. Это были 28 лет неустанного технического прогресса.

Как выглядела Берлинская стена с западной стороны?

Вид Берлинской стены со стороны западного БерлинаВид Берлинской стены со стороны западного Берлина

Общеизвестно, что на Западе к стене можно было подойти, пощупать и даже оставить на ней граффити, чем охотно пользовались знаменитые художники со всего мира. Менее известно, что это было опасно: ради экономии при построении стены власти ГДР срезали углы, оставляя за собой право патрулировать территорию, которая осталась на Западе. Так что захваченного работой художника, который рисовал на стене, пограничник мог затащить в «полосу смерти» через открытые в стене дверцы и наказать за порчу имущества ГДР. Добропорядочные бюргеры знали это и вообще боялись подходить к стене. Жилье у стены было дешевым, и там селились в основном эмигранты и деклассированные элементы. После 9-го ноября все перевернулось: задворки западного Берлина оказались в самом центре объединенного города.

Могли ли жители Западного Берлина ездить в Восточный?

Карта Берлинской стеныКарта Берлинской стены

Граждане не только Западного Берлина, но ФРГ и любой страны Западного блока могли относительно свободно отправляться на однодневную прогулку в Восточный Берлин. Очевидец, филолог, который прекрасно говорит по-русски и который провел студенческие годы в Западном Берлине 1980-х, говорит: «Секрет такой лояльности заключался в однодневной визе: она стоила 25 западных марок – деньги на то время чувствительные, и для руководства ГДР это был хороший бизнес. К тому же, согласно законам ГДР, посетители были обязаны поменять определенную сумму западных марок на границе, а обратно менять было нельзя. Оставляешь советский сектор – или сдавай деньги на таможне, или выбрасывай».

В Восточный Берлин Роберт водил на экскурсию американских друзей. Причем целью культпоход был не только «поглядеть на ГДР» – в восточной части остались Домский собор, Остров музеев и другие памятники общенемецкого наследия. Немцы относились к такому туризму настороженно. Еще Роберт ходил там в книжные магазины: покупал словари и книги по русистике – шикарно изданные, они стоили копейки. «Благодаря этим русским книгам, когда я возвращался домой, меня однажды завели в бокс и долго допрашивали: это было неприятно и могло для меня плохо закончится», – вспоминает Роберт.

Но главной целью визита на Восток было проведать родственников: стена разделила семьи. Вернуться на Запад нужно было до 2 часов ночи. У перехода на Фридрихштрассе, в здании, известном как «Дворец слез», ночью прощались жители Западного и Восточного Берлина.

Могли ли жители Восточного Берлина ездить в Западный?

Зоны контроля Берлина западными странами и СССРЗоны контроля Берлина западными странами и СССР

В Западный Берлин граждан ГДР выпускали после строгих проверок. Но с выходом на пенсию любой гражданин ГДР получал право ездить на Запад. В социалистическом государстве важно было задержать на своей территории молодежь и рабочую силу, а пенсионеры на Запад не рвались. Там, по законам ФРГ, восточные пенсионеры получали бесплатное лечение. К тому же после прохода границы каждый гражданин ГДР имел право на «приветственные деньги» - 100 марок. Взяв эти деньги в банке, пенсионеры закупались продуктами и везли их на Восток.

Как еще ГДР сотрудничал с ФРГ?

Стена разделила не только улицы – она прошила воды Шпрее, а также метро и канализацию. Линии В-6 и В-8 берлинского метро начинались и заканчивались в Западном Берлине, а посередине были станции, принадлежавшие Восточному. Все эти станции поезд проезжал без остановок, кроме Фридрихштрассе – где была остановка. На этой станции стоял ларек со спиртными напитками, который пользовался популярностью у жителей Западного Берлина: те ездили за дешевой выпивкой – и даже без виз.

Раз в год ФРГ выкупал преступников, которые попались при попытке бежать из ГДР или на запрещенных акциях протеста. За выкуп одного беглеца на Востоке брали от 40 до 150 тысяч марок, в зависимости от уровня образования преступника – иногда не деньгами, а товарами. Чаще всего ГДР отдавал Западу уголовников, которых западная пропаганда называла «политическими заключенными». «Я жил рядом с одним таким в Западном Берлине, - рассказывает Роберт. - Он говорил, что зарезал жену на Востоке и обещал, что и нам такое будет. Нигде не работал, к ночи пил с друзьями и буянил. Терроризировал дом три года, пока мы жалобами не добились его отселения».

В другую сторону поток граждан был меньше. Однако в ГДР из ФРГ в разные годы сознательно переехали жить несколько деятелей социалистических убеждений. Среди них – драматург Бертольд Брехт и отец канцлера Германии Ангелы Меркель, лютеранский пастор. Конечно, таких случаев было достаточно много.

Как так может быть, что Берлинская стена рухнула за одну ночь?

Падение Берлинской стеныПадение Берлинской стены

Конечно же, все началось задолго до ночи падения стены. И не в Восточном Берлине, население которого было вполне довольно по социалистически спокойной и сытой жизнью, ведь ГДР была наиболее развитой державой социалистического блока. Дело сделали диссиденты. Со всей страны они съезжались в Лейпциг. Активист так называемой «мирной революции» 1989 года Оливер Клос в 1982 году переехал в Лейпциг из Дрездена и, несмотря на атеистические убеждения, поступил на теологический факультет Лейпцигского университета. «Церковь в ГДР существовала отдельно от государства и стала двигателем оппозиционного движения, - рассказывает Оливер, - а на теологии мы имели возможность учиться по западным методикам, к нам приезжали преподавать профессора из Запада, которые привозили книги». Второй подрывной силой ГДР были «защитники природы»: индустрия ГДР заботилась об экологии не меньше, чем ФРГ, но зеленые всегда были главным оружием Запада для организации цветных революций.

В 1988 году вокруг протестантской общины церкви святого Николая в Лейпциге стали группироваться «несогласные». Сборы проходили по понедельникам, быстро люди перестали помещаться в храме и вышли на площадь. «Штази» уговаривало воинственных демонстрантов разойтись, применяло законные методы для разгона толпы, но бунтующих диссидентов это не останавливало. Символом «мирной революции», как ее теперь называют на Западе, были свечи: если несешь в руках священный огонь, в

by-by.info

Как о падении Берлинской стены вспоминают в Европе и России :: Политика :: Газета РБК

Берлинская стена пала на фоне ожидания «конца истории». Спустя 30 лет к этой концепции принято относиться с иронией и не верить в будущее единой Европы. Но, как и любые грубые обобщения, это далеко от реальности

У звонких исторических фраз много отцов. Каждый из участников событий на свой лад рассказывает историю о том, кто вписал в берлинскую речь Джона Кеннеди 26 июня 1963 года знаменитое Ich bin ein Berliner и кто поставил ненужный артикль, в результате чего фразу можно было понять не как «Я берлинец», а как «Я берлинский пончик». Что, впрочем, не снизило ошеломляющего эффекта среди граждан Западного Берлина.

Несколько спичрайтеров могли бы разделить лавры не менее успешной фразы Рональда Рейгана, произнесенной там же, в Западном Берлине, да так, что она была слышна в Восточном, 12 июня 1987 года: «Генеральный секретарь Горбачев, подойдите к этим (Бранденбургским. — А.К.) воротам (пауза на 25 секунд в связи с восторгом слушателей речи). Господин Горбачев, разрушьте эту стену!»

Джордж Буш-старший, встречаясь в начале декабря 1989 года, уже после падения Берлинской стены, с Михаилом Горбачевым на Мальте, пообещал советскому лидеру, что будет вести себя сдержанно. «Я не полезу на Берлинскую стену, чтобы делать звучные заявления», — отметил он. Тем более что и стены-то уже фактически не было. У Буша была другая задача — объяснить Горбачеву, что после всего произошедшего американский президент не может не поддержать объединение Германии, оно неизбежно.

1989 год — волшебный год. В июне 1989 года во время поездки Горбачева в Бонн толпа приветствовала его: «Горби! Занимайся любовью, а не стенами!» Это был переделанный антивоенный лозунг Make love, not war 1960-х: так 1968 год напрямую ворвался в 1989 год, обозначив преемственность как бы перевернутых двух чисел 68 и 89, которые, в свою очередь, перевернули мир.

Летом 1989 года в журнале National Interest увидела свет статья Фрэнсиса Фукуямы «Конец истории?», ставшая, пожалуй, самым знаменитым текстом второй половины XX века и возвестившая — правда, со знаком вопроса — о победе либерализма и демократии над тоталитарными идеологиями и практиками XX века. После падения стены в ноябре 1989 года Джордж Буш высказался аккуратнее: «Это не конец книги истории, но это счастливый конец одной из самых печальных глав истории».

В июне в Польше после заседаний круглого стола и назначения выборов оппозиция, по сути, стала властью. К сентябрю было сформировано правительство католического интеллектуала Тадеуша Мазовецкого, в которое в качестве министра финансов вошел Лешек Бальцерович, осуществивший за несколько месяцев образцовую либеральную реформу экономики. В июне 200 тыс. венгров присутствовали при церемонии перезахоронения останков премьера Имре Надя, казненного в 1958 году, — это означало полное изменение идентичности нации. Новый молодой премьер-министр Миклош Немет, к неудовольствию властей ГДР, дал команду снять колючую проволоку с границы Венгрии и Австрии — так восточные немцы получили удобный канал бегства в ФРГ.

По сути дела, это была репетиция сноса стены.

Доктрина Синатры

Горбачев благоразумно не вмешивался в эти процессы — лавину истории нельзя было остановить, ее можно было только возглавить. Или сделать вид, что все это происходит с одобрения и по плану.

В октябре начальник управления печати МИД СССР Геннадий Герасимов, отвечая на вопрос о том, как теперь быть с Доктриной Брежнева (контроль за Восточной Европой со стороны СССР), ответил: «Знаете песню Фрэнка Синатры «Мой путь»? Венгрия и Польша пошли своим путем. У нас теперь доктрина Синатры».

Но даже в этой ситуации крушение стены казалось чем-то неожиданным. Лидеры великих держав были в большей степени наблюдателями, сохранявшими взаимное недоверие. Как писал Генри Киссинджер в книге «Дипломатия», «холодная война началась тогда, когда Америка ожидала наступления эры мира. А закончилась холодная война в тот момент, когда Америка готовила себя к новой эре продолжительных конфликтов».

История переиграла лидеров и заставила их действовать по своим правилам. Горбачев тогда еще не до конца понимал, что падение стены, спровоцировавшее завершение «бархатных революций», в том числе и самой эффектной из них в том же ноябре 1989 года, чехословацкой, — это развал Восточного блока, советской империи в расширенном понимании. Да и распад СССР де-факто начался именно 9 ноября 1989 года, когда Гюнтер Шабовски, член Политбюро, запинаясь, заявил о свободе въезда и выезда из ГДР. «Чекпойнт Чарли» срифмовался с «дыханием Чейн-Стокса» — широко объявленный конец истории наступил. Железный занавес благодаря этой вынужденной констатации был прорван, а стена — физически разрушена. Ее фрагменты пошли на сувениры.

Синатра переиграл Брежнева.

Бегство из Германии в Германию

В 1974 году молодой Рюдигер фон Фрич в течение длительного времени был занят сложнейшей операцией по подделке пограничных штампов: понимая, что нарушает закон и может на год сесть в восточногерманскую тюрьму, он не мог отказать двоюродному брату, который жил в ГДР и рвался в свободный мир. Операция прошла успешно, хотя и чудом. Спустя четыре десятка лет Рюдигер фон Фрич станет послом Германии в России, а его книга, известная как «Штемпель в свободный мир. Бегство из Германии в Германию», окажется бестселлером.

Двоюродный брат посла был одним из 5 тыс. восточных немцев, преодолевших Берлинскую стену и не погибших. С 1961 по 1989 год при попытке преодолеть стену погибли 172 человека, 60 тыс. были пойманы и оказались в тюрьме. Стена, которая в виде колючей проволоки шла даже под водой — посередине реки Шпрее, убивала.

За месяц до крушения стены Горбачев посетил ГДР. Его помощник Анатолий Черняев, автор дневника, одного из главных свидетельств эпохи, записал: «Стоит сплошной ор: Gorby! Gorby! На Эриха (Хоннекера. — А.К.) никто не обращает внимания. На митингах плакаты по-русски: «Горбачев — ты наша надежда».

Сегодня трудно себе представить невероятные масштабы «горбимании» и абсолютную уникальность этого явления, когда лидер одной страны оказывается в разы популярнее за границей, чем у себя дома. Черняев очень хорошо объяснил происхождение этого феномена: «Мы не знали и не могли понять в прошлом, какой ужас мы наводили на Европу своей военной мощью, своим 1968 годом, своим Афганистаном, каким потрясением для европейцев была установка СС-20. Мы знать этого не хотели: мы демонстрировали мощь социализма. И вот Горби убрал этот ужас».

Спустя 30 лет после падения Берлинской стены принято исповедовать чрезвычайно пессимистические взгляды: Европа расколота, популисты идут, мигранты плывут, европейский проект трещит по швам, отношения с США ужасные, с Россией кошмарные, в Германии «остальгия», восточные немецкие области голосуют за «Альтернативу для Германии». Какой уж тут «конец истории».

Как и любые грубые обобщения — в ту или другую сторону, этот взгляд упрощает реальность.

Объединение Германии само по себе принесло — объективно и в субъективном восприятии немцев — резкое увеличение благосостояния. До крушения стены зарплата восточных немцев составляла 37% от зарплаты западных, ВНП на душу населения — 33%. Объединительные процессы были тяжелы и затратны. Но вот результат. Согласно опросу Pew Research, который завершился в августе 2019 года, Германия — это страна, которая опережает другие государства, в том числе Восточной Европы, по росту инде

www.rbc.ru

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о